ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 419. Читать онлайн

4 1 8 Раздел 11. Отечественная нсихааназитическая заьи»ь

мог быть такой сон, если уж мог он вырваться из моего сердца и так формулироваться, то, значит, я страшно много — не знал, а предчувствовал из того самого, что сейчас разъяснил и что, в самом деле, узнал лишь тогда, "когда все кончилось". Знания не было, но сердце билось от предчувствий, и злые духи уже овладели моими снами. И вот, к этому человеку я рвался, вполне зная, что это за человек, и предчувствуя даже подробности! И зачем я рвался? Представьте: мне теперь, вот в эту минуту, как и пишу, кажется, что я уже тогда знал о всех подробностях, зачем я рвался к нему, тогда как, опять-таки, я еще ничего не знал. Может быть, читатель это поймет»'.

В этом разрезе читатель и должен понять всю фабулу романа.

Очень ярко обнаруживается то обстоятельство, что Достоевский имеет дело с единой стихией души и в «Братьях Карамазовых». И Дмитрий, и Иван, и Алеша, и Смердяков, — все это элементы единого целого. Все это — отдельные такты единой мелодии. Все они прежде всего дети Федора Павловича Карамазова, дети этого сладострастника. Ракитин говорит Алеше: «В этом весь ваш карамазовский вопрос заключается, сладострастники, стяжатели и юродивые. Ты сам Карамазов, ты Карамазов вполне»~. Прежде всего Алеша вполне причастен природе Дмитрия. Когда Дмитрий Карамазов рассказывает об игре сладострастия своего внутреннего насекомого, то он добавляет, чтобы Алеша не удивлялся тому, что Дмитрий не стыдится ero.

« — Это ты оттого, что я покраснел, — вдруг заметил Алеша.- Я не от твоих речей покраснел и не за твои дела, а за то же самое, что и ты.

- Ты-то? Ну хватил немного далеко.

- Нет, не далеко, — с жаром проговорил Алеша. (Видимо эта мысль давно уже в нем была.) — Все одни и те же ступеньки. Я на самой низшей, а ты вверху, где-нибудь на тринадцатой.

С. 381.

Т. X 1 i, с. 87.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 419. Читать онлайн