ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 417. Читать онлайн

4 1 6 Раздея П. Оснечеснненная нсняаанаянсни ческая яаасяь

ет о всех своих перипетиях и приключениях, то Версилову это не кажется неожиданностью. Он словно знает все это наизусть. «Мгновениями мне казалось, что происходит что-то фантастическое, что он где-нибудь там стоял или сидел за дверьми, каждый раз, во все эти два месяца: он знал вперед каждый мой жест, каждое мое чувство». Он знает о документе и знает, что это может быть использовано . У него ведь тоже своя страсть по от!

ношению к Екатерине Николаевне. Когдадело доходит до этого пункта, когда приходится изображать Версилова во весь его рост, то Достоевский вводит снова, но уже с другого конца, двойничество. В знаменитой сцене с иконой Версилов, придя в свою семью, вдруг говорит: «Знаете, мне кажется, что я весь точно раздваиваюсь, — оглядел он нас всех с ужасно серьезным лицом и с самою искреннею соообщительностью. — Право, мысленно раздваиваюсь и ужасно этого боюсь. Точно подле вас стоит ваш двойник; вы сами умны и разумны, а тот непременно хочет сделать подле вас какую-нибудь бессмыслицу, а иногда превеселую вещь; и вдруг вы замечаете, что это вы сами хотите сделать эту веселую вещь, и бог знает зачем, то есть как-то нехотя хотите, сопротивляясь из всех сил хотите. Я знал однажды одного доктора, который на похоронах своего отца, в церкви, вдруг засвистал. Право, я боялся прийти сегодня на похороны, потому что мне с чего-то пришло в голову непременное убеждение, что я вдруг засвищу или захохочу, как этот несчастный доктор, который довольно нехорошо кончил... И, право, не знаю, почему мне припоминается сегодня этот доктор; до того припоминается, что не отвязаться. Знаешь, Соня, вот я взял опять образ (он взял его и вертел в руках), и, знаешь, мне ужасно хочется теперь, вот сию секунду, ударить ero об печку, об этот самый угол. Я уверен, что он разом расколется на две половины --- ни больше, ни меньше» .

2

И в дальнейшем Версилов начинает уже действовать под влиянием этого своего двойника, своего инстинкта, своей бессознательной стихии. Недаром подросток так расценивает положение вещей в нервном разговоре с Татьяной Павловной: «А Вер-

С. 259.

С. 475.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 417. Читать онлайн