ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 286. Читать онлайн

И. Ермаков. -«Страшная месть» 285

Плачет, убивается Катерина, и под этот плач «скачет есаул Горобець на помощь»; после такой ситуации начинается и знаменитая глава — описание Днепра. Это место обычно понимается как славословие, как восхищение Днепром, но, нет, если мы проследим мотивы Днепра начиная с самого начала повести, то увидим, что это место не менее таинственное и магическое, чем жуткое вызывание души Катерины ее отцом-колдуном.

Однако прежде, нежели перейти к анализу 10-й главы, обратим внимание на то, каковы образы, которыми пользуется Гоголь, и каков смысл этого, казалось бы, отвлекающего нас от развития фабулы повести, описания Днепра.

Заметим, что описание Днепра вставлено и развивается между двумя эпизодами плача: плачем Катерины над телом убитого мужа и плачем старой матери казака, провожающей своего сына в войско, причем слова «скачет старый есаул Горобець на помощь» противопоставлены словам «едет он на вороном коне, подбоченившись и молодецки заломивши шапку». Если мы будем следовать тому, что нами обнаружено при анализе предыдущих глав, то должны согласиться, что «Чуден Днепр» есть не что иное, как воспроизведение плача Катерины над телом убитого мужа, но в других планах, в аспекте величественного зрелища природы — силы большей, чем человек.

Действительно, если мы просмотрим всю повесть до этого места, до 10-й главы, то мы обнаружим прежде всего, что после этой главы уже нигде не упоминается о Днепре, зато до 10-й главы Днепр играет роль лейтмотива и всюду сопровождает все коллизии, все переживания героев повести. Днепр не только символизирует отражение всего, что делается с героями (в этом не было бы ничего необычного), Днепр — живое, местное божество, Днепр — загадочное существо, живо откликающееся и отражающее все окружающее (всадник едет или не едет) и придающее ему характер стихийности, величавой широты (план водяной дороги, см. дорога у Гоголя) .

>

Запредельность. Ту же задачу двух планов поставит Гоголь в «Мертвых дуIIIBx»: план «низвести мира безделья... до сходства с городским бездельем».

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 286. Читать онлайн