ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 377. Читать онлайн

376 Раздел П. Отечестаенная псияааииттазескаяттсла

жизнью бессознательного или подсознательного, des Unter-

bew ussten?

Не есть ли это вместе с тем фабула и, так сказать, гвоздь все-

го рассказа? Но не будем пока забегать вперед. Сейчас нам нуж-

ны только факты. Этих фактов много. Они чрезвычайно харак-

терны, когда Достоевский начинает описывать строй душевной

жизни своих героев.

Как Павел Павлович сделал то, чего он действительно хо-

тел, хотя не знал того, что ему хочется, так поступают и другие

герои Достоевского. И в такой плоскости возможны догадки о

том, что в сущности уже сам знаешь, этого не сознавая. Здесь-

разные плоскости. Достоевский знает всю сложность конструк-

ции душевных сил. Возьмем «Двойника». Господин Голядкин

решил, что являться в департамент поздно: «Ведь вот уже по-

ловина десятого, да и к тому же он и болен, кто же скажет, что

нет; и спина болит, кашель, насморк, да, наконец, нельзя идти,

никак нельзя идти по этой погоде; можно заболеть, а потом и

умереть; вообще, во всех подобных обстоятельствах крайнелю-

бил наш герой оправдывать себя в собственных глазах своих

разными неотразимыми резонами и успокаивать таким обра-

зом вполне свою совесть». Но Достоевский хорошо знает, что

все может быть предопределено в другой плоскости сознания,

все может быть вполне предрешено в других слоях души, и то-

гда импульсу остается лишь прорвать пленку внешних мотивов

и выйти вперед на намеченный путь без всяких сознательных

рассуждений, минуя гладкую поверхность рассудочного созна-

ния.

Достоевский кончает эпизод так: «Успокоив теперь вполне

свою совесть, взялся он за трубку, набил ее и только что начал

порядочно раскуривать, — быстро вскочил с дивана, трубку от-

бросил, живо умылся, обрился, пригладился, натянул на себя

виц-мундир и все прочее, захватил кое-какие бумаги и полетел

в департамент»',

Или еще — о том же Голядкине. В разгар преследований со

стороны двойника г-н Голядкин решил ехать жаловаться на-

чальству своего отделения Андрею Филипповичу. Он вышел

Т. 1, с. 161.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 377. Читать онлайн