ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 295. Читать онлайн

294 Раздеv П Отечественная нсихаанаяитическая а~ысяь

от света дня и обнаруживающей свою власть над человеком только ночью, только в его сновидениях, в близких им состояниях и в болезни. Так и в описании Днепра нет настоящего солнца, нет настоящей осязательности и образов, а есть сновидение, греза, искусственный свет, такие уклоны и изломы, которые свойственны тому, кто «не знает, идет или не идет его величавая ширина». Это не вода, а магическое, жуткое стекло, в котором отражается все окружающее, и в нем видно только окружающее, но что такое сам Днепр, сама вода, кажущаяся нам зеркалом, стеклом, и почему, отразившись в стекле, так магически преображается мир? Почему все держит в себе это стекло — и почему все это внешнее; покровы оболочки такие странные, как в начале повести странны одежда, лицо и брови Катерины, которым дивились гости, не подозревая еще, что отец ee — колдун, злой человек, и сама Катерина не знала о том, о чем уже знала ее душа (рассказ о колдуне).

Дивились гости Катерине, но дивились и тому, что отца ее нет на свадьбе. И тому, что есть, и тому, чего нет (тема «Hoca»).

Колдун мог бы им многое рассказать, люди любопытны, они бы его послушали. Колдун-Гоголь знает о таких взаимоотношениях, о которых не догадываются люди, а только их чувствуют. Ну, а Днепр? Днепр молчит, в него глядятся прибрежные леса: любо им оглядеться вместе с солнышком. Любо глядеть гостям на Катерину, послушать бы ее отца. В середину же Днепра они не смеют глянуть — в глубину души Катерины не смеют заглянуть гости: у нее отец колдун. И затем в описании Днепра повторяется магическая картина сна Катерины («ветер <...> наигрывал, кружась по водному зеркалу, нагибая еще ниже в воду серебряные ивы»). Как Днепр держит в темном лоне своем звезды — так в светлице колдуна блестит месяц, ходят звезды, неясно мелькает темно-синее небо, и держит колдун душу своей дочери.

И затем — описание черного леса, древле разломанных гор, силящихся закрыть ero, соответствует душевному состоянию Данилы, глядящего в окно светлицы колдуна с высокого дуба... «Нежась и прижимаясь ближе к берегам от ночного холода, дает он по себе серебряную струю; и она вспыхивает, будто полоса дамасской сабли...» — соответствует описанию видения Катери-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 295. Читать онлайн