ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 175. Читать онлайн

1 74 Раадея 1. Зарубеяспая исияааиаиииичесиая аиясаи

хоть одну страницу из романов Достоевского, назовет ero крайним консерватором. Религия, царь и отечество — великие для него слова, неприкосновенный идеал. Как убежденный славянофил, он враг всякого переворота. Легкомысленное замечание относительно религии возбуждало в нем необузданную ненависть; эта ненависть всегда проявлялась, когда ему случалось говорить о своем единственном благожелателе, замечательном русском критике Белинском, которому он, тем не менее, обязан своим первым большим успехом. Белинского Он считал, только за ero свободомыслие, позорнейшим явлением русской жизни. Материализм вызывает в нем омерзение. Социализму он противостоит всем своим существом. Он прославляет героизм рабства, предсказывает, что среди русских явится богочеловек, чтобы спасти человечество, выродившееся в социализме, купающееся в крови и слезах. Но не о себе самом заботится, но подставить левую щеку, когда ударяют в правую, любить ближнего больше самого себя, больше «своей горящей страсти», как он сам говорит, — вот что он требует от человека. Он не видит большего несчастья для России, как падение царизма. Без аналитического рассмотрения непонятно, что мог искать человек, столь консервативно настроенный, в заговоре, который ставил себе целью свержение самодержавия и провозглашал свободу, равенство и братство, т. е. идеи, внушавшие Достоевскому до самой смерти отвращение. Только комплекс отца объясняет этот поступок, так как в бессознательном отец и царь — одно лицо, как это нам известно из множества снов здоровых людей и невротиков и из мифов и сказок. За тираном, которого Достоевский ради свободы хотел уничтожить, стоял ненавистный отец, мешавший осуществлению ero инцестуозных желаний, которого поэтому следовало убрать с дороги. Бессознательный ход мыслей — отец, царь — в особенности близок Достоевскому; называли же русские своего царя «батюшкой»; и не так давно еще этот деспот обладал могуществом отца, распоряжающегося в патриархальной общине. Отец же Достоевского, как мы знаем, был строгим и могущественным гювелителем своей семьи. Покушение на жизнь царя — это отцеубийство, на которое бессознательно толкнули писателя, с одной стороны, инцестуозная связанность, с другой — гнет, испытываемый им от отцовской скупости.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 175. Читать онлайн