ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 298. Читать онлайн

И. Ернак<зв. «С»<рашн<<я месть» 2 9 7

И чем больше старается он ускакать от всадника, тем больше несет его конь, страшно засл<еянм<ийся ему в лицо . Не уйдет от судьбы колдун, что бы он ни предпринимал, и дни его сочтены. И в этой легендарной, страшной невозможности избежать встречи с мстителем есть два прозрения — одно неизбежность суда, когда вскроется вина, и глубокое проникновение в то, что беспомощен человек, — конь несет его совсем не в ту сторону, куда бы он хотел, и, убегая от мстителя, он все равно к нему приближается. Неподвластные человеку силы (бессознательное) распоряжаются его жизнью, влекут его совсем не туда, куда хотел бы он ехать. Этот мотив мы встретим затем и в «Невском проспекте», и в «Вие», и в «Носе», и в «Мертвых душах», и в других произведениях.

Древний мертвец, вросший в землю и потрясающий ее до основания, найдет свое другое воплощение в «Вие», и снова иное в Руси (Вий — земля), которая смотрит на самого Гоголя в лирическом отступлении в «Мертвых душах» (комплекс отца- отчизна). Глядят мертвецы, глядят и ждут гибели, ждут, и страшно делается слабому, жалкому человеку. Смерть связывает нас с прошлым, с вросшими в толщу земли (матери) мертвецами. Страшно мертвых, страшно за грешников, страшны «мертвые души» (инцест и вместе с ним смерть как достижение и кара).

iv

«И уже ни страха, ничего не чувствовал он <колдун>. Все чудится ему как-то смутно. В ушах шумит, в голове шумит, как будто от хмеля; и все, что ни есть перед глазами, покрывается как бы паутиною...» Как дитя, колдун в руках страшного всадника (инфантильное), одной рукой ухватил его всадник, и «вмиг умер колдун и открыл после смерти очи. Но уже был мертвец и глядел как мертвец. Так страшно не глядит ни живой, ни воскресший. Ворочал он по сторонам мертвыми глаза!

«Недвижный всадник» (судия) «oT«pbl» свои очи: увидел несшегося к нему колдуна и засиеяяся» (увидев, как Вий). Сопоставим с другим местом из той же повести: «Не мог бы ни один человек в свете рассказать, что было на душе у колдуна; а если бы он заглянул и увидел, что там делалось, то уже недосыпал бы он ночей и ие засмея<ся бы ни разу».

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 298. Читать онлайн