ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 283. Читать онлайн

282 Ртды Л Отечественнил ппстоанилип~ичыкаи МБ!СЛЬ

Конец построен как зеркальное изображение. Страшная повесть об Иване и Петро сменилась веселыми песнями о Хоме и Ереме и другими, но «старые и малые все еще не думали очнуться и долго стояли, потупив головы, раздумывая о страшном, в старину случившемся деле» (звуковая инструментовка с»2рши в ст пл и два ш и целый ряду).

В первой главе и звуки, и смысл названия («Перешлее поле») уже вводят мотив приезжающих и подготовляют появление «старого страшного отца» Катерины. Первая глава заканчивается сном — «лежит и храпит на весь Киев» (звуки храпящего и сопящего уснувшего человека).

Вторая глава начинается как продолжение и в связи с первой — с ночного сна. «Тихо светит по всему миру» (ее... тише; сравни: «...и снится чудный сон Татьяне» — Пушкин). Сравнение с дамасской кисеей уводит нас в далекую, чуждую нам Турцию, на восток. Месяц на небе (символ магометанства); на воде, .будто огонь от огнива, летят брызги, и в другом плане этот огонь вспыхивает в душе Катерины и Данилы: страшные мысли, а в Днепре, на который они не глядят, отражаются не горы, не леса, а косматая голова лесного деда (деда ее ребенка), и только и речей между супругами, как о колдуне («шерсть волка»). Страшно Катерине, и она вытирает платком лицо спящего дитяти. «На платке были вышиты ею красным шелком листья и ягоды». Красный шелк, страшное, чудно подготовляет будущую судьбу ребенка. Огонь вспыхивает, как от огнива, и потому; «Я сожгу старого колдуна...» — и потом: «Хлопец, дай мне огня в люльку!», и далее — «ветхие кресты на кладбище стали шататься, и поднялись из могилы мертвецы. Душно им». Душно и пануДаниле, и он случайно вспоминает об отце Катерины'.

Глава заканчивается словами: «...хоть сто верст пройди, не сыщешь ни одного казака»: одиночество, мотив отчуждения от отца Катерины как следствие страха и отвращения.

Третья глава начинается словами: «Хутор пана Данила между двумя горами». И в связи с прошлым, с ночными видениями

Случайное внешне обусловлено внутренне и создает многообразно связанную внутри повести ткань ее. То, в чем сознательно не в силах разобраться Данило, он как-то чувствует и выражает в своих случайных словах и действиях, позволяющих читателю видеть скрытое от него самого.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 283. Читать онлайн