ПравообладателямКлассический психоанализ и художественная литература, Лейбин Валерий
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Лейбин Валерий Моисеевич pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящем издании представлены работы классиков зарубежного психоанализа, аналитической психологии, характеранализа, гуманистического психоанализа, а также отечественных авторов, деятельность которых относится к раннему периоду развития психоанализа в России, дающие психоаналитическую трактовку конкретных художественных произведений. Это работы З.Фрейда, К.Г.Юнга, В.Райха, Э.Фромма, Н.Осипова, Н.Вырубова, С.Шпильрейн, А.Халецкого, И.Григорьева, Л.Выготского и др. Расположенные в хронологическом порядке, отражающем логику психоаналитических исследований в ее историческом и временном контексте, включенные в книгу тексты способствуют лучшему пониманию психоаналитического подхода к исследованию художественных произведений, а также творчества писателей и поэтов, чьи имена вошли в сокровищницу мировой литературы.

PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М.
Страница 402. Читать онлайн

П. Попок "Яв и «Оно» в творчествеДостоевсеого 401

Был в литературе один прием, который казался подходящим для подобного роли целей. Это изображение раздвоения личности. Достоевский мог легко ero заимствовать и развить. Этот прием двойничества необыкновенно характерен для творчества Гофмана. В полной мере этот прием был использован в начале и в конце литературного творчества Достоевского. Но повесть «Двойник» Достоевского встретила суровый отпор критики. Достоевский слишком резко употребил данный прием, и притом для случая, можно сказать, крайнего. Голядкин-старший и Голядкин-младший изображали раздвоения при сумасшествии. Достоевский в следующих своих вещах не прибегает к двойничеству как к приему явному. Он эти расслоения личности, эти отпадения личности маскирует, облекает в такие внешние формы, чтобы скрыть свой замысел и прием. Только в конце «Подростка» проскальзывает при характеристике поведения Версилова-отца эта ситуация двойника и явно дает себя чувствовать при рассказе об Иване в завершительном романе «Братья Карамазовы». В других основных романах Достоевского это расщепление проведено в гораздо более завуалированном виде. В «Преступление и наказании» центр — описание судьбы преступной души. Тут такие вороха сомнений и мыслей, скрытых желаний и поползновений в душе Раскольникова, что в одной плоскости этого не изобразишь. Понадобилась фигура Свидригайлова. Свидригайлов — это частица души Раскольникова, и ее надо вскрыть, чтобы обнаружить все тайники подсознательного самого Раскольникова.

Раскольников сам беснуется от того, что в нем имеются свидригайловские черты. Когда Раскольников заявляет, что он предчувствовал, как Свидригайлову являлась его покойная жена, то последний заявляет:

« — Ну, не сказал ли я, что между нами есть какая-то точка общая, а?

- Никогда вы это не говорили! — резко и с азартом отвечал Раскольников.

- Не говорил?

- Нет!

Обложка.
PDF. Классический психоанализ и художественная литература. Лейбин В. М. Страница 402. Читать онлайн