ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 410. Читать онлайн

П. Попов. «Я» и «Оно» ci творчестведостоевского 409

ключом, и все эти низшие стихии и силы начинают волноваться, крутиться и бесноваться. Под Ставрогиным стоит и под его началом действует Петр Степанович, который говорит Николаю Всеволодовичу: «Я-то шут, а вы главная половина моя...»

1 Петр Степанович, отгадывая волю главной своей половины, творит дела и думает угодить своему Ивану-царевичу подобно тому, как иногда стихийное, страстное движение нашей души словно получает безмолвную санкцию со стороны нашего верховного сознания. Верховное сознание словно только не возражает, закрывает глаза на то, что творится; будь что будет. А для аффектов и этого достаточно. Достаточно и такого негласного разрешения. Но разве, в конечном счете, верховное сознание не виновно в случившемся? Когда Петр Степанович вбегает торопливо в «Скворешниках» к Николаю Всеволодовичу с известием о том, что зарезана Лебядкина, то Ставрогин говорит Лизе: «Если сейчас что-нибудь услышишь, Лиза, то знай, я виноват». Но и второй пласт души может остаться как бы в стороне. Мы можем лишь дать волю другим, еще более низким стихиям инстинктов. Петр Степанович в объяснениях торопится, словно желая вскочить глазами в душу: «Разумеется, никто из нас ни в чем не виноват, и прежде всех вы, потому что это такое стечение... совпадение случаев.

- Сгорели? зарезаны? — спрашивает Ставрогин.

- Зарезаны, но не сгорели. Это-то и скверно, но я вам даю честное слово, что я и тут невиновен, как бы вы ни подозревали меня, — потому что, может быть, подозреваете, а? Хотите всю правду: видите, у меня действительно мелькала мысль,- сами же вы мне ее подсказали, не серьезно, а дразня меня (потому что не стали бы же вы серьезно подсказывать), но я не решался, и не решился бы ни за что... Но вот какое совпадение обстоятельств». И тут начинаются указания на целый ряд случайностей, в которых Петр Степанович и волен, и неволен и т. д., ит. д.

В дальнейшем в разговоре Ставрогин внезапно спрашивает о Лизе: «Так это вы для одной моей забавы ее привезли?

С. 470.

С. 463.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 410. Читать онлайн