ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 244. Читать онлайн

Н. Осипов. Спягоигяое у Гоголя и Достоевского 2 4 3

Таким «умникам» следует сказать так:

1. Невежда не тот, который фантазирует, а тот, кто думает, что он все знает. Всезнайство есть невежество. Мудрость — это исходный пункт размышлений Сократа — «я знаю, что я ничего не знаю». В лучшем случае рационалист знает только свой маленький уголок и с точки зрения этого маленького уголка смотрит на весь мир. Рационалист — обычно самовлюбленный, ограниченный Нарцисс.

2. Назвать все бредом, сумасшествием, болезнью — вовсе еще не значит что-либо объяснить. Притом сумасшествие как раз иррационально и само нуждается в объяснении.

3. Помимо сумасшествия иррациональны сновидения, иррациональна смерть. Между тем отрицать естественность сновидений, естественность смерти нельзя.

4. Если рационалист утверждает, что то, что теперь не может быть объяснено рационалистически, будет объяснено впоследствии, то он тем самым признает наличность временно-иррационального, мнимо-иррационального. Но, в таком случае, это мнимо-иррациональное должно быть фиксировано и изучено, хотя бы для того, чтобы быть подвергнутым рационализации.

Еще одно замечание: рационализм спасает нас от страха перед чертовщиной и т. д., но не от жути. Вот что пишет мне один мой пациент: «Что меня угнетает? Собственно говоря, ничто, но я чувствую, что нервы мои не совсем в порядке. Свидетельствует об этом хотя бы то, что я, 30-летний мужчина, образованный (по крайней мере позволяю себе считать себя таковым) человек, а боюсь привидений. И странно, на улице ничего, когда угодно и куда угодно пойду, а вот один в доме ночью не останусь. Уже при огне с приближением полночи мной начинает овладевать какое-то беспокойство, а стоит погасить огонь, как мне начинает казаться, что из наступившей темноты меня подстерегают чьи-то враждебные глаза, ищут чьи-то длинные холодные руки, чьи? — не знаю, не представляю себе даже формы и размеров, но отчаянный страх давит меня до тех пор, пока кто- нибудь не придет или я снова не зажгу огня.... Потом еще я слишком впечатлителен. Часто более или менее сильное впечатление заставляет меня расплакаться, и это 30-летнего мужчину, это тоже нельзя считать нормальным».

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 244. Читать онлайн