ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 184. Читать онлайн

И. Нейфемд. Доетоееек«й 1 ь 3

заставляет его говорить писатель, — и если оно от начальников и человек не виноват — тем лучше». Эту своеобразную логику опять-таки может объяснить только психоанализ. Начальники, солдаты, сторожа, полицейские и чиновники всякого рода- образцы отца, и наказание от них инфантильно отсталый невротик со своей совестью, требующей искупления, может принять с радостью. Теперь уже нетрудно показать, что альголагния Достоевского коренится также в комплексе Эдипа; садизм- это отождествление с могуществом отца, тогда как мазохизм- вечное сознание вины у инцестуозно связанного.

Явные мазохистские черты содержатся в «Записках из Мертвого дома». Например, рассказ о праздновании Пасхи в тюрьме. Арестанты посещают во время страстной недели раннюю обедню. Трогательно читать рассказ писателя о том, как ему было приятно, когда он шел ранним морозным утром (нужно вспомнить о начале весны в Сибири) к обедне и должен был стоять совсем внизу, звеня кандалами, тогда как раньше он занимал место всегда впереди, среди дворян. Он находит приятным, что многие с любопытством разглядывают его, одни- с жалостью, другие с отвращением отворачиваются от него, некоторые сострадательные дают ему даже мелкую монету. «Это будет воспоминанием о моем позоре», — говорит он, сохраняя копейку. Весь рассказ проникнут ярким сознанием вины, и эта неограниченная покорность и чувство своей слабости и унижения носит инфантильно-сексуальный отпечаток. Чувствовать себя слабым и беспомощным, как некогда ребенком, отдаваясь власти сильного, — эта мазохистская фантазия скрывается за христианским смирением. Легко понять, почему именно Пасха вызывает мазохистские идеи. В пасхальные праздники скорее всего приходит на ум отождествление с Христом. Впрочем, это отождествление господствует над значительной частью его поступков и мировоззрения вообще. Бог-отец для него всегда возвышенный телесный отец, и в любви к Богу он сублимировал немалую долю своей гомосексуальной любви. Очевидно и отождествление своей личности с Христом. Страдать, смиряться, терпеть — в этом находит писатель смысл своей жизни, т. е. он отождествляет себя со страдающим Сыном Божиим. «Я не ропщу, — постоянно пишет он из тюрьмы, — это мой крест». Он готов радостью принять на себя все муки креста», только бы

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 184. Читать онлайн