ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 387. Читать онлайн

3 8 6 Риздел 11. Оп~ечесткеннин т тоиналитическия.иысл

Если их убить, наступит смерть. Всадник не укротит коня. Всадник сам поедет туда, куда его понесет конь. Силы должны будут сами задвигаться так, чтобы изнутри излучить гармонию. Эта-то гармония и свяжется тогда с рассудком. Только так изжито будет страдание, только так искуплено преступление, только так идиот станет действительно лучшим человеком в мире, только так укротятся силы хаоса и разрушения, только так беспорядочное семейство получит благообразие в жизни, и грех отцеубийства не затормозит святости.

Однако, прежде чем положительно вскрыть те основные планы построений романов Достоевского, вне которых немыслимо представить себе отдельные стороны композиции, попробуем подойти к делу, применяя известное experimentum cruris. Если не иметь в виду того, что вся фабула движется между теми самобьпными силами души, за которыми теперь закреплено название «Я» и «Оно», то как бы пришлось расценить отдельные приемы и средства изобразительности у Достоевского? Что получится, если подойти к романам Достоевского, как к реалистическим или (?на5г-натуралистическим, или даже, если того захочет исследователь, формально — с точки зрения комбинаций отдельных форм и элементов, которыми автор может композиционно владеть, распоряжаясь ими в целях произвольного и свободного их взаимооформления? Такие мерила будут ли соответствовать внутренней сущности романов Достоевского? Будут ли они имманентны его творчеству?

Для простоты возьмем две особенности всех произведений Достоевского. Прежде всего всякого читателя романов нашего автора поражает исключительное нагромождение лиц и событий. Все действующие персонажи, нужные для того, чтоб сюжет развернулся, как-то вдруг сразу оказываются вместе.

Достоевский даже словно не особенно стремится объяснить это. Он готов все это отнести на долю простого случая. Возьмем пример. Как будто бы именно такие случаи подталкивают Раскольникова на преступление. Он совершенно невзначай узнает, что старуха-процентщица ровно в семь часов останется одна дома. Он узнает это из случайного разговора на углу улицы.

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 387. Читать онлайн