ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 96. Читать онлайн

А. Адлер. Достоевский 95

лочку в мусорный ящик и чувствует себя великим, выше всех людейЭто, как нам кажется, самая сильная линия в жизни Достоевского, и все его грандиозные творения должны были являться ему на этом пути: деяние бесполезно, пагубно или преступно; благо же только в смирении, если последнее обеспечивает тайное наслаждение om превосходства над остальньсии.

Все биографы, занимавшиеся Достоевским, сообщают и интерпретируют одно из самых ранних его детских воспоминаний, о котором сам он рассказывает в «Записках из мертвого дома». Чтобы лучше его понять, надо иметь в виду то расположение духа, в котором у него возникло это воспоминание.

Уже отчаявшись найти контакт со своими товарищами по заключению, он отрекается от своего лагеря и осмысляет все свое детство, все свое развитие и всю свою жизнь. И тут ero внимание неожиданно задерживается на следующем воспоминании: однажды, гуляя возле имения своего отца, он слишком далеко удалился от дома, направился напрямик через поле и вдруг в ужасе остановился, услышав крик: «Волк, волк!» Он помчался обратно к защитной близости отчего дома и увидел на пашне крестьянина. Рыдая и трясясь от страха, он судорожно вцепился в этого бедняка и поведал о пережитом им ужасе. Крестьянин сложил над мальчиком из своих пальцев крест, утешил его и пообещал, что не даст волку его тронуть. Это воспоминание не раз истолковывалось таким образом, будто бы оно должно означать союз Достоевского с крестьянством и религией крестьянства. Но главное здесь скорее волк, волк, который гонит его обратно клюдял. Это переживание закрепилось как символическое отображение всех ero стремлений, поскольку в нем содержалась направляющая линия его поведения. То, что вызывало в нем страх, было подобно волку из его переживания, который гнал его назад к бедным и униженным. Там он попытался через крестное знамение найти с ними контакт, там он хотел помогать. Именно это настроение и выражает он, говоря: «Вся моя любовь принадлежит народу, весь мой образ мыслей — это образ мыслей всего человечества».

Когда мы подчеркиваем, что Достоевский был истинно русским человеком и противником «западников», что в нем пус-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 96. Читать онлайн