ПравообладателямВозможен ли «квир» по-русски? Междисциплинарный сборник, Без автора
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: ,  Без автора pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Данный сборник представляет собой первый на постсоветском пространстве опыт концентрированной публикации исследований в парадигме так называемых «LGBT and Queer Studies», того что по-русски неуклюже выглядит как «ЛГБТК исследования». ЛГБТК исследования – это междисциплинарное направление исследований разнообразных вопросов связанных с различными типами гендерно-сексуальных идентичностей, их конструирования, репрезентации, сексуальных и гендерных политик и т.д. В настоящем сборнике представлены статьи как по методологии ЛГБТК исследований, так и практические результаты исследований, а так же статьи по психологическому консультированию представителей квир-сообщества. Сборник будет интересен как специалистам (гендерным исследователям, социологам, психологам, правоведам, филологам, философам культурологам и др.), так и широкому кругу читателей, которые интересуются актуальным состоянием усскоязычных гендерных исследований, вопросами сексуальности и гендерной политики.

PDF. Возможен ли «квир» по-русски? Междисциплинарный сборник. Без автора .
Страница 50. Читать онлайн

изначально конструируется в качестве социально неполноценной и зависимой категории. Другими словами, ze, slhe, zir u hifr не создают узнаваемое означающее для политически независимой категории, а наоборот, более явно означивают отклонение трансгендерности от мужской гетеросексистской нормы'. Кстати говоря, этот способ дискурсивного реформирования не является самой удачной тактикой для русскоговорящего пространства, поскольку категория грамматического рода работает в славянских языках по-другому.

Подчеркну, что здесь речь не идет о том, чтобы отказаться от введения трансгендерной лексики как таковой. Наоборот, в тех случаях, когда человек осознает свое отличие от окружающих, но не находит слов для того, чтобы его — а, значит, и свою идентичность — выразить, крайне важно найти адекватные языковые средства и ввести их в повседневную коммуникацию.

Проблема не просто в «создании» новой терминологии. Скорее это проблема создания такого социального пространства, в котором пол, гендер и сексуальность не будут иметь первостепенной значимости, какую они имеют сейчас в гетеронормативном постсоветском обществе. Как правило, за трансгендерностью, полом и гендером видятся социально-значимые дефиниции, а не человек. Причем, общественный дискурс всегда конструирует трансгендерность как «деформацию» гендерной идентичности или психическое расстройство, что по сути неправильно.

Каждый человек имеет право на то, чтобы жить в «своем» теле. В теле, которое соответствует биологической и социальной самоидентификации этого конкретного индивида. То, что в случае трансгендерности процесс «корректировки» деталей связан с медицинскими процедурами и не всегда «приемлем» для окружающих,-еще не повод отказывать трансгендерным индивидам в праве принимать самостоятельные решения и жить так, как они хотят. Проблема в том, что на сегодняшний день легитимация этих процедур осуществляется через медицинский дискурс, с его системой экспертов, комиссий, приоритетных теорий и пр. То есть трансгендерные индивиды не «свободны» в социальной системе: кем им быть, решает кто-то другой — психологи, врачи и те, в чьей власти разрешить трансгендерным индивидам поменять паспорт.

Исследователи также вносят свой вклад в процесс

8 См. подробнее: Alexander Pershai. "The Language Puzzle: Is inclusive Language à Solution?" In Krista Scott-Dixon (ed.). Trans/Forming Feminisms: Transfeminist Voices Speak Out. Toronto: Sumach Press, 2006, рр. 46-52.

51

Обложка.
PDF. Возможен ли «квир» по-русски? Междисциплинарный сборник. Без автора . Страница 50. Читать онлайн