ПравообладателямВозможен ли «квир» по-русски? Междисциплинарный сборник, Без автора
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: ,  Без автора pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Данный сборник представляет собой первый на постсоветском пространстве опыт концентрированной публикации исследований в парадигме так называемых «LGBT and Queer Studies», того что по-русски неуклюже выглядит как «ЛГБТК исследования». ЛГБТК исследования – это междисциплинарное направление исследований разнообразных вопросов связанных с различными типами гендерно-сексуальных идентичностей, их конструирования, репрезентации, сексуальных и гендерных политик и т.д. В настоящем сборнике представлены статьи как по методологии ЛГБТК исследований, так и практические результаты исследований, а так же статьи по психологическому консультированию представителей квир-сообщества. Сборник будет интересен как специалистам (гендерным исследователям, социологам, психологам, правоведам, филологам, философам культурологам и др.), так и широкому кругу читателей, которые интересуются актуальным состоянием усскоязычных гендерных исследований, вопросами сексуальности и гендерной политики.

PDF. Возможен ли «квир» по-русски? Междисциплинарный сборник. Без автора .
Страница 227. Читать онлайн

этот «дискурс нормальности» включается для ребенка, подростка, которые себя так начинают ощущать. Потому что я с детства усвоил (точно так же, как и большинство других усвоили), что гей, лесбиянка и все остальные — они ненормальные. Я это усвоил с детского сада. Каждый человек это усваивает с детского сада. И мне нужно увидеть вот эти «нормальные» ролевые модели, для того чтобы понять, что со мной ничего не произойдет страшного.

Елена Омельченко: Здесь нет ничего исключительного. Точно так же нужно объяснять, что субкультурный человек — это нормальный. Точно также нужно объяснять, что бедный мальчишка, выходец из бедной семьи, — его за это бить нельзя, он нормальный. Понимаете? Я не против того, что это важно. Я против того, чтобы из этого делать какую-то исключительную ситуацию и ожидать от человека обязательного камин-аута. Ну, кто хочет...

Мария Сабунаева: Лена, у меня есть ответ. Когда недавно обучали представителей НКО фандрайзингу, сказали, что если вы будете заниматься, например, больными детьми, то все у вас будет в порядке, а хуже, чем ЛГБТ, сказали, группы, конечно есть, но так и не назвали какие. Дело в том, что если упомянутыми тобой проблемами вообще кто-то занимается хотя бы, и они как-то видимы, то вот эта проблема не будет видимой, если мы не покажемся, и ее не покажем. Действительно, как только в общий пласт ксенофобии это будет включено... У нас в РГПУ программа «Толерантность». Хорошо, если меня поймали в коридоре за руку и сказали: «Маша, завтра некому вести, приди проведи». Я приду и расскажу им про гомофобию. В ином случае им никто про нее не расскажет. Расскажут про религиозную толерантность, про этническую, а про это не расскажут. Но это часть ксенофобии. Ну, тебе-то мне не надо объяснять, что такое ксенофобия. И поэтому здесь, например, открытость — это только метод, метод того, чтобы действительно в результате перестать это выделять, чтобы в результате это была часть вот этой единой проблемы, когда одни люди ненавидят других и с этим что-то нужно делать, когда есть фашистские тенденции и каким-то образом с ними нужно справляться. Поэтому вот здесь, например, я совершенно с тобой согласна. Не хочется говорить, что здесь хуже, чем там. Но для этого нам надо, чтобы эта проблема хотя бы была видима.

228

Обложка.
PDF. Возможен ли «квир» по-русски? Междисциплинарный сборник. Без автора . Страница 227. Читать онлайн