ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 278. Читать онлайн

И. Ерлпков «дол«к в Кололте* 177

димостью и наиболее соответствовала его состоянию, безотносительно к тому, является ли она оригинальной или заимствованной. Ведь поэт ищет правды, одна только правда, если даже она прикрыта улыбкой и скрывается в шутке, может дать выход из того внутреннего борения, сомнений духа, которые вызвала в поэте создавшаяся ситуация.

В другом месте я касался вопроса о том, как Пушкин, бывший сначала под сильным влиянием французских поэтов, мало- помалу вышел на новый путь и осознал себя как национального поэта. Этот трудный путь, эта эволюция пушкинского гения, как я указал, нашла свое изображение, свое оформление в неоконченном стихотворении «В начале жизни школу помню я...»

После всех влияний, после зависимости от иноземных «кумиров» и от «порфирных скал», стриженных парков Пушкин обретает родную, простую жизнь, жизнь русскую, о которой давным-давно, во дни ero детства, говорила ему и рассказывала мудрая няня ero Арина Родионовна. И вот на рубеже своей жизни, перед грозными и неотвратимыми требованиями действительности, весь еще во власти старых кумиров, делая последний шаг к освобождению, Пушкин очень ясно и четко указывает нам, куда ведет его душа, где найдет она мудрость и силы, которых ей не хватает для того, чтобы справится с собственным бессилием.

Достается александрийскому стиху, достается октавам, но нет, с гекзаметром, с размером великого народа, он не шутит, он шутит со всем тем, что имеет характер надуманного, ложного, искусственного, как пудренные парики и внешности, трусливо скрывающие правду в явлениях, прежде всего правду человека. Подобно тому, как графине противопоставляется «простая добрая моя Параша», так прикрываются изысканными рифмами, не глагольными, пустота и бессодержательность стихотворений:

На мелочах мы рифмы заморили,

Могучие нам чужды образцы,

Мы новых стран себе не покорили,

И наших дней изнеженный поэт

Чуть смыслит свой уравнивать куплет.

Одно дело уравнивать куплеты и совершенно иное — войти

в обладание ритмом, в котором бурлят чувства, раздирают со-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 278. Читать онлайн