ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 416. Читать онлайн

П. Поиов. вЯ» и вОио» в твориествеДостоевского 415

прием. Если Ставрогин представляет собою высшее сосредоточие «Я», и темные силы словно излучаются из него, то в «Подростке» ход противоположный; из «Оно» в «Я». Это — замыкающая мысль всего романа. В эпилоге сказано: это желание беспорядка — и даже чаще всего — происходит, может быть, от затаенной жажды порядка и «благообразия». «Подросток» это- «Оно». Версилов — это «Я». Версилов весь в завершенности, в законченности. У него словно все точки расставлены и узлы стянуты. Он знает, что он делает. В нем реально не изображено никакого «Оно». Его «Оно» — это подросток. Подросток мучится теми болями и сомнениями, которые уже выкристаллизировались в Версилове. Версилов — это словно ответ в рассудке и сознании на то, что еще полно сомнений и вопросов в бессознательном. Это холодное констатирование того, что продолжает клокотать и мучиться. После первого бурного разговора в семье подросток удаляется к себе наверх, словно чтобы отдать себе отчет в том, что случилось и что он наделал. Является внезапно и Андрей Петрович, словно зеркало, для того, чтобы отпечатлеть дурно нарисованную картину. Это зеркало в своем спокойном, холодном отображении как бы отпечатлевает последний суд, подобно тому как мы сами хладнокровно разбираем по косточкам то, что мы наделали в припадке бурного аффекта. Слова Версилова — это те слова, которыми мы дразним самих себя, констатируя происшедшее. Версилов говорит: «Маловато, друг мой; признаться, я, судя по твоему приступу, и как ты нас звал смеяться, одним словом, видя, как тебе хотелось рассказывать, я ждал большего.

- Да вам-то не все ли равно?

- Да я, собственно, из чувства меры: не стоило такого треска, и нарушена была мера. Целый месяц молчал, собирался, и

1

вдруг — ничего» .

Версилов — это вперед поставленная точка еще недописанной фразы. Той фразы, которую нервно пишет подросток. Судьба обоих одинакова. Все узлы событий идут словно параллельно, но в разных плоскостях и в разных категориях. Версилов знает о всех метаниях подростка. Когда подросток рассказыва-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 416. Читать онлайн