ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 255. Читать онлайн

2 5 4 Раздел 11. Отечеетченния лсияоантитячееяая тлтль

со специальной темой моего доклада, я остановлю ваше внима-

ние только на переживаниях страха.

Прежде всего страх действующего лица, героя повести — Ордынова. Ордынов находится в бреду — в бредовом состоянии человека, страдающего тяжелой телесной болезнью. Часто Ордынов видит страшные сны, кошмары. Он и живет в доме Кащмарова. И бред больного, и кошмар здорового имеют, согласно исследованиям Фрейда, свой смысл, который может быть открыт путем психоанализа, т. е. путем своеобразного толкования.

Сновидение строится так: непродуманные до конца в течение дня мысли, желания и т. д. — «остаток дня» — переходят в сонное состояние, ассоциируются во сне с вытесненными желаниями детского, инфантильного характера, а так как инфантильные желания совпадают частью с желаниями примитивного человека, то в сновидении воскресают инфантильноархаические желания. С нашей современной точки зрения эти инфантильно-архаические желания являются антикультурными, злыми. В сновидениях человек опускается на низшие ступени культуры. По своей конструкции кошмар и бред строятся одинаково.

Кошмар, гор. бред Ордынова воскрешает Эдипов комплекс. Катерина — мать Ордынова, а Мурин — его отец. В бреду образ матери сочетается с образом Богоматери (Ордынов называет Катерину; Владычица!) и удовлетворяется его страстное желание любви и сочувствия, именно согласно инфантильно-архаическому характеру сновидения, любовь находит свое удовлетворение у матери. Если бы кошмар Ордынова ограничивался бы этим содержанием, мы имели бы религиозно-сексуальный бред. (Вспомните «Бедного рыцаря» Пушкина в первоначальной редакции!) Но одновременно с этим в бреду Ордынова появляется Мурин — отец — злое Начало. (Мур, мурин надревнерусском языке означает: эфиоп, негр, черный, по-латински maurus, по-гречески таигок По-чешски тига — кошмар. От кошмаров русский народ молится св. Исааку Мурину.) Таким образом, одновременно с удовлетворением любви воскресает сознание ее незаконности, resp. преступности, страх перед вмешательством отца. «То как будто наступали для него опять ero нужные безмятежно-прошедшие годы первого детства с их светлою ра-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 255. Читать онлайн