ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 159. Читать онлайн

1 5 8 Раздел I. Зарубежная ненхааналнтпчеекая нмезн

«...Он-то знал, что множество людей добивалось тех удовольствий, которые он себе устраивал, включая интеллигентных людей, которые не только знали, что иногда очень приятно жить с женщиной, но и, чтобы получить это, вам не нужно проходить через всю суету и беспокойство супружеской жизни. Гораздо ведь приятнее собирать сливочки с того подоя».

Опорное слово в этом тексте — «подой», редкое областное выражение, родственное глаголу «доить» и существительному «доярка».

В начале повести причиной того, что жена Позднышева не кормила грудью своего первенца, Позднышев называет «кокетство» перед ним. Идея эта параноидальная, однако Позднышев последователен в своей паранойе и, в конце концов, повинуясь импульсам орального характера, нападает именно на грудь, мстит жене, ударяя ее ножом в грудь. Если бы жена кормила грудью ребенка или была беременна, она бы не стала устраивать «кокетство» с Трухачевским. Иными словами, если женщина, олицетворяющая для Позднышева материнский образ, кормит грудью ребенка, вместо того чтобы отдаваться похотливому взрослому мужчине, она не может вызвать у Позднышева злобу. Коротко говоря, если бы жена смогла оправдать параноидальные и регрессивные ожидания Позднышева, берущие начало в доэдиповой-стадии, то он не убил бы ее (а Толстой не имел бы сюжета).

Способ убийства не только указывает на желание Позднышева растерзать грудь и внутренности матери, но и подсказывает ответ на весьма важный вопрос: почему он столь враждебно настроен именно против полового акта? Быть может, причина в том, что секс непременно влечет за собой уничтожение материнской груди и плоти? В конце концов, Позднышев чувствовал, что он «убивал» свою беременную жену всякий раз, когда овладевал ею.

Я подразумеваю форму орудия убийства и способ убийства. Кинжал — это длинный, заостренный предмет, который в данном случае находился в руках мужчины и проник в тело женщины. Кинжал представляется хрестоматийным «фаллическим символом» того рода, какие выявил Фрейд в «Толковании сновидений» и в последующих работах о сновидениях.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 159. Читать онлайн