ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 94. Читать онлайн

А. Адлер. Достоевский 93

н на ero духовном порыве рано сказались пережитые им зрелище смертной казни и ссылка. По-видимому, строгий и педантичный отец Достоевского уже в детские годы боролся с озорством сына, подавлял порывы его пылкой души и чересчур строго указал ему границы, переступать которые было недопустимо.

Небольшой фрагмент из статьи «Петербургские сновидения» относится к раннему периоду его жизни и уже по этой причине позволяет нам надеяться проследить в нем руководящие линии писателя. Все, что логическим путем может быть понято в духовном развитии художника, должно затрагивать линии, ведущие от ранних его работ, набросков, планов к более поздним формам проявления его творческой энергии. Однако здесь обязательно надо отметить, что путь художественного созидания лежит в стороне от мирской суеты. И мы можем предполагать, что любой художник будет отклоняться от поведения, которое мы ожидаем от среднего, обычного человека. Он, который вместо того, чтобы дать обычный ответ в духе практической жизни, создает из ничего или — скажем так — из своего взгляда на вещи художественное произведение, вызывающее у нас изумление, оказывается враждебно настроенным к жизни и ее требованиям. «Но ведь я фантазер и мистик!» — говорит нам Достоевский.

Можно будет получить примерное представление о личности Достоевского, как только мы узнаем, в какой момент действия он останавливается. «Подойдя к Неве, я остановился на минуту и бросил пронзительный взгляд вдоль реки, в дымную, морозно-мутную даль, вдруг заалевшую последним пурпуром зари, догоравшей в мглистом небосклоне». Это произошло тогда, когда он спешил домой, чтобы, подобно светскому человеку, помечтать о шиллеровских героинях. «А настоящую Амелию я тоже проглядел; она жила со мной под боком...» Он предпочитал напиваться с горя и ощущал свое страдание более сладостным, чем все наслаждения, которые могут быть на свете, ведь, «женись я на Амалии, я бы, верно, был несчастлив». Но разве это не самая простая вещь в мире? Итак, некий поэт, сохраняя надлежащую дистанцию, размышляет о мирской суете,

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 94. Читать онлайн