Часть 8.. Заключительные вопросы

Глава 37.. Другие проблемы


...

Душепопечение военнослужащих

Впервые взявшись за работу с военнослужащими около десяти лет тому назад, я быстро пришел к выводу, что для гражданских лиц такая работа является, по сути дела, как бы одной из форм межкультурного душепопечения. Можно иметь то же гражданство, что и ваши подопечные; можно вырасти в том же обществе, что и ваши подопечные; но как бы там ни было, жизнь военнослужащих все равно отличается от жизни гражданских лиц.

Воинский персонал и их семьи в целом могут быть необычайно здоровыми. В семьях военнослужащих отмечается дух товарищества, готовность прийти на помощь друг другу по первому зову и одинаковый опыт, единство переживаний. Несмотря на сообщения о повышенной частоте наркотической зависимости, нищете в среде низкооплачиваемого воинского персонала, жестокости и бесчеловечности некоторых людей из числа командного состава и стрессах, которые переживают дети военнослужащих2022, многие отлично адаптированы к жизни в условиях военных гарнизонов.


2022 Дискуссии на эти темы см.: Patricia Long, "Growing Up Military", Psychology Today 20 (December 1986): 30–37.


Вместе с тем следует признать, что стрессы у военнослужащих бывают сильнее, чем «на гражданке». Нередкие переезды из гарнизона в гарнизон, разлука с семьями, бесконечная конкуренция в продвижении по службе, конфликтные межличностные отношения, назначения в горячие точки, неуверенность в будущем, отсутствие контроля над жизненными условиями и обстоятельствами, нескончаемое внимание к требованиям ранга и уставов, повышенные ожидания к семье, которая должна соответствовать военным нормам, и необходимость высокой и постоянной боеготовности и бдительности — все это наносит урон эмоциональному и интеллектуальному здоровью. В некоторых семьях военнослужащих проблемы возникают от того, что обсессивно–компульсивный*2023, бесчувственный муж–отец пытается управлять семьей, как взводом солдат, либо выступать в роли капитана судна, терпящего бедствие в открытом море. Семья научилась бояться его присутствия и быть довольной во время его частых отлучек. В отличие от лиц гражданских профессий, военные уходят на пенсию значительно раньше, и это может порождать необыкновенно высокий уровень психофизиологического напряжения у бывших кадровых военнослужащих и женщин, которых беспокоит вопрос, смогут ли они справиться с работой на «гражданке». Некоторые семьи опасаются войны, перманентной опасности террористических акций, а также страданий, ожидания и сомнений в том случае, когда семья военнослужащего попадает в заложники. Надо ли удивляться тому, что некоторые военные реагируют на подобный стресс насилием над членами семьи, кровосмешением, половой распущенностью и повышенной заболеваемостью алкоголизмом и другими формами наркотической зависимости2024. Многие убивают время на работе, поскольку все их мысли заняты семьями и личными переживаниями. Другие заключают, что жизнь на «гражданке» лучше, и отправляются в самовольную отлучку или демобилизуются при первой возможности.


2023 Данное понятие идентично принятому в отечественной психиатрии понятию, относящемуся к неврозу навязчивых состояний.

2024 Дискуссию по этим и родственным проблемам см.: Florence W. Kaslow and Richard I. Ridenour, eds., The Military Family: Dynamics and Treatment (New York: Guilford, 1984); см. также: Charles R. Figley and Hamilton I. McCubbin, Stress and the Family: Coping with Catastrophe (New York: Brunner/Mazel, 1983), vol. 2; and Thomas

2024 A. Harris, Counseling the Serviceman and His Family (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1964).


То, что военные столь озабочены личными проблемами, открывает для душепопечителей широкое поле деятельности. Например, во всех вооруженных силах имеются социально–психологические центры содействия семьям военнослужащих; подобные центры обеспечивают юридическое и финансовое консультирование, помощь при передислокации, организуют родительские часы, занятия по стресс–менеджменту и в случае необходимости направляют на консультации в учреждения системы социального обслуживания населения. Профессиональные душепопечители также могут участвовать в этой работе, хотя многие военнослужащие отказываются от душепопечения, поскольку сведения об этом регистрируются и могут воспрепятствовать в будущем их продвижению по службе. Некоторые из ротных командиров любят казаться жесткими и равнодушными к личным нуждам подчиненных, так что душепопечение не поощряется, хотя в открытую об этом стараются не говорить. Капелланы, которые иногда становятся объектом насмешек, нередко несут немалое бремя в смысле душепопечения. Визиты к капеллану нигде в военной документации не регистрируются, однако сами капелланы — тоже люди, у них имеются и свои нужды, так что синдром «выгорания» встречается и у них, когда они пробуют помочь людям, которые нуждаются в душепопечении.

Гражданских лиц, включая руководителей церкви и христианских душепопечителей, нередко привлекают к участию в душепопечении военнослужащих, особенно в том случае, если они живут недалеко от военных баз. Христианские центры для воинов существуют во всем мире; цель таких центров — ободрять христиан из числа военнослужащих, обеспечивать христианское общение и душепопечение воинов–христиан2025. Как и во всяком хорошем душепопечении, суть эффективной работы с этими людьми состоит в чутком отношении к жизненным напряжениям (стрессам) воинов и подлинное желание понять уникальность жизни военнослужащих.


2025 Например, подобные центры для воинов за рубежом имеют достаточно разветвленную сеть служителей, оказывающих помощь военнослужащим, которые нуждаются в душепопечении. Для получения дополнительных сведений пишите по адресу: OCSC, P.O. Box 1268, Englewood, Colo. 80150.