ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 176. Читать онлайн

и. Нейфачьд. Достоевский 1 75

Потрясающие страницы из ero большого романа «Братья Карамазовы» подтверждают эту загадку. Прежде всего выбор темы. Старик-отец, пьяница и развратник, к тому же еще соперник сына, которого сын ненавидит и боится; отца убивает один из его сыновей, между тем как три других сына не только желают смерти отца, но и способствуют ей. Следовательно, полная аналогия с положением, которое мы наблюдаем у нашего писателя при получении известия о смерти М. Достоевского. Интересно, что у Достоевского были три брата и в романе тоже четыре брата покушаются на жизнь отца. Другое интересное указание дает то обстоятельство, что после эпилептических припадков Достоевский имел угрызения совести, ему казалось, что он когото убил. О действительном убийце Федора Карамазова писатель заставляет говорить прокурора, не верящего в виновность Смердякова, следующее: «Сильно страдающие от падучей болезни, по свидетельству глубочайших психиатров, всегда наклонны к беспрерывному и, конечно, болезненному самообвинению. Они мучаются от своей "виновности" в чем-то и перед кем-то, мучаются угрызениями совести, часто, даже безо всякого основания, преувеличивают и даже сами выдумывают на себя разные вины и преступления». Но прокурор ошибается. Смердяков не выдумывает этого самообвинения, он действительно убийца; выходит так, как будто писатель придумал повод для собственных угрызений совести. Близкий друг Достоевского критик Страхов рассказывает, что настроение писателя после эпилептического припадка было очень угнетенным, он едва был в силах преодолеть свою печаль и явно повышенную чувствительность.

По его словам, это было потому, что он чувствовал себя преступником и никак не мог отделаться от этого чувства. Непонятная вина, чудовищное преступление тяготело над ним.

Напротив, психоанализ утверждает, что угрызения совести у невротиков никогда не бывают бессознательными, но они кажутся такими потому, что их причины скрыты от сознания и лежат в бессознательном. Конечно, часто эти угрызения совести преломляются через увеличительное стекло невротической совести, причем применяется закон о полноте психической реальности. Отцеубийцу Достоевский заставляет болеть эпилепсией, т. е. той же болезнью, что страдал и он сам, так что писатель и

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 176. Читать онлайн