ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 392. Читать онлайн

П. Полов «Я» и *Оно* в творвествеДостоевскоео 39 !

то все же нужно признать, что в романах должно быть некоторое имманентное правдоподобие. В данных же обстоятельствах никакого правдоподобия не оказывается. Если, наконец, занять ту позицию, которая является центральной у современных литературоведов: расценить все эти совпадения как средство изобразительности, как искусственные формы, нарочито примененные автором в создании своих романов, то и тут вряд ли можно как-нибудь оправдать Достоевского. Разумеется, роман должен быть занимательным, разумеется, романист может и должен поднять эту занимательность. Для этого он пускает в ход специальные, технические средства; далее, — вполне доказано и верно подмечено, что Достоевский заимствовал многие средства занимательности рассказа из французских бульварных романов и из произведений английской уголовной литературы. Но ведь эти романы отжили свой век, а Достоевский как-то пленяет нас, между тем приемы бульварного романа вульгарны и вовсе не привлекательны. Во всяком случае, все эти нагромождения, неестественные совпадения, нарочитые случайности все это грузно, сложно, угловато, пестрит какими-то толчками и ненужными усложнениями. Недаром в связи с этими формами критика иногда готова была признать, что художественное творчество Достоевского падало ниже мертвой точки. Средств занимательности много; неужели же прибегать к самым резким карикатурным? Нет ли тут другого чего? Не происходит ли здесь того, что Достоевский применяет все эти формы и средства в какой-то совсем иной плоскости, с какими-то совсем иными целями? Не научились ли и мы читать романы Достоевского так, что не замечаем вовсе этих противоестественных наслоений? Нет ли тут правдоподобия совсем иного порядка, при котором отпадают отдельные лица и события и нагромождение этих событий друг на друга?

Прежде чем перейти окончательно на эту плоскость, обратим внимание на другой ряд несообразностей у Достоевского. Это то обстоятельство, что действующие лица Достоевского както постоянно с полуслова понимают друг друга. Знание чужой души есть нечто весьма тонкое; но знание знанию — рознь. Может быть, интуитивное проникновение в общий строй мысли и есть какое-то реальное угадывание отдельных подробно-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 392. Читать онлайн