ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 405. Читать онлайн

404 Раздел 77. Отечеснтенная нсилааналитическая.атель

семьи Мармеладовых — это будущая судьба семьи Раскольникова при некотором допущении, при некотором если, уступленным в духовной традиции Раскольникова. То, что мерещится Раскольникову, нужно наглядно показать читателю. Поэтомуто и выдвигается какая-то новая канва рассказа; увеличивается число действующих лиц, усложняется фабула.

Сам Свидригайлов — это известный комплекс идей и впечатлений Раскольникова. Когда Раскольников видит, как какой-то великосветский негодяй преследует напившуюся девочку, то он прямо кричит ему: «Эй вы, Свидригайлов!» .

Ведь замкнутой, самодовлеющей фигуры Свидригайлова в романе нет. Вся судьба Свидригайлова — своеобразное отражение жизни Раскольникова. Когда Раскольников приготовился к подвигу, Свидригайлов ликвидируется. Ero больше не должно быть в плане романа. Свидригайлов — это черт Раскольникова. Часто именно свидригайловский план сознания оказывается определяющим Раскольникова. Когда Раскольников говорит о себе как убийце и вызывает полное сочувствие Сони к своему страданию и обещание следовать за ним, пойти за ним на каторгу, то «ero как будто вдруг передернуло, прежняя ненавистная и почти надменная улыбка выдавилась на губах его: "Я, Соня, в каторгу-то, может быть, и не хочу идти" — сказал он»'.

Тут внезапно зазвучала Свидригайловская нотка. Ведь при убийстве Раскольников действует как бы сам не свой; как будто бы его кто взял за руку и повлек его с собой неудержимо и без сопротивления, как будто бы он краем своей одежды попал в колесо машины и она потащила ero за собой.

Конечно, в романе «Преступление и наказание» есть целый ряд довольно сложных перипетий сюжета. Они подлежат детальному вскрытию в общем композиционном замысле Достоевского. Но все это вытекает из одного общего центрального источника; стихии души и переживаний Раскольникова.

В центре романа во всяком случае стоит Раскольников, — даже более того, он единственный его герой, все остальные — его подголоски. В нем связываются все нити повествования — и внут-

С. 45.

С. 370.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 405. Читать онлайн