ПравообладателямВозможен ли «квир» по-русски? Междисциплинарный сборник, Без автора
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: ,  Без автора pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Данный сборник представляет собой первый на постсоветском пространстве опыт концентрированной публикации исследований в парадигме так называемых «LGBT and Queer Studies», того что по-русски неуклюже выглядит как «ЛГБТК исследования». ЛГБТК исследования – это междисциплинарное направление исследований разнообразных вопросов связанных с различными типами гендерно-сексуальных идентичностей, их конструирования, репрезентации, сексуальных и гендерных политик и т.д. В настоящем сборнике представлены статьи как по методологии ЛГБТК исследований, так и практические результаты исследований, а так же статьи по психологическому консультированию представителей квир-сообщества. Сборник будет интересен как специалистам (гендерным исследователям, социологам, психологам, правоведам, филологам, философам культурологам и др.), так и широкому кругу читателей, которые интересуются актуальным состоянием усскоязычных гендерных исследований, вопросами сексуальности и гендерной политики.

PDF. Возможен ли «квир» по-русски? Междисциплинарный сборник. Без автора .
Страница 49. Читать онлайн

предлагают ввести трансгендерность в языковой и публичный дискурс посредством употребления специальных местоимений sl he u ze. Выбор местоимений в качестве стратегического канала не случаен: в английском они употребляются чаще и указывают на пол субъекта или объекта действия, т. е. пол постоянно «виден» в языке. Поэтому, наравне с he и she, предлагается начать использовать ze и slhe, и, соответственно, притяжательные — zir и hir, чтобы дать возможность трансгендерным индивидам возможность (само-) идентифицироваться на языковом уровне.

С одной стороны, это действительно так: употребление специальных местоимений делает трансгендерность видимой в публичном дискурсе. Однако, с другой стороны, этот процесс «включения» в дискурс не так безобиден: «безошибочное» употреблений таких местоимений превращает трансгендер в социальную категорию, которая, включаясь в большую систему, основанную на гетеронормативных принципах, будет подвержена маргинализации и социальной цензуре. Обязательное употребление местоимений, четко указывающих на (модифицированный) пол, может повлечь за собой символическое насилие над трансгендерными индивидами, поскольку отнимет у них право контролировать, кому они хотят открыться в таком качестве, а кому — нет. Другими словами, употребление таких местоимений может обернуться насильственным каминг-аутом для трансгендеров, что во многих случаях может закончиться вербальным и физическим насилием в разных формах.

В то же время, языковое означающее трансгендерности включается в систему, где пол нормативен, четко определен и узнаваем. И, что важнее, в систему, в которой «мужское» является нормой, а остальные формы пола и гендера — отклонениями от нее. Поэтому «новое» означающее для трансгендерности не просто означивает специфическую социальную группу, оно обозначает место индивида в социальной иерархии. А раз речь идет о гетеронормативной системе, то трансгендерность

кации и познания, с другой — он не дает выйти за свои «пределы» и заставляет мыслить в заданных им андроцентричных (ориентированных на мужчину) рамках. См. подробнее: Dale Spender. Man Made Language. London: Pandora, 1981. 0 феминистской реформе языка см.: Deborah Cameron. Verbal Hygiene. ( ondon, Rutledge, 1995; The Myth of Mars and Venus: Do Men and Women Really Speak Different Languages? Oxford University Press, 2007. Перевод книги Деборы Камерон «Миф о Марсе и Венере» доступен в сети: http://communitydivejournakcom/ feministki 1357754.html (последнее посещение 30 августа 2010 г.).

50

Обложка.
PDF. Возможен ли «квир» по-русски? Междисциплинарный сборник. Без автора . Страница 49. Читать онлайн