Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямНа перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квир-исследований[сборник материалов научной конференции], Авторов КоллективАвторов КоллективНа перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квир-исследований[сборник материалов научной конференции]
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Коллектив Авторов pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Данная книга  — результат одноименной конференции, состоявшейся в Санкт-Петербурге в октябре 2013 года. В статьях сборника представлены выводы эмпирических и теоретических исследований сексуальности, выполненных специалистами разных дисциплин и при помощи широкого спектра подходов. Социологические, политологические, психологические, филологические, лингвистические, культурологические, юридические работы делают равноценный вклад в общий архив знаний о сексуальности в России и иных контекстах.

Книга предназначена для научных сотрудников и преподавателей вузов, интересующихся гендерными исследованиями и исследованиями сексуальности.

Ограничение по возрасту 18+.

PDF. На перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квир-исследований[сборник материалов научной конференции]. Авторов К.
Страница 279. Читать онлайн

Повседневность, которую отрицают

В русском языке грамматический род и биологический пол согласуются не только с местоимениями, но и с глаголами и прилагательными: женщина — «она», «пошла» и «упрямая», а мужчина — «он», «пошел» и «упрямый». В русском можно поменять пол, или сделать гендерную инверсию, четырьмя разными способами.

Во-первых, язык дает возможность менять пол случайно: «Ты голодная (ж.), котик (м.)». Здесь ласковое обращение случайно меняет пол объекта. Такая инверсия грамматического пола встречается и вне лесбийской и гей-культуры, особенно в тех случаях, когда это получается «не нарочно» в ласковых выражениях. «Ты мой маленький» в адрес девушки может быть просто вариантом ласкового обращения, в котором грамматический пол случайно оказывается мужским. И наоборот, обращаясь к любимому мужчине, девушка может сказать, например, «моя рыбка». Поскольку «рыбка» в русском языке женского рода, она таким образом не нарочно (или нарочно) феминизирует ero.

Во-вторых, можно и более явно, т.е. намеренно, делать инверсию глагола: «Я пошел (м.) домой», — говорит женщина. В этом случае русский язык отличается от английского, шведского или немецкого тем, что такой вариант вообще возможен. Если говорить по-русски «пошел» или «пошла», глагол определяет род подлежащего, то, например, по- английски и мужчина, и женщина скажут неопределенное «I m leaving».

В-третьих, русский язык позволяет выразить грамматический род прилагательным: выбор между «любимый» или «любимая» подчеркнет либо нормативный гендер, либо его вариацию.

Четвертый вариант доступен в русском языке, английском и, я предполагаю, во многих других языках. Речь идет об изменении пола местоимением. Говоря о женщине в третьем лице, можно сказать: «Он всегда опаздывает» («Не is always late»).

То, насколько сильно выражена инверсия грамматического пола, зависит от того, насколько последовательно она присутствует в речи. Сложные высказывания с несколькими инверсиями подчеркивают интенциональность. Например: «Ты мой маленький, ты голодный?»

Исследования лингвистических особенностей гей-культур принадлежат сфере гей- и лесби-исследований, встретивших немало критики со стороны квир-лингвистики (Livia, Hall 1997; Kulick 2000; Cameron, Kulick 2003; Campbell-Kibler et al. 2002). Изначально лингвистические исследования гей- и лесби-культур сосредотачивались на словаре, сленге и жаргоне, со временем фокус сместился на фонетические

258

Обложка.
PDF. На перепутье: методология, теория и практика ЛГБТ и квир-исследований[сборник материалов научной конференции]. Авторов К. Страница 279. Читать онлайн