ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 240. Читать онлайн

Н. Осипов. Страигиое у Гого.ю и Досаоевского 2 3 9

живания бурсаков уже здесь происходят в плане фантастическом, но автор еще не хочет открыть это читателю и даже направляет ero по ложному пути, подчеркивая явь переживаний замечанием, что «философ боялся несколько волков». Вернее сказать, изложение ведется так, что его одинаково можно понимать как происходящее в плане реальном или фантастическом. Наконец, бурсакам попался хутор, старуха после пререканий пустила их на ночлег и разместила в разные места. Философ Хома — герой повести — попал в овечий хлев. Когда он собрался заснуть мертвецким сном, «вдруг низенькая дверь отворилась, и старуха, нагнувшись, вошла в хлев. вА что, бабуся, чего тебе нужно?" — сказал философ. Но старуха шла прямо к нему с распростертыми руками. "Эге-ге! — подумал философ. — Только нет, голубушка, устарела!" Он отодвинулся немного подальше, но старуха, без церемонии, опять подошла к нему. "Слушай, бабуся! — сказал философ, — теперь пост; а я такой че-ловек, что и за тысячу золотых не захочу оскоромиться". Но старуха раздвигала руки и ловила ero, не говоря ни слова. Философу сделалось страшно, особливо когда он заметил, что глаза ее сверкнули каким-то необыкновенным блеском. "Бабуся! что ты? Ступай, ступай себе с Богом!" — закричал он. Но старуха не говорила ни слова и хватала его руками. Он вскочил на ноги с намерением бежать; но старуха стала в дверях, вперила на него сверкающие глаза и снова начала подходить к нему. Философ хотел оттолкнуть ее руками, но, к удивлению, заметил, что руки его не могут приподняться, ноги не двигались; и он с ужасом увидел, что даже голос не звучал из уст ero: слова без звука шевелились на губах. Он слышал только, как билось его сердце; он видел, как старуха подошла к нему, сложила ему руки, нагнула ему голову, вскочила с быстротой кошки к нему на спину, ударила ero метлой по боку, и он, подпрыгивая, как верховой конь, понес ее на плечах своих». Когда они стали подниматься на воздух, Хома сказал себе: «Эге, да это ведьма!» Они неслись дальше. Хома «чувствовал какое-то томительное, неприятное и вместе сладкое чувство, подступавшее к его сердцу». И дальше: «Он чувствовал бесовски-сладкое чувство, он чувствовал какое-то пронзающее, какое-то томительно-страшное наслаждение». Хома стал припо-

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 240. Читать онлайн