ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 423. Читать онлайн

422 Раздел П. Отечественная псилоаналапшчесная.пыль

Алеша. «Я знаю, что не я... — пролепетал было он. — Знаете,- опять подхватил Смердяков. — Ан, вот вы-то и убили, коли так,- яростно прошептал он ему. — Вы убили, вы главный убивец и есть, а я только вашим приспешником был, слугой Личардой верной, и по слову вашему дело это и совершил» .

В самом деле, Смердяков хотел лишь подслужиться к какой-то задней мысли Ивана. А тот допустил это, безмолвно согласился. Смердяков — это «Оно» Ивана. Но разве мы не ответственны за наши тайные мысли и пожелания? Смердяков говорит; «Потому и хочу вам в сей вечер это в глаза доказать, что главный убивец во всем здесь единый — вы-с, а я только самый неглавный, хоть это и я убил; а вы самый законный убивец и есть»',

У Ивана есть другой двойник, введенный Достоевским для большей наглядности картины души. Этот «черт» Ивана Карамазова говорит следующее: «Насчет этого даже целая задача: один министр так даже мне сам признался, что все лучшие идеи приходят к нему тогда, когда он спит. Ну вот так и теперь. Я хоть и твоя галлюцинация, но, как и в кошмаре, я говорю вещи оригинальные, какие тебе до сих пор в голову не приходили, так что уже вовсе не повторяю твоих мыслей, а между тем я только твой кошмар и больше ничего»з.

Когда Иван рассказывает Алеше о своей галлюцинации, то он говорит про черта: «...а он, — это я, Алеша, я сам. Все мое низкое, все мое подлое и презренное! Знаешь, Алеша, знаешь- я бы очень желал, чтобы он в самом деле был он, а не я» .

4

Завершение романа заключается в том, что весь хаос карамазовщины Дмитрия перерождается у него в нового человека. Светлое оправдывающее начало в жизни воплощается в новое лицо. Дмитрий говорит о себе: «Я в себе в эти два последние месяца нового человека ощутил, воскрес во мне новый человек! Был заключен во мне, но никогда бы не явился, если бы не этот гром. И что мне в том, что в рудниках буду двадцать лет молот-

С. 654.

С. 658-659.

С. 672.

С. 686-687.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 423. Читать онлайн