ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 379. Читать онлайн

3 7 8 Раздел П. Отеиестееииая исияааиалитическая.итсии

ных черт характера «человека из подполья». Это проявляется повсюду и в мелочах. Так, оскорбленный своими товарищами сидя в ресторане, он решает следующее: «Сейчас же,- сию минуту встать из-за стола, взять шляпу и просто уйти, не говоря ни слова... Из презрения! А завтра хоть на дуэль. Подлецы! Ведь не семи же рублей мне жалеть. Пожалуй, подумают... Черт возьми! Не жаль мне семи рублей! Сию минуту ухожу! .. Разумеется, я остался»... В этом разуязеется тайна проникновенности острого взора Достоевского.

Или вот еще: «Да, конечно, бросить ero! Ведь совсем уж пьян!» — с омерзением проговорил Трудолюбов.

«Никогда не прощу себе, что его записал», — проворчал опять Симонов.

«Вот теперь бы и пустить бутылкой со всех, подумал я, взял бутылку и... налил себе полный стакан'.

Все это чрезвычайно характерно и для больших романов Достоевского. Раскольников ходит в тумане самых разнообразных и противоречивых бездн своего духа. Он постоянно неожиданно вспоминает то, чего как будто не знает, и словно забывает основное. Так, сам Раскольников недоумевает, зачем он повернул на Забалканский проспект? Как вдруг в одном из окон трактира видит Свидригайлова. Это страшно, до ужаса его поразило.

«Я к вам шел и вас отыскивал, — начал Раскольников, — но почему теперь я вдруг поворотил на Забалканский проспект с Сенной? Я никогда сюда не поворачиваю и не захожу. Я поворачиваю с Сенной направо. Да и дорога к вам не сюда. Только поворотил, вот и вы! Это странно!

- Зачем же вы прямо не скажете: это чудо!

- Потому, что это, может быть, только случай».

Далее же в разговоре обстоятельства выясняются. Свидригайлов говорит: «И насчет чуда скажу вам, что, вы, кажется, эти последние два дня проспали. Я вам сам назначил этот трактир и никакого тут чуда не было, что вы прямо пришли; сам растолковал всю дорогу, рассказал место, где он стоит, и часы, в которые можно меня здесь застать. Помните?

С. 370.

С. 372.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 379. Читать онлайн