ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 249. Читать онлайн

24 8 Равдеа а'. Отечественнан нсихааналнтнчеснан тиссен

Во избежание недоразумений позволю себе в нескольких словах высказать свое личное отношение к проблеме чертовщины и анимизма. В конкретное существование черта я не верю начисто и думаю, что в черте символизируется зло, царящее в нашем мире, в частности в душах человеческих. Что же касается анимизма, то мне думается, что он в противовес картине мира, создаваемой математическим естествознанием, заслуживает, само собою разумеется, не приятия, а переработки. Слишком уж обедняет естественнонаучное понимание картину мира. Всеобщая одушевленность, resp. одухотворенность природы так, как она изображена, например, в книге проф. В. П. Карпова, представляет много привлекательного. Поэтому мне кажется, что чтение повестей Гоголя кроме эстетического наслаждения поучительно, так как пробуждает нашу фантазию и расширяет миросозерцание. Что же касается жути, то она тоже имеет положительное значение, так как служит импульсом, ферментом для размышлений.

Невротикам, которые страдают боязнью и не преодолели в себе представления о чертовщине и первобытном анимизме, которые еще сомневаются:«Ïðàâû ли мы, когда думаем, что мертвые не воскресают?», и которые испытывают не жуть, а страх, я не рекомендовал бы чтение повестей Гоголя.

iv

Перейдем теперь к другим объектам страшного, resp. жути: сумасшествию, смерти, кошмарам, и посмотрим, как понимать сплетение страшного с сексуальным. Весь этот клубок мы имеем в «Страшной мести» Гоголя. О влиянии этой повести на повесть Ф. М. Достоевского «Хозяйка» нам читал здесь в своем интересном докладе А. Л. Бем.

«Страшную месть» можно рассматривать как персонификацию тех изначальных душевных стремлений казачества, которые были вытеснены, заклеймены печатью зла и которые все же не умерли, но время от времени оживают и вступают в борьбу с новым социально-нравственным строем. Эти вытесненные душевные переживания изображены Гоголем в яркой картине встающих мертвецов. «Крест на могиле зашатался, и тихо под-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 249. Читать онлайн