ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 188. Читать онлайн

И. Ней фельд. Достоевский 1 8 7

издатель, долги были здесь только предлогом. И если эту поездку ему еще и удается до известной степени рационализировать, доказать ее будто бы абсолютную необходимость, то нельзя сказать того же относительно других поездок.

Предпринимая первую поездку, он говорит, что «не верит в Европу», что Европа — большой постоялый двор и что будущее принадлежит России. И в то же время как он презирает и страстно ненавидит живущих за границей русских, он все время настойчиво стремится за границу. Все тот же бессознательный страх перед инцестом заставляет его бежать от матушки России, тогда как проявление вытесненных желаний — причина его равнодушия к наиболее красивым местностям Европы. Все это ему не только в высшей степени безразлично, но даже противно. Его интересует только та местность, которая напоминает ему Петербург.

Не только патриотизм, любовь к родной земле, возникает у писателя из инцестуозной связанности, но и значительная доля ero религиозности имеет то же происхождение. И церковь воспринимается невротиком как женский символ .

Комплекс Эдипа приводит Достоевского в острог, и этот же комплекс, стремление к искуплению, дает возможность не только выдержать тюремное наказание, но и покинуть этот ад более здоровым, чем он туда попал. Трудно представить себе, что он пережил. Один эстет и критик Достоевского говорит, что описание бани в «Записках из Мертвого дома» могло вполне подойти под описание дантовского Ада. Но это не самое ужасное. Длинные сибирские ночи, во время которых не разрешалось зажигать огня, целые часы бессонницы на жестком матраце с копошащимися насекомыми, отвратительные испарения сотни грязных тел, зараженный воздух от параши, которая стоит у дверей помещения, где спят, и служит для исполнения естественных потребностей арестантов с захода солнца и до утра, никогда не стиранные и затвердевшие от грязи и пота халаты в

' Сильная любовь и преобладающий интерес Достоевского к православной церкви коренится также в комплексе Эдипа. Многие святые православной церкви бессознательно играли для него роль отца. Зосима в «Братьях Карамазовых», архиерей, которому исповедуется Ставрогин. (До снх пор эта исповедь хранилась в музее Достоевского и появилась только недавно.) Эти святые — - явные образы отца. --Примеч. ааль

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 188. Читать онлайн