ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 172. Читать онлайн

И Нейфельо. Достоевский 171

легкомысленном тоне: «Все эти Минночки, Кларочки и Марья- ночки так похорошели, что трудно себе представить, но стоят страшно много. Тургенев и Белинский как следует выбранили м е н я за беспорядочную жизнь». 1 февраля 1846 г. снова пишет он брату: «Я заработал кучу денег, так что в короткое время пробил три тысячи рублей. Дело в том, что я живу сейчас очень беспорядочно», — и в приписке добавляет: «Я так распутен, что уже не могу жить нормально, я боюсь тифа или лихорадки. И нервы больны». Хотя благочестивый и немного ограниченный биограф Орест Миллер уверяет, что эта распутность и беспорядочность относятся только к материальным делам, сомнения и ипохондрия едва ли оправдывают такое толкование.

Подобное же самообвинение видит Мережковский в исповеди героя «Записок из подполья», которого писатель заставляет говорить следующее: «И вдруг я погружался в темный, подземный, гадкий — не разврат, а развратишко. Страстишки во мне были острые, жгучие от всегдашней болезненной моей раздражительности. Порывы бывали истерические со слезами и конвульсиями». (И действительно, у Достоевского в это время бывали истерические припадки невероятной силы.) «Накипала сверх того тоска; являлась истерическая жажда противоречий, контрастов» (мы понимаем это как стремление изжить вытесняемые перверзные побуждения, выявить вытеснения и суб-

1

лимации ) — «вот я и пускался развратничать. Развратничал я

2

уединенно, по ночам, потаенно, боязливо, грязно, со стыдом, не оставлявшим меня в самые омерзительные минуты и даже доходившим в такие минуты до проклятия».

Мережковский несомненно прав, рассматривая эти строки как исповедь, самообвинение и самобичевание в литературной форме, и мы стоим перед загадкой: близкие к писателю люди считают его то асексуальным, то извращенным и распутным-

Вытеснением ( Verdrdngung) психоаналитики называют аффект, не пережитый нами до конца вследствие внешних условий или моральных убеждений и вытесненный цензурой сознания в бессознательное. Вытесненный аффект, или просто вытеснение, стремясь к проявлению, вызывает истерические симптомы.

2

Сублимация lgnblirnierung) — изменение направления аффекта. Вытесненный аффект (а психоанализ считает первоначальными сексуальные аффекты) может быть изжит в иной (не сексуальной) области. — Примеч переп.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 172. Читать онлайн