Часть 2.. Личностные проблемы

Глава 6.. Тревожность


...

Душепопечение при тревожности

Заниматься душепопечением озабоченных, беспокоящихся людей трудно, во–первых, потому, что бывает не легко осознавать причины тревожности у подопечных и помогать им разрешать проблемы, которые порождают эту тревожность, и, во–вторых, потому, что их тревожность может передаваться как психологическая зараза. Озабоченные люди часто своей тревогой заражают ближних, в том числе и душепопечителей, которые пытаются им помогать. Следовательно, перед тем как приступить к душепопечению лиц с выраженной тревожностью, душепопечителю вначале надлежит разобраться в своих собственных чувствах.

1. Осознать собственную тревожность. Если душепопечитель в присутствии встревоженного подопечного испытывает тревогу, то ему необходимо задать себе следующие вопросы: что в данной ситуации вызывает у меня тревогу? Тревожит ли моего подопечного то же самое, что и меня? О чем говорит моя тревога — обо мне самом или о моем подопечном? Разобравшись в происхождении собственной тревоги, порой можно понять и тревогу подопечного. Кроме того, эти вопросы позволяют душепопечителю отделить свою тревогу от тревоги подопечного212.


212 Eugene Kennedy, On Becoming a Counselor (New York: Seabury, 1977), 142, 143.


2. Снять эмоциональную напряженность. Душепопечение, вероятно, будет неэффективным, если подопечный эмоционально напряжен так, что не может сосредоточиться. Чтобы справиться с подобной эмоциональной напряженностью, подопечный должен увидеть, что вы — спокойный, заботливый, оптимистически настроенный человек. Дайте понять подопечному, что ему следует найти удобную позу в кресле и, сделав несколько глубоких вдохов, расслабить мышцы. Иногда можно предложить ему напрячь определенные мышечные группы, например, в области предплечья и плеча, а затем расслабить их как можно больше. Некоторые подопечные добиваются большей степени расслабления, когда, закрыв глаза, представляют себя на пляже или в других приятных для них местах213. Постарайтесь исключить или ослабить действие отвлекающих факторов, таких, как шум или громкая энергичная музыка.


213 Некоторые христианские авторы подвергают критике этот метод (визуализации), определяя его как «демонический и, следовательно, неприемлемый для христианства»; см., напр.: Dave Hunt and Т. A. McMahon, The Seduction of Christianity (Eugene, Oreg.: Harvest House, 1985), 140. Я согласен с теми, кто считает критику Макмана излишне строгой. Более взвешенную христианскую позицию поданному вопросу см.: Н. Norman Wright, Self–Talk, Imagery and Prayer in Counseling (Waco, Tex.: Word, 1986). Детально вопрос о методиках релаксации см.: Wilson, Don't Panic.


Все это, естественно, не удаляет причин тревоги; однако, помогая подопечным владеть собой и вести себя более непринужденно, вы отвлекаете их от проявлений тревоги. В дальнейшем подопечные лучше фокусируют внимание на источниках тревоги.

3. Проявить любовь. Любовь называют величайшей целебной силой214, и более всего эта истина применима в ситуации ослабления страха и тревоги. Библия утверждает, что «совершенная любовь изгоняет страх»215. «У страха есть один великий враг — любовь», — пишет один известный душепопечитель. «Таким образом, избавиться от страха можно с помощью любви… Любовь — это самоотдача; страх — это самозащита. Любовь побуждает идти навстречу ближним; страх заставляет избегать их… Чем больше страха, тем меньше любви; чем больше любви, тем меньше страха»216. Душепопечитель может помочь изгнать страх и тревогу, проявляя любовь вместе с терпением и пониманием. Внимание подопечных можно обратить на любовь и помощь, источником которых выступает Христос217. Люди, зараженные тревогой, могут утешиться, если смогут с любовью протянуть руку помощи ближним.


214 Allport, The Individual', автор пишет: «Любовь — это несравненная, величайшая из великих, действенная сила психотерапии, но психиатрическая наука сама по себе ни воспроизвести, ни уяснить, ни передать ее не может… Христианская вера, напротив, предлагает способ толкования жизненных коллизий и норм жизни, основанный целиком на любви» (90, 92f.).

215 1 Ин. 4:18.

216 Jay Е. Adams, The Christian Counselor's Manual (Nutley, N.J.: Presbyterian and Reformed, 1973), 414, 415.

217 См. в связи с этим: Евр. 13:6.


4. Выявить причины. Тревога и страх — это чувства, творцом которых является Бог. Они предупреждают об опасности или о внутреннем конфликте и редко исчезают сами собой в ответ на утешения душепопечителя или выражение христианской любви. Чуткий помощник на самом деле не говорит своему подопечному слов наподобие «Взбодрись!» или «Не надо тревожиться!» Благие намерения по большей части не приносят никакой помощи, однако наивен и простодушен христианин, называющий тревогу грехом, от которого легко избавиться по своей воле. Вместо этого опытный душепопечитель старается помочь подопечному справиться с трудной задачей — вскрыть источник тревоги. Это можно сделать, используя следующее:

1) Прямое наблюдение. Приглядитесь, не обнаруживает ли ваш подопечный на сеансах душепопечения повышенную тревожность (неусидчивость, вздохи, потливость), когда речь заходит о тех или иных конкретных обстоятельствах? Что это за обстоятельства?

2) Переформулирование. Может ли подопечный назвать обстоятельства, которые порождали или порождают тревогу? Полезно спросить, когда его тревога бывает максимальной; когда тревога полностью оставляет его; когда в последний раз он испытал настоящий приступ тревоги; какие события происходили тогда в его жизни. Ни в коем случае нельзя пренебрегать взглядом самого подопечного на происхождение его тревоги.

3) Предположение. Как душепопечитель, вы должны помнить о причинах тревоги, которые были изложены нами выше. Спросите себя, нельзя ли объяснить происхождение тревоги у вашего подопечного какой–то из вышеозначенных причин. Поднимите ряд проблем и проследите, не появятся ли у вашего подопечного признаки тревоги в ответ на ваши вопросы. Затем обсудите с ним свои догадки.

При этом помните, что подопечный ожидает от вас терпеливого отношения и понимания. По самой своей сути тревога в разных ситуациях часто возникает в ответ на смутные и трудно определяемые угрозы. Возгласами наподобие «Перестаньте сейчас же! Хватит плакать! Не стоит расстраиваться!» или «Ну, расскажите–ка, что это у вас там стряслось» мы только усугубляем тревогу своих подопечных, загоняем их в еще большее замешательство и теряем их. Напомним еще раз о необходимости христианской любви, терпения и понимания.

5. Вмешаться. Тревога у каждого человека проявляется по–своему; у всех может быть свой, уникальный синдром, свое неповторимое стечение симптомов — вот почему необходимы разные подходы в лечении. Тот, кто страшится публичных выступлений, отличается от того, кто страшится высоты, или от того, кто страдает неожиданными приступами панического страха, на первый взгляд совершенно бессмысленного218.


218 Обсуждение этих отличий см.: Carol Turkington, "Panic and Anxiety", АРА Monitor 17 (September 1986): 1, 5.


И все же, несмотря на подобные отличия, Дейвид Шихан, ученый, исследующий тревогу, предлагает следующий метод лечения, который подходит всем219:


219 Sheehan, The Anxiety Disease, 113–118. В нижеследующих абзацах я излагаю пересмотренный мною «четырехцелевой» лечебный метод Шихана под другим названием.


1) Биологическое вмешательство. Как мы видели выше, тревога порой возникает на той или иной соматической почве, в связи с чем требуется медицинское вмешательство. Часто в разных ситуациях врач работает в сотрудничестве с душепопечителем из числа немедиков.

Подразумевает ли подобное сотрудничество назначение транквилизаторов? Некоторые психиатры и другие врачи, не долго думая, назначают лекарства, которые в том или ином конкретном случае показаны не всегда; некоторые пасторы и другие христианские душепопечители, тоже не размышляя, осуждают употребление таких медикаментов, между тем как лекарства, успокоив подопечного, могли бы облегчить процесс душепопечения. Сотрудничайте с теми врачами, которые проявляют сугубую осторожность в отношении транквилизаторов, однако назначают и проверяют употребление этих лекарственных препаратов по показаниям при наличии острой тревоги. Некоторым подопечным может понадобиться помощь в преодолении сопротивления или предубеждение против употребления медикаментов.

2) Бихевиорное*220 вмешательство. Несколько лет тому назад эту терапию представляли как лечебное направление, особенно эффективное влечении больных с тревожными и фобическими расстройствами. Основываясь на предположении, что тревога возникает в результате обучения, душепопечители пытались обучать людей применять в ситуациях, порождающих тревогу, методы расслабления. К примеру, одних подопечных учили добиваться мышечного расслабления, а потом постепенно боролись со стимулами, вызывающими тревогу. Других подопечных обучали релаксации, а затем предлагали вообразить действие стимулов, порождающих тревогу. После этого душепопечители обучали их эффективным способам преодоления стресса до тех пор, пока стимулы, порождающие тревогу, не переставали вызывать страх. Подобного рода методики до сих пор находят широкое применение, поскольку являются достаточно эффективными. По всей видимости, они наиболее эффективны в тех ситуациях, когда тревога производится известными, конкретными стимулами или ситуацией. В ситуации с фобией больные боятся не совладать с собой, и эти методики дают им орудие борьбы со страхом221.


220 Бихевиоризм — одно из направлений в психологии XX в. (главным образом американской), считающее предметом психологии не сознание, а поведение, которое понимается как совокупность физиологических реакций на внешние стимулы.

221 О христианских воззрениях на методы бихевиорной терапии см.: Rodger К. Bufford, The Human Reflex: Behavioral Psychology in Biblical Perspective (New York: Harper & Row, 1981); and Siang–Yang Tan, "Cognitive–Behavioral Therapy: A Biblical Approach and Critique", Journal of Psychology and Theology 15 (Summer 1987): 103–112. См. также: Herbert Benson, The Relaxation Response (New York: William Morrow, 1975); Larry Michelson and L. Michael Ascher, eds., Anxiety and Stress Disorders: Cognitive–Behavioral Assessment and Treatment (New York: Guilford Publications, 1987); а также избранные главы: Irwin L. Kutash, Louis B. Schlesinger, and Associates, eds., Handbook of Stress and Anxiety (San Francisco: Jossey–Bass, 1980). Весь январский номер 1988 г. Counseling Psychologist посвящен когнитивно–поведенческим методам лечения тревоги; см., напр.: Jerry L. Deffenbacher and Richard M. Suinn, "Systematic Desensitization and the Reduction of Anxiety", Counseling Psychologist 16 (January 1988): 9–30.


3) Вмешательство внешней среды. Порой самым лучшим и прямым путем преодоления тревоги является перемена образа жизни, отношений, места жительства или профессии. Рассмотрим пример с преступником, который боится наказания. Его тревога исчезнет после того, как он станет законопослушным гражданином. Нужно выяснить, нет ли других, пусть менее очевидных действий, которые может предпринять подопечный, чтобы сменить обстановку и преодолеть стимулы или ситуации, порождающие тревогу. Если есть, то мудрый душепопечитель должен не только поддерживать, но и направлять подопечного в его решении произвести необходимые перемены.

6. Стимулировать. Цель душепопечения состоит не просто в устранении тревоги. Прежде всего необходимо помочь подопечным обнаружить источники их повышенной тревожности. Затем они должны научиться преодолевать тревогу. Помогите подопечным понять, что лучше постараться преодолеть тревогу (каким бы рискованным мероприятием это ни представлялось поначалу), чем существовать в состоянии эмоциональной напряженности (пусть и привычного, однако болезненного состояния). Стимулируйте подопечных осознать дурные предчувствия, однако не только осознать, но и составить план, который поможет (если им действительно этого хочется) справиться со стимулами и ситуациями, которые порождают тревогу. Перед началом активной фазы лечения проверьте, не нуждаются ли ваши подопечные в формировании определенных навыков, или, может быть, им нужно дать некоторые сведения. Не подходите к решению этого вопроса слишком рационально. Такое отношение не поможет людям составить реальный план для преодоления стресса и, тем более, приступить к его исполнению, совершая конкретные действия по преодолению стимулов и ситуаций, порождающих тревогу. Настанет такое время, когда вам, возможно, понадобится сказать подопечным, что подлинное мужество состоит в желании двигаться вперед, несмотря на страхи и тревоги.

7. Поддержать. Как упоминалось выше, душепопечитель, эмоционально напряженный и нетерпеливый, вряд ли может оказать помощь подопечным с симптомами тревоги. Он должен быть спокойным, отзывчивым и терпеливо сносить темп позитивных перемен, даже если временами этот темп не удовлетворяет его. Иногда подопечным кажется, что у них не осталось сил на какие–то действия, направленные против источника беспокойства. Именно в такое время душепопечитель должен подставить плечо, подать руку помощи, выказать христианскую любовь и понимание.

8. Воодушевить на христианский ответ. Библия дает необыкновенно конкретные и четкие указания по преодолению тревоги. Она советует нам не заботиться ни о чем (Флп. 4:6). Однако, как мы видели выше, перестать тревожиться по своему желанию практически невозможно. Подобные произвольные попытки сосредоточивают наше внимание на актуальной проблеме и не могут снять проявлений тревоги, а вот обострить их, напротив, могут. Здесь лучше всего сосредоточиться на действиях и мыслях, которые способны косвенно снижать интенсивность тревоги. Библия указывает, каким образом это можно сделать, и тем самым определяет тактику душепопечения, которую можно обсудить с подопечными:

1) Радуйтесь. Эта заповедь повторяется в Флп. 4:4 дважды. Когда этот мир представляется темным и безрадостным, христианин может «радоваться о Господе». И все потому, что Иисус не покинет нас, ибо, как и обещал, Он оставил нам мир Свой, послав Духа истины (Иисус назвал Его Утешителем), чтобы Дух пребывал с нами и напоминал обо всем, что Иисус говорил, и о Его будущем приходе, чтобы взять нас в место, приготовленное для нас на небе. Зная об этом, мы можем доверять Богу и не допускать в наши сердца тревогу или страх222.


222 Это учение Иисуса изложено в Ин. 14; см. стихи 1–3, 16–18, 25–28.


2) Будьте кроткими. Греческое слово, переведенное как «кротость» в Флп. 4:5 русской синодальной Библии, в английском языке исконного смыслового эквивалента не имеет. Смысл же его таков: пусть все видят ваше доброе, ласковое, спокойное, заботливое, снисходительное отношение223. Эти качества не возникают сами по себе, не даются от рождения. Они формируются с Божьей помощью, когда мы наблюдаем за собой, стремясь не осуждать ближних и не настаивать на своих правах. Негативное, осуждающее отношение к жизни порождает тревогу; а снисходительное, терпеливое — ослабляет ее.


223 William Hendrickson, Philippians (Grand Rapids, Mich.: Baker, 1962), 193.


3) Молитесь. Если тревога наводняет наши сердца, Господь велит молиться (Флп. 4:6). Молиться во время тревоги следует обо всем (вдаваясь в мельчайшие подробности); обращаться к Богу надлежит с определенными и недвусмысленно изложенными прошениями, и при этом благодарить Его за благость. «Поступая так, — обещает Библия224, — обретете мир Божий, который превыше всякого человеческого понимания». Совершенно очевидно, что молитва — это великое лекарство от тревоги.


224 Флп. 4:7, «Живая Библия».


4) Думайте. Тревога возникает часто и в разных ситуациях — когда мы думаем о человеческой немощи, о дурном влиянии мира и о своих прегрешениях. Флп. 4:8 учит размышлять о положительном, в том числе о том, «что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала». Здесь не говорится, что мы должны уходить от решения текущих проблем и пренебрегать опасностями. Напротив, Священное Писание свидетельствует о силе позитивного мышления, основанного на Библии.

5) Действуйте. Апостол Павел советует, чтобы ему подражали в исполнении. «Чему вы научились, что приняли и слышали и видели во мне, то исполняйте, — и Бог мира будет с вами»225. Здесь христианам преподается урок — быть исполнителями библейского учения, а не только слышателями226. Чтобы унять тревогу, надо быть послушными Богу со всякой честностью, даже когда тревога захлестывает нас.


225 Флп. 4:9, курсив мой. — Г. К.

226 Иак. 1:22.