ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 173. Читать онлайн

1 72 Раздел Z Зарубежная пеачиинилиеаичеекая лелель

и то и другое как будто бы правильно. Но психоанализ может объединить воздержание, даже полную импотентность Достоевского юноши и взрослого мужа с более чем сильным сексуальным желанием. В «Beitragen zur Psychologic des Liebeslebens» Фрейд пишет, как будто он имел перед глазами нашего писателя, что два направления любви, создающие вместе нормальную любовь, — телесное и сердечное — у инцестуозно связанных не совпадают после интенсивного действия инфантильного объекта. Интенсивность так велика, что сердечное влечение надолго приковывается к инфантильному объекту. Сексуальная деятельность таких людей должна уступить место сердечному влечению, и наступает ограничение в выборе объекта. Оставшаяся активной чувствительность ищет объекта, который не напоминал бы о запрещенных инцестуозных лицах. Любовная жизнь таких людей расходуется в двух направлениях, которые символизируются искусством как земная и небесная любовь. Где они любят, там не желают, а где желают, там не могут любить.

Лучше нельзя охарактеризовать сексуальное чувство Достоевского, как этим классическим определением психической импотенции. В жизни писателя был период, к этому времени и относятся шутки друзей, когда он был абсолютно импотентен. Бессознательная зависимость от матери так сильна, вытеснение инцестуозных желаний так полно, что эти желания могли проявиться только в виде истерических симптомов, например боязни быть заживо погребенным. Позже пришли Кларочки, Минночки и Марьяночки, которых он мог желать, но не любить. Мы знаем это не наверное, хотя и можем сослаться на показания Л. Достоевской и самого писателя. Несомненно одно: в произведениях Достоевского нигде не встречаются вместе оба рода любви. Он признает либо неземную, целомудренную любовь, способную на безграничное самопожертвование, подчинение всякого эгоистического сексуального влечения, как, например, Девушкин в «Бедных людях», херувим Алеша Карамазов, князь Мышкин в «Идиоте», либо обратное — сладострастное животное в человеке с извращенными, дикими, зверскими страстями гадины, по его выражению, как Свидригайлов в «Преступлении и наказании», старик Федор Карамазов или Ставрогин в «Бесах». Эти низшие страсти и извращения он рисует с такой силой и смелостью, с такой наглядностью, что даже Ме-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 173. Читать онлайн