Глава 2. Психологические основы успешного переживания утраты и помощи в горе

2.1. Принципы, стратегии и методы помощи в горе

Помощь горюющему человеку — задача весьма деликатная и требующая большого душевного такта. С профессионально-психологической точки зрения она одновременно проста, так как в большинстве случаев требует не каких-либо специальных психотехник, а всего лишь живого человеческого участия, и в то же время сложна, так как люди зачастую оказываются неподготовленными к ее выполнению ни в личностном, ни (если речь идет о специалистах) в профессиональном плане.

Однажды мне попалась на глаза информация о московском «Печальном телефоне». Об этой круглосуточной бесплатной справочной службе сообщалось следующее: «В скорбный час помогает словом и делом. Дает советы и рекомендации: юридические, психологические, религиозные, по ритуальным услугам и ценам». По стечению обстоятельств именно в то время у близких друзей нашей семьи случилось несчастье: умер глава их семейства. Зная, что для его жены эта потеря будет сильным ударом, мне хотелось как-то поддержать ее. Я был немного растерян, слова подбирались с трудом, а тут как раз предлагают психологические советы в скорбный час. Стало интересно: как мне посоветуют вести себя с горюющей женщиной, чем помочь ей. Я набрал указанный в объявлении номер телефона и услышал усталый и, как показалось, равнодушный женский голос, так что даже засомневался: туда ли я попал. Убедившись, что это действительно тот телефон, я описал ситуацию и попросил подсказать: как нам быть в общении с овдовевшей женщиной. На том конце провода возникло явное замешательство. Очевидно, моя собеседница просто не понимала, о чем идет речь, и вновь появилось сомнение: может быть, это все-таки не mom телефон? Тогда я вслух прочитал дословно все, что содержалось в рекламном объявлении, и уточнил, возможно ли получить психологическую рекомендацию. В ответ женщина подтвердила, что все действительно так, только психологической помощи или советов они не предоставляют, на чем наш разговор и закончился. Признаться, я был по-человечески разочарован и удивлен непрофессионализмом ответов.

Наверное, не стоит по отдельному эпизоду судить о деятельности всей службы, но от беседы с данной работницей «Печального телефона» действительно стало печально. На мой взгляд, практически все в ее действиях в течение этого короткого разговора было безграмотно: не было личной заинтересованности, желания и попыток установить контакт с клиентом, полностью отсутствовала активность и инициатива в ведении беседы (ни одного вопроса, предложения, рекомендации, только односложные ответы, за исключением последней фразы, что запрашиваемая помощь не предоставляется). Чувствовалось, что консультант не имеет профессионально-важных знаний и умений, необходимых в работе с людьми, потерпевшими утрату, и недостаточно ориентируется в сфере деятельности компании, где работает. А между тем «современное законодательство выделило похоронное дело как самостоятельный вид деятельности, что впервые позволило работникам похоронных служб России заявить о себе как об особом круге специалистов».15, которые должны получать соответствующее образование (например, в Московском государственном университете сервиса), в том числе по общению с горюющим человеком и другим психологическим вопросам похоронного дела.


15 Свириденко Ю. П. Вопросы профподготовки специалистов похоронного дела. Образовательные программы Московского государственного университета сервиса // Ритуальное обслуживание: Сборник-справочник / Под ред. В. И. Малышкова. 2-е изд., испр. и доп. М.: Триада, Лтд, 2002, с. 219–231.


В целях повышения психологической компетентности работников сферы ритуальных услуг автором данной книги разработана программа практического семинара-тренинга «Психологические аспекты похоронного дела», представленная в приложении.

Если в описанном выше случае действия профессионала оказались неквалифицированными, то понятно, что и другие люди не застрахованы от ошибок в общении с человеком, потерпевшим утрату. Одним из вариантов неправильного поведения с горюющим человеком является эмоциональное отстранение от него и избегание разговора об утрате и вызванных ею чувствах. Так, одна женщина, потерявшая своего уже взрослого сына, жаловалась на то, что многие ее знакомые, услышав от нее о случившемся несчастье, торопливо извинялись: «О, прости, я не знала», и сразу же переводили разговор на другую тему, оставляя ее наедине со своим горем. За подобным поведением может стоять и элементарное незнание, как нужно вести себя с потерпевшим утрату, и избегание дискомфорта и неприятных эмоций (в том числе тревоги) при встрече с чужим страданием.

Таким образом, самоустранение и бездействие — это первый вариант ошибочного поведения с горюющим. Помимо него встречается немало различных неадекватных действий по отношению к потерпевшему утрату, чаще в форме некорректных или ранящих высказываний. Р. Моуди и Д. Аркэнджел упоминают три разновидности таковых [22, с. 140–148]:

• Несвоевременные высказывания, не учитывающие текущие обстоятельства или психологическое состояние переживающего утрату.

• Неуместные высказывания, порожденные непониманием горя или желанием заглушить его: «Ну, ты еще молода, и снова выйдешь замуж», «Не плачь — ей бы это не понравилось» и т. п.

• Проецирующие высказывания, переносящие на другого человека собственные представления, чувства или желания. Среди разного рода проекций особенно выделяются две:

• Проекция своего опыта, например, в словах: «Ваши чувства мне так понятны». На самом деле любая потеря индивидуальна, и никому не дано в полной мере познать страдание и тяжесть утраты Другого.

• Проекция своих желаний. «Когда сочувствующие говорят: тебе надо продолжать свою жизнь, тебе надо почаще выходить, тебе надо кончать с трауром, — они просто выражают свои собственные потребности» [22, с. 160].

Случай из практики

У молодой мамы тяжело заболела и в скором времени скончалась трехмесячная единственная дочка. Вместе с ее смертью рухнули и все родительские надежды. Новый этап жизни потерпевшей утрату женщины, едва начавшись, неожиданно прервался. Около полумесяца она пребывала в состоянии шока, как будто жизнь остановилась. Затем пришли боль, депрессия, полное равнодушие к жизни. И вот в этот тяжелейший кризисный период коллеги и знакомые начали одолевать ее уговорами выйти на работу: хватит, дескать, уже горевать, надо подумать и о себе. Вероятно, побуждения людей были при этом самыми благими, однако от их слов скорбящей матери становилось еще хуже. У нее появилось чувство, что она не имеет права горевать, а также возникло подозрение, что с ней не все в порядке. По этому поводу женщина решила обратиться за помощью к психологу. На консультации ее беспокоил, прежде всего, вопрос: нормально ли ее горе? Уже одного только уверения, что интенсивный период горевания продолжается в среднем около года, а бывает, и больше, оказалось достаточно, чтобы женщина заметно успокоилась и почувствовала некоторое облегчение. В действительности же, получив «разрешение» на переживание, она смогла в основном справиться с острым горем за несколько месяцев, а ее профессиональная деятельность вышла затем на новый, более высокий уровень.

Среди людей бытует множество вредных стереотипов и предрассудков, мешающих им самим и окружающим людям по-настоящему пережить потерю. R. Friedman и J. W. James перечисляют наиболее распространенные «убийственные клише», связанные с утратой, которые встречаются в речи [57]:

• «Вы должны бы уже справиться с этим».

• «Вам нужно чем-то занимать себя».

• «Время лечит все раны».

На своих лекциях о горе авторы спрашивали присутствующих в зале, есть ли среди них те, кто все еще чувствует боль, изоляцию или одиночество как результат смерти близкого человека, случившейся двадцать или более лет назад, и всегда в ответ поднималось несколько рук. В связи с этим они задают риторический вопрос: «Если время исцеляет, неужели двадцать лет все еще недостаточно?»

К трем вышеуказанным клишированным фразам можно смело добавить еще одно распространенное «убийственное клише», выражающееся фразами типа: «Будь сильным», «Тебе нужно держаться», «Не следует давать волю слезам». Все эти словесные установки загоняют горе в подполье.

A. D. Wolfelt приводит список того, чего действительно не следует делать в общении с горюющими людьми [75]:

• отстраняться от человека, лишая его своей поддержки;

• рационализировать позитивные аспекты смерти; внушать позитивные выводы из утраты;

• упоминать, что смерть можно было предотвратить неким образом;

• сравнивать реакции горя потерпевшего утрату с горем других знакомых вам людей;

• рассуждать о своем горе, чтобы показать вашу печаль;

• пугаться интенсивных эмоций и уходить из ситуации;

• пытаться говорить с горюющими, не затрагивая их чувств;

• применять силу (сжимать в объятиях, хватать за руки и т. д.);

• расценивать отказ горюющего от разговора или от предлагаемой помощи как личный выпад против вас или против ваших взаимоотношений с ним.

Теперь нам понятно, чего не следует делать по отношению к человеку, находящемуся в скорби.

Тогда встает следующий вопрос: а что же нужно делать по отношению к нему? Для того чтобы серьезно разобраться в этом вопросе, имеет смысл определить, какие функции выполняет горе, какие задачи с точки зрения переживания утраты стоят перед горюющим.

Вслед за Дж. Эйврилом К. Изард выражает мнение, что «горе выполняет биологические и социальные функции, облегчающие социальные привязанности и групповую сплоченность. Подобно всем эмоциям или эмоциональным структурам, горе заразительно, и эта заразительность вызывает сочувствие и усиливает связь между теми, кто понес тяжелую утрату» [12, с. 269]. Внешние проявления горя выполняют, кроме того, коммуникативную функцию, так как, с одной стороны, вызывают сочувствие и помощь, с другой стороны, «сообщают другим людям, что понесший утрату индивид является любящим и заботливым человеком» (там же). Есть и еще одна особенно важная для нас функция горя, называемая К. Изардом, — адаптивная. Ее суть — создание возможности для приспособления к потере. Горе является способом отдать дань любимому человеку и побуждает горюющего к восстановлению личностной автономии.

Последняя функция в интерпретации К. Изарда, по сути, совпадает с психологической функцией работы горя по З. Фрейду и Э. Линдеманну, рассмотренной выше. Именно эта цель — принятие утраты и перестройка жизни — задает стратегическое направление для душевной работы человека в его переживании горя.

Классические идеи Фрейда и Линдеманна приобрели расширенное и структурированное звучание в популярной модели задач горя Уильяма Уордена [см., например: 3, 22, 28], изложенной им в монографии «Консультирование и терапия горя». Данный подход предусматривает целенаправленное поэтапное моделирование возврата к жизни после утраты, для реализации чего горюющему предстоит выполнить четыре задачи:

1. признать реальность потери;

2. пережить боль утраты;

3. отрегулировать отношения с окружением, в котором больше нет умершего;

4. интегрировать прошлое и идти вперед, чтобы жить в сегодняшнем и завтрашнем дне.

Модель Уордена, несмотря на то, что она получила широкое признание и стала почти хрестоматийной, с некоторых сторон подвергается критике. Во-первых, отмечается, что она будет представлять сложность для людей, стремящихся дистанцироваться от утраты, так как требует противоположного. Во-вторых, утверждается, что невозможно следовать схеме, так как не существует универсального способа пережить горе. Данные возражения по своей сути сродни тем, что выдвигаются против периодизации процесса горевания, и, подобно им, должны просто учитываться в целях адекватного и гибкого использования модели на практике, но ни в коем случае не обесценивают ее.

Попытаемся подойти к решению задач, связанных с переживанием горя, с позиции самих горюющих. Что им полезно знать и что они в состоянии сделать, чтобы облегчить тяжесть потери и по-настоящему пережить ее?

Зарубежные специалисты предлагают горюющим ряд мыслей, которые помогают адекватно отнестись к утрате и связанным с ней переживаниям [47]:

• Знайте, что вы способны продолжать жить. Вы можете не думать так, но вы способны. Осознавая, что вы никогда не будете прежними, тем не менее, вы можете продолжать жить и даже расширить рамки прежней жизни, просто продолжая жить.

• Знайте, что вы можете быть переполнены интенсивными чувствами, но все ваши чувства нормальны. Каждый человек испытывает их, когда горюет. Гнев, вина, страх, замешательство, забывчивость — это общие реакции. Они не означают, что вы сходите с ума, они означают, что вы скорбите.

• Помните, что вполне нормально чувствовать себя подавленным. Печаль дает ощущение беспомощности, но это очень важная часть процесса горевания.

• Когда люди подавлены, у них нередко появляются мысли о самоубийстве. Однако очень важно, что вы не предпринимаете действий согласно этим мыслям. Если вы заходите дальше пассивных суицидальных мыслей, пожалуйста, проконсультируйтесь со специалистом (психологом, психотерапевтом).

• Помните, что вам будет лучше; поверьте в это. В некоторые дни вы едва держитесь, но лучшие дни вернутся. Вы постепенно будете открывать новые смыслы и цели.

• Готовность смеяться с другими или внутри себя есть признак исцеления. Жизнь все еще продолжается, и в ней есть вещи, приносящие счастье.

Понятно, что, если утрата случилась недавно, для горюющего уже сама мысль о том, что он будет смеяться, может показаться кощунственной. Однако с течением времени, когда период интенсивного горя уже пройден и душа готова впустить в себя светлые чувства, человек может осознанно подавлять их, чувствуя себя «обязанным» горевать. Вот тогда мысль о том, что горе и радость совместимы, может существенно облегчить человеку процесс восстановления после утраты. При этом человеку полезно также помнить, что горе — это естественный процесс, его нельзя подгонять или тормозить, как и, с другой стороны, нельзя заставить себя горевать.

При всем том, что горе должно протекать естественно, можно предпринимать определенные шаги к тому, чтобы облегчить его, создать условия для его полноценного протекания. Западные психологи предлагают множество советов в помощь переживающим утрату [45, 47, 64]:

• Позвольте себе чувствовать боль и потерю. Найдите время для того, чтобы переживать свои мысли и чувства, поразмышлять о себе и своем близком, хороших временах, которые вы провели вместе. Примите себя и свою боль, свои эмоции (и положительные, и отрицательные), свой собственный путь исцеления. Дайте себе время, чтобы пройти его, и освободите себя от каких-либо определенных ожиданий.

• Открыто выражайте свои чувства. Позвольте себе плакать, слезы приносят облегчение и исцеляют. Не позволяйте гневу разрастаться, направляйте его в здоровое русло: кричите в уединенном месте, бегайте, занимайтесь спортом и физическим трудом.

• Выявите любые «незавершенные дела» и попытайтесь разрешить их. Не бойтесь говорить с человеком, который умер, — это здоровый путь пробираться через «неоконченные дела». Напишите письмо к умершему. В нем, например, можно рассказать о своих чувствах и попрощаться — это другой хороший способ разобраться с «незавершенными делами».

• Найдите хорошего слушателя, с которым можно разделить свое горе (им может быть человек, тоже потерявший близкого). Говорите о своей потере, своих воспоминаниях, опыте совместной жизни с любимым человеком и о его смерти.

• Принимайте помощь и поддержку, когда они предлагаются. Не стесняйтесь сами обратиться за помощью. Ваши родные и друзья не умеют читать ваши мысли — попросите у других то, что вам нужно.

• Если это важно для вас, находите утешение в религии и духовности. Поговорите со священником, сходите в церковь, поддерживайте связь с церковной общиной.

• Заботьтесь о себе и своем физическом самочувствии. Ваше тело нуждается в энергии, чтобы восстановиться. Больше отдыхайте, ложитесь спать раньше, старайтесь есть сбалансированную пищу. Позволяйте себе небольшие физические удовольствия, такие как горячая ванна, послеобеденный сон, любимые блюда. Избегайте злоупотребления алкоголем. Так как алкоголь является депрессантом, он будет действовать так, что в конечном итоге вы будете чувствовать себя хуже. Занимайтесь гимнастикой; физическая активность способствует снятию напряжения и физическому высвобождению эмоций.

• Старайтесь сохранить свой основной жизненный стиль. Избегайте принятия кардинальных решений и больших жизненных перемен (например, переездов, смены работы или значимых взаимоотношений) в течение первого года после утраты. Это поможет вам сохранить свои корни и чувство безопасности.

• Прислушивайтесь к себе: вы часто будете знать, что вам нужно. Если вы в неопределенности, прислушайтесь к доверенным членам семьи или друзьям (к кому-нибудь, кто ставит ваши интересы на первый план), которые помогут вам поддерживать контакт с реальностью.

• Устанавливайте границы возможного. Не бойтесь сказать «нет» себе или другим. Будьте снисходительны к себе, не ожидайте слишком многого от себя прямо сейчас.

• Осознавайте боль вашей семьи или друзей, если они тоже были поражены утратой. Будьте терпимы к их ошибкам. Они тоже испытывают стресс и могут не знать, как справиться с горем.

• Делайте что-нибудь для других людей. Это может несколько облегчить вашу боль. Например, позвоните другу и слушайте его, поговорите с одиноким человеком, выполняйте какую-нибудь волонтерскую работу.

• Позвольте себе паузу в горевании. Хотя пройти через горе необходимо, тем не менее, вам не нужно постоянно фокусироваться на нем. Можно найти подходящие «отвлечения», такие как обед с другом, чтение хорошей книги, слушание музыки, выход в кино, посещение массажа и т. д.

• Ожидайте рецидивов. Горе приходит и уходит. Если эмоции снова набегают, как приливная волна, вы можете переживать незавершенную часть горя.

• Если процесс исцеления становится слишком ошеломляющим, обращайтесь за профессиональной помощью. Читайте книги о горе или посещайте группы поддержки, если это возможно.16


16 Последние два ресурса в переживании горя — книги и группы поддержки — пока не очень доступны в нашей стране. Поэтому приходится больше рассчитывать на помощь психологов и психотерапевтов.


• Приготовляйтесь к праздникам и годовщинам. Решите, хотите ли вы следовать определенным традициям или создать новые. Планируйте заранее, как вы хотите провести время и с кем.

По мнению Дж. Рейнуотер, для человека, переживающего утрату, особенно важно «стремиться сознавать все свои мысли и чувства и делиться ими с теми, кто сочувствует ему» [25, с. 219]. Другие авторы отмечают также, что горюющему полезно вести дневник.

Очень часто, особенно если речь идет о смерти родственника, горе захватывает не одного человека, а многих людей. Утрата в большинстве случаев становится не индивидуальным, а общим событием, и в этом есть свои бесспорные преимущества, очевидные ресурсы, но есть и сложные моменты. Возьмем наиболее распространенный случай — семейное горе. «Смерть близкого влияет на всех членов семьи. Каждая семья идет своими собственными путями совладания со смертью. На семейные установки и реакции влияют культурные и духовные ценности, а также взаимоотношения между членами семьи. Требуется время для того, чтобы потерпевшая утрату семья восстановила их баланс. Способность каждого члена к гореванию вместе с другими очень помогает семье справиться с утратой. Каждый человек будет переживать потерю своим собственным образом и будет иметь свои собственные отличительные потребности. Как бы тяжело это ни было, для членов семьи важно оставаться открытыми и честными в их общении. Это время не подходит для того, чтобы члены семьи прятали свое горе с целью защитить друг друга. Потеря одного человека означает, что роли в семье изменятся. Членам семьи будет нужно обсудить влияние этой перемены и перераспределение обязанностей. Этот период реорганизации является стрессовым для каждого. В это время необходимо быть особенно мягкими и терпеливыми по отношению друг к другу» [45].

В жизни каждой семьи и каждого человека встречаются «особые дни» (такие как годовщины свадьбы, дни рождения, праздники, выпускные, годовщины чьей-либо смерти), которые оказываются трудными для горюющих. У многих людей, пребывающих в скорби, появляется желание избегать подобных дней, однако не всегда это получается. Зарубежные специалисты в области психологии горя советуют, как быть в преддверии «особых дней» и что делать в сами дни [47]:

• Сядьте с вашей семьей и решите, что вы хотите делать в праздники и с чем каждый член семьи способен иметь дело, чувствуя себя комфортно.

• Откажитесь от слишком больших ожиданий. Если вы хотите, чтобы все осталось так, как оно было до смерти близкого, то вы будете разочарованы.

• Если вам на глаза наворачиваются слезы, поплачьте. Это не испортит день другим и даст им ощущение, что они свободны делать то же самое.

• Не берите на себя слишком много обязанностей. Выполняйте их на протяжении каждого дня понемногу. Помните, что даже простые дела могут нелегко даваться. Просто делайте лучшее из того, что вам по силам. Установите ограничения; делайте то, что является особенным или очень важным для вас.

• «Особые дни» эмоционально, физически и психологически истощают. Вам нужны силы, поэтому старайтесь достаточно отдыхать. Планы наподобие того, чтобы вычистить весь дом, могут быть нереальными. Если домашние хлопоты доставляют вам удовольствие, то действуйте, но не настолько, чтобы обессилеть.

• Делайте что-нибудь для других людей. Например, предложите свою помощь приюту для бездомных, посетите реабилитационное учреждение, проведите время с тем, кто прикован к постели. Помогите нуждающейся семье, пожертвуйте деньги или подарите подарок в память о вашем близком. Пригласите одинокого человека провести день с вашей семьей.

В Новом завете есть замечательные слова о том, что разделенная радость — это двойная радость, а разделенное горе — это полгоря. Если человек, скорбящий о своем близком, открывает свою душу другим и, более того, думает о них, старается делать для них что-то доброе, то ему бывает легче пережить утрату. Равным образом и участие других людей, их помощь и поддержка предельно важны для человека, страдающего после потери.

Окружающие люди могут сделать многое для того, чтобы облегчить его горе и помочь пережить несчастье. В то же время, как мы уже знаем, неосторожное слово или неуместный поступок могут сильно ранить горюющего. Поэтому приведем здесь некоторые рекомендуемые правила общения с человеком, переживающим утрату [45, 46]:

1. Что говорить?

• Признайте ситуацию. Например: «Я слышал, что твой умер». Используйте слово «умер», а не какой-либо эвфемизм («ушел», «покинул» и т. п.). Это покажет, что вы открыты к разговору о том, как человек действительно себя чувствует.

• Выразите свое участие. Например: «Я очень огорчен, что это случилось».

• Будьте неподдельны в вашем общении и не скрывайте своих чувств. Например: «Я не знаю, что сказать, но я хочу, чтобы ты знал, что я переживаю вместе с тобой».

• Спросите, как он или она себя чувствует, и не предполагайте, что вы знаете, как потерпевший утрату человек чувствует себя в каждый конкретный день.

• Избегайте говорить человеку: «Ты такой сильный». Это подталкивает его к тому, чтобы сдерживать свои чувства.

• Предложите вашу поддержку. Например: «Скажи мне, что я могу сделать для тебя».

2. Что делать?

• Будьте с горюющим (даже если вы не знаете, что сказать). Просто присутствие кого-либо рядом может быть очень утешающим.

• Будьте с ним, чтобы слушать и давать поддержку. Однако не следует принуждать кого-либо говорить, если он не готов к этому.

• Будьте хорошим слушателем. Принимайте любые выражаемые чувства и сопереживайте горюющему вместо того, чтобы советовать, как ему справиться с утратой или преуменьшать значимость потери. Помогите понять, что все переживаемые чувства — нормальны.

• Не инициируйте сексуальный контакт с горюющим в течение периодов сильного эмоционального стресса, как бы ни был велик соблазн.

• Предложите помочь с поручениями, покупкой продуктов, домашним хозяйством, приготовлением пищи или транспортом. Иногда люди хотят, чтобы им помогли, иногда нет. Хотя они могут отклонять ваши предложения, помните, что они при этом не отклоняют вас или вашу дружбу.

• Продолжайте предлагать поддержку даже после того, как начальный шок прошел. Восстановление требует длительного времени.

• Если горюющий человек начинает злоупотреблять алкоголем или наркотиками, не заботится о здоровье (с которым появляются проблемы), говорит о самоубийстве, то вам или кому-либо из близких следует посоветовать ему обратиться за профессиональной помощью.

• Следите за своим собственным здоровьем: эмоциональным, физическим и духовным. Оно необходимо для продолжения полноценной жизни и помощи понесшему утрату.

Многие специалисты указывают, что в период траура особенно ценится практическая помощь. Это может быть не только материальная или хозяйственная помощь, но также забота о домашних животных, занятия с детьми и т. д. В то же время не рекомендуется совсем отстранять горюющих от повседневных дел, тем более, если они сами выражают готовность делать что-либо. Определенная двигательная активность им просто необходима. По прошествии же полутора-двух месяцев после утраты можно уже более настойчиво привлекать человека к выполнению домашних и рабочих обязанностей. Вместе с тем в этом вопросе есть и другая крайность в плане активности. Некоторые люди с головой уходят в работу, чтобы убежать от своих чувств. В таком случае сверхактивность становится помехой для нормальной работы горя, и это важно знать как самому потерпевшему утрату, так и окружающим его людям.

Безусловно, поддержка и сочувствие окружающих предельно важны для горюющего человека. В то же время общение с ним в некоторых случаях становится слишком тяжелым и даже разрушительным для того, кто ему сопереживает и пытается помочь. Р. Моуди и Д. Аркэнджел считают, что если человек осознает, что он сделал все, что было в его силах, но это никогда не удовлетворит горюющего, то ему следует отступить на время в сторону. Вероятно, здесь не имеется в виду, что нужно бросить человека наедине с его горем. Скорее, речь идет о том, чтобы ограничить бессмысленную трату душевных сил. Чрезмерное участие, с одной стороны, эмоционально истощает сопереживающего, с другой стороны, оказывается бесплодным для горюющего и даже, возможно, подкрепляет его болезненную реакцию на потерю.

Большинство людей, потерявших своих близких, справляется с утратой самостоятельно при поддержке родных, друзей и знакомых. Однако в ряде случаев горюющие нуждаются в профессиональной психологической помощи, особенно, если не находят опоры в своем социальном окружении.

В нашей стране доступная специальная помощь в основном ограничивается индивидуальным психологическим консультированием и психотерапией. В западных же странах существуют специализированные учреждения и организации, призванные оказывать поддержку людям, потерявшим своих близких. Например, американскими психологами М. Williams и В. Frangesch разработана и на протяжении многих лет успешно реализуется программа вмешательства в переживание горя для семей, потерпевших неожиданную утрату [73]. Эта программа включает следующие аспекты психологической помощи:

1. выслушивание;

2. кризисное вмешательство, включающее в себя:

• сообщение о смерти;

• телефонный контакт в течение двух месяцев после смерти;

• оценку симптомов горя;

3. нормализацию симптомов горя;

4. направление в группу, состоящую из людей с подобной жизненной ситуацией.

Кроме того, программой предусматривается пастырское попечение горюющих семей и поддержка со стороны врачей из департамента чрезвычайных ситуаций.

Кризисная интервенция — это всего лишь один вариант профессионально-психологической помощи в горе. Во многих случаях и давняя утрата оставляет за собой длинный шлейф болезненных переживаний и заставляет человека обращаться к специалистам. Кроме того, даже кажущаяся отболевшей утрата иногда тоже оставляет после себя глубинные переживания, неожиданно всплывающие во время консультации. Со всеми этими ситуациями психологам и психотерапевтам приходится иметь дело в своей практике.

Попытаемся обозначить общие принципы и стратегии психологической помощи в горе, на которые следует опираться психологу в своей практической работе.

Быть рядом. Переживание смерти близкого не стоит воспринимать как проблему, которую можно решить. Человек, понесший утрату, страдает от образовавшейся пустоты и от того, что́ невозможно изменить. Поэтому присутствующему рядом, будь он профессиональным психологом или другом, прежде всего важно быть с горюющим, сопереживать ему, давать ощущение опоры и слушать, слушать, слушать. Бывает, что собеседником, даже если он психолог, овладевает желание рассказать о своем (или чьем-то другом) опыте переживания потери: иногда — чтобы продемонстрировать свое понимание, иногда — с целью подсказать путь восстановления, иногда — в надежде, что человек ощутит свое горе не таким уж уникально тяжелым. В каких-то случаях это может быть уместным при условии, что выбран подходящий момент и потеря, о которой рассказывается, была определенно не менее трагической. Однако чаще откровения о чужом горе, особенно, если они несвоевременны, не приносят облегчения слушателю, страдающему по поводу своей потери, но проходят мимо него и могут даже нарушать контакт. Поэтому предпочтительнее все-таки именно слушать, внимать, а не говорить.

Дать дорогу чувствам. Как мы уже выяснили, чувства — это живой двигатель работы горя. С одной стороны, нельзя заставить человека проявлять свои эмоции, если он к этому еще не готов, с другой стороны, важно, по возможности, стимулировать выражение чувств.17 Даже если человек очень сдержанно говорит о своей потере, нужно быть готовым к всплеску эмоций и поддерживать их проявление. Акцентирование внимания на эмоционально значимых моментах помогает актуализировать имеющиеся чувства, а чуткое пребывание рядом с переживающим человеком помогает ему прожить их. При этом и психологу, желающему поддержать клиента, иной раз напрашиваются распространенные слова: «Ваши чувства мне так понятны». Однако эта вроде бы безобидная фраза (сказанная с самыми благими намерениями) может встретить отторжение со стороны человека, так как он переживает свою утрату как уникальную и ощущает, что данные слова как бы обесценивают его горе.18


17 Специалисты в области психологии горя единодушно заявляют о важности выражения чувств, связанных с утратой. В то же время Р. Моуди и Д. Аркэнджел, соглашаясь с данным мнением, советуют также использовать метод «от противного»: человеку, проявляющему яркие эмоции, помочь рационально осмыслить ситуацию, а интеллектуалу — сконцентрироваться на своих эмоциях.

18 Митрополит Сурожский Антоний рассказывает случай про молодого священника, который пришел в дом к женщине, потерявшей своего ребенка, и сказал: «Как я вас понимаю!» В ответ женщина пришла в ярость: «Ничего ты не понимаешь! У тебя никогда не было ребенка, ты никогда его не терял и ты никогда матерью не был».


Принятие и еще раз принятие. Мало выслушать горюющего человека, помочь ему выразить чувства, необходимо еще и принять его целиком, со всеми его чувствами и опытом. Принять — не значит одобрить человека в его мыслях, чувствах, в его поведении по отношению к умершему, оправдать ошибки, возможно, реально допущенные им. Принять — значит отказаться от осуждения и признать право человека на ошибку и на те чувства, которые он сейчас испытывает. Необходимо избегать каких бы то ни было оценок, нравоучений, морализаторских рассуждений и советов. Принятие со стороны психолога открывает путь работе горя и облегчает горюющему человеку движение к его собственному принятию — принятию утраты и всего, что стало теперь непоправимым.

И здесь мы должны сказать еще об одном важном моменте — принятии неизбежности страданий. Иной раз психологом овладевает вполне понятное желание избавить человека от тяжелых переживаний, связанных с утратой. Подобное желание может испытывать и даже предъявлять в качестве запроса и клиент. На самом деле не всегда можно и нужно избавлять(ся) от психологических последствий утраты близкого. Часто бывает необходимым (а иногда является единственным выходом) принять их и найти в себе силы жить с ними, будь то боль расставания или чувство вины перед ушедшим из жизни. И клиенту, и консультанту может потребоваться смирение: первому — чтобы смириться с невозможностью окончательно избавиться от страданий, второму — чтобы смириться со своей неспособностью помочь «до конца».

Идти в ногу с клиентом. В нормальном варианте горевание — это естественный процесс заживления душевной раны, причиненной смертью близкого. Он требует времени и глубоко индивидуален. В него нельзя вмешиваться и направлять в стандартное русло. Поэтому со стороны психолога при работе с горем требуется терпение и доверие к внутренней мудрости клиента. Иногда может казаться, что он «топчется на одном месте» или движется по замкнутому кругу, однако неоднократное переживание одних и тех же чувств может быть проявлением работы горя и выступать важным этапом на пути к признанию и принятию утраты. Необходимо также уважительно относиться к защитам человека, но в то же время важно не допускать, чтобы его состояние длительное время было застывшим. Главная цель психолога — помочь человеку в последовательном переживании всех чувств, связанных с утратой, и прохождении всех индивидуальных этапов горя, ведущих к исцелению и реорганизации.

Прежде чем говорить о стадиальных особенностях психологической помощи в горе, рассмотрим в общем виде конкретные методические средства, которые могут при этом использоваться. Методической основой любого психологического консультирования служат так называемые «техники» активного слушания,19 условно разделяемые на две группы:


19 Подробнее см., например: Атватер И. Я вас слушаю… М., 1983.


1. «Техники» нерефлексивного слушания — группа вербальных и невербальных средств, реализующих две задачи: внешнее выражение внимания к тому, о чем говорит клиент, и поощрение его высказываний.

2. «Техники» рефлексивного слушания — группа словесных приемов (выяснение, перефразирование, отражение чувств, резюмирование), направленных, во-первых, на углубление и проверку понимания клиента психологом, во-вторых, на возникновение у клиента чувства, что психолог его понимает, в-третьих, на углубление понимания клиентом самого себя.

В процессе оказания психологической помощи горюющему данные приемы, будучи присоединены к живому человеческому участию, бывают особенно уместны и эффективны, так как заинтересованное и сопереживающее выслушивание — это зачастую главное, что может сделать психолог. Из приемов рефлексивного слушания особенно важная роль при работе с горем принадлежит отражению чувств, что иногда специально выделяют как эмпатическое слушание. Выяснение тоже имеет немалое значение, так как оно позволяет лучше понять переживания человека, помочь ему полнее рассказать об утрате, в том числе и таких ее сторонах, которые упускаются из вида. Нэд Кассем на своем семинаре предлагает возможные формулировки выясняющих вопросов при работе с утратой:

1. О человеке, которого клиент потерял:

• Расскажите, что это был за человек. Какие у него были характерные черты?

• Как он обычно выражал свои чувства по отношению к вам? Как вы узнавали о его любви?

• Какими были его манеры? Может быть, вы можете вспомнить что-то смешное?

• Какими были его привычки? Может быть, что-то в его привычках раздражало вас?

• Какими были его недостатки? Расскажите о самых неприятных моментах в ваших взаимоотношениях.

2. О смерти:

• Расскажите, как он умирал.

• Когда в последний раз вы видели его?

• Какой была ваша первая реакция на его смерть? Вы плакали?

• Удалось ли вам проститься с ним?

3. О похоронах и личных вещах:

• Расскажите о том, как его хоронили.

• Приходили ли вы к нему на могилу? Сколько раз?

• Убрали ли вы в его комнате?

• Что произошло с его личными вещами? Что вы сохранили?

• Были ли у него особенно любимые вещи? Что вы с ними сделали?

• Пользуетесь ли вы его вещами?

Хорошим вариантом организации беседы об утрате является также совместный просмотр альбома с фотографиями.

Если в отношениях с умершим остались неразрешенные конфликты, незавершенные дела, что-то недосказанное, все это может быть сделано и завершено в символической форме, через диалог клиента со своим покойным близким. Специалисты предлагают разные способы воплощения этого диалога: в форме письма к умершему или в форме разговора с ним (как вариант — на кладбище или перед его фотографией).

Как это ни удивительно, возможно, для психологов, но оказывается, что подобные приемы находят себе место и в пастырской практике. Так, митрополит Сурожский Антоний рассказывает о своей беседе с восьмидесятилетним стариком, шестьдесят лет терпевшим душевные муки из-за давнего несчастного случая, когда он во время гражданской войны нечаянно убил свою невесту. Этот человек всю жизнь молился, каялся перед Богом, искал совета и помощи у разных людей, но не мог найти покоя. Проникнутый состраданием и желанием помочь старику, владыка Антоний посоветовал ему сделать нечто напоминающее психотерапевтическую технику «пустого стула» (о ней — чуть ниже): «Вы обращались ко Христу, Которого вы не убивали, к священникам, которым вы не нанесли вреда. Почему вы никогда не подумали обратиться к девушке, которую вы убили?» «Он изумился, — рассказывает далее митрополит Антоний. — Разве не Бог дает прощение? Ведь только Он один и может прощать грехи людей на земле… Разумеется, это так. Но я сказал ему, что если девушка, которую он убил, простит его, если она заступится за него, то даже Бог не может пройти мимо ее прощения. Я предложил ему сесть после вечерних молитв и рассказать этой девушке о шестидесяти годах душевных страданий, об опустошенном сердце, о пережитой им муке, попросить ее прощения, а затем попросить также заступиться за него и испросить у Господа покоя его сердцу, если она простила. Он так и сделал, и покой пришел» []].

В профессионально организованном варианте разговора с умершим для его проведения хорошо подходит техника «пустого стула». Прежде чем начинать непосредственно ее использовать, необходимо актуализировать энергию чувств, адресованных умершему. Для этого обычно бывает достаточно оживить в памяти эмоционально значимые события прошлого, связанные с умершим. Один из щадящих и ненавязчивых вариантов начала работы — это просто попросить человека вспомнить и рассказать о самых приятных моментах из прошлой совместной жизни с умершим. В большинстве случаев рассказчик очень скоро начинает испытывать сильные эмоциональные переживания. И, если к тому времени уже обозначена проблема незавершенных отношений с умершим, остается только, исходя из конкретной ситуации, сделать «мостик» к технике «пустого стула». Далее консультант ставит перед клиентом стул и предлагает представить, что на нем сидит умерший, которому сейчас можно сказать то, что хочется. В определенный момент (его надо почувствовать) клиенту предлагается пересесть на пустой стул, то есть встать на место своего близкого и ответить себе от его имени. Здесь есть один принципиальный момент: речь должна вестись в настоящем времени и от первого лица (как будто в тот момент действительно говорит умерший). После этого клиент возвращается на свой стул и получает возможность ответить на прозвучавшие «слова своего близкого». При необходимости (если осталось что-то незавершенное) можно повторить перемещение со стула на стул. Основная цель данной техники — завершить гештальт отношений между людьми. Переживающий утрату получает шанс сказать умершему то, что не успел сказать ему при жизни, попросить прощения, поделиться своими чувствами и, быть может, даже спросить о чем-то.

Психология bookap

Мощным средством, помогающим пережить горе, является творчество в самых разных его вариантах: рисование, музыка, лепка из глины и т. д. Массу возможностей заключает в себе словесное творчество. «Многие пережившие горе начинают писать: стихи, рассказы, письма или дневники. Их душевный стресс исходит из тела и через руки перетекает на бумагу, а чернила на бумаге визуально воспроизводят то, что оставалось в тайниках сердца» [22, с. 221].

Творческая деятельность становится иногда единственной формой внешнего выражения боли утраты. Другие пути выхода горя наружу могут оказаться закрытыми, когда оно живет где-то глубоко внутри и не получает полного проживания на уровне сознания. Случается и так, что появлением выдающегося литературного или художественного произведения мы бываем обязаны не чему иному, как горю автора, побуждающему его к творческому воплощению своих переживаний. Американский психоаналитик J. R. Silvio [69] исследовал историю создания Бернардом Шоу пьесы «Пигмалион» и пришел к выводу, что она явилась творческим разрешением переживания потери, которую писатель не мог оплакать. Пьеса была задумана и написана им в период максимального кризиса и перемен во взаимоотношениях с женщинами, что связано с переживанием смерти матери. Понятно, что если некоторые люди сами интуитивно прибегают к творчеству для выражения своего горя, то психолог может целенаправленно стимулировать творческую активность клиента в тех же целях.