ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 284. Читать онлайн

И. Ермакан. * Страшная месть* 28 3

Бурульбаш «начал натачивать новую, вымененную им, турецкую саблю», «как будто знал, на что ее выточил». (Сабля — жена казака, турецкая сабля — дочь «турецкого шумна» (колдуна), но этого не знает Данило.) Человеку в ero сознании не надо знать, что он делает и для чего, и только беспристрастный наблюдатель понимает и дает себе отчет как в поведении своем, так и в поведении окружающих: анализ, раскрытие скрытого смысла деиствовании или разговоров, отдельных слов уже ярко намечены в самом начале «Страшной мести». Происшествие на свадьбе и желание убить колдуна по каким-то непонятным для Катерины путям ассоциаций у Данилы связалось и нашло своего соперника в лице отца Катерины. Уже и теперь, как и в будущем, Катерина пожалеет и в дальнейшем выпустит колдуна из заточения, а Данило совершенно последовательно захочет непременно убить ero. Данило как-то бессознательно открыл в отце Катерины своего врага. На кладбище поднимаются мертвецы, поднимаются старые чувства колдуна к дочери, поднимаются мертвецы и в конце повести, в другом плане — в символическом смысле слова, и не могут отделиться от женщины- матери-земли. Неопределенны догадки, или, скорее, чувствования, Данилы и Катерины, которые они проектируют вовне.

Кровосмесительство наказывается той же самой казнью, которая соответствует принудительному исполнению кощунственно-кровосмесительного желания. Факты, приводящие к борьбе, слова раздражения как аргументы очень слабы, основания для враждебных отношений скрыты, и только один колдун зна- 1 ет, для чего вызывает он эту вражду: чтобы устранить с пути

Данилу (так Гоголь раздражал окружающих, чтобы узнать их настоящее мнение о себе) .

2

Данило оказался ранен в левую руку и должен был просить

прошения, «не будучи ни в чем виноват». Он принес в жертву для женщины, для своей жены, свою руку; «худо и не по-казацки сделал» он. Блеснули глаза колдуна, когда целовал он дочь,

1

Ее рассказ î детсше коддуна: обратим внимание на то, что душа Катерины

знает больше, чем сама Катерина.

2

Колдуну казалось, что над ним смеются, и тот, кто смеялся над ним, умирал — одна из «чудовинлвях» мыслей-желаний самого Гоголя.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 284. Читать онлайн