Часть 5.. Проблемы идентификации

Глава 22.. Физические болезни


...

Последствия физической болезни

Очень часто бывает трудно отделить последствия болезней от их причин. Боль, чувство беспомощности, эмоции и реакции семьи на болезнь — все это может быть как последствиями болезни, так и причинами новых физических проблем в адаптационный период. Многие реакции, например, вина или гнев, могут приводить к осложнениям болезни и вызывать увеличение органического страдания. Это ведет к еще большей вине или гневу, так что развивается механизм порочного круга.

Легко сосредоточиться на негативных последствиях болезни и не увидеть позитивных сторон. Согласно данным, полученным в результате исследования 345 мужчин, перенесших инфаркт миокарда, у людей, которые горько, и часто безосновательно, жаловались на свои болезни и обвиняли в них ближних (говоря, например, о проблемах в семье или стрессах на работе), появлялась большая вероятность болезненных нарушений мышления и повторного сердечного приступа. Все обстояло по–другому с людьми, которые находили определенную пользу в своих сердечных приступах. Эти люди нередко пересматривали свои жизненные ценности и религиозные взгляды, трудились над тем, чтобы поправить свои межличностные отношения, пытались уменьшить стресс и проявлять большую заботу о своем теле. В результате среди них отмечалось «меньшее число повторных инфарктов миокарда и сравнительно более низкая смертность»1149. Вот почему последствия болезни не всегда бывают отрицательными.


1149 G. Affleck et al., "Causal Attribution, Perceived Benefits, and Morbidity after a Heart Attack: An 8–Year Study", Journal of Consulting and Clinical Psychology 55 (1987): 29–35.


И все же, к сожалению, последствия физических болезней бывают скорее отрицательными, чем положительными. Например, нередко отмечаются следующие реакции на болезнь, с которыми, возможно, придется иметь дело чуткому душепопечителю.

1. Защита и отрицание. Если болезнь бывает весьма неприятной, появляется тенденция отрицать ее серьезность, а иногда и ее наличие. Это так, когда болезнь, по всей видимости, является смертельной. Больные в таком случае, по крайней мере в течение определенного времени (а некоторые и до агонии), убеждают себя примерно так: «Я уверена, что мне поставили неправильный диагноз. Бог, конечно, излечит меня».

Читатели вводных курсов по психологии знакомы с защитными механизмами — убеждениями, которые позволяют человеку отрицать действительность и притворяться, что фрустрация или конфликт не имеют большой важности. Подобные приемы мышления встречаются очень широко. Они используются машинально, обычно без всякого обдумывания и часто даже без осознания работы каких–либо защитных механизмов. Цель их состоит в том, чтобы защититься от тревоги.

Было обнаружено множество защитных механизмов, многие из которых действуют у больных и членов их семей. Например, механизм рационализации проявляется в склонности находить оправдания («По всей видимости, они неправильно оценили результаты анализов»). Механизм проекции позволяет человеку переносить свои чувства гнева, страха или беспомощности на кого–то еще («Мои проблемы из–за врача, который хочет сделать меня несчастной»). Механизм формирования реакции — это тенденция показать противоположное тому, что человек чувствует на самом деле («Посмотри, мне стало лучше, я поправляюсь день за днем».) Защитный механизм магического мышления дает возможность человеку притворяться («Доктор, конечно же, вскоре найдет новое средство лечения»). Если защитный механизм под названием репрессия есть бессознательное упущение, то подавление — это преднамеренное упущение; оба механизма используются для того, чтобы вытеснить из сознания неприятную реальность. Подобные трюки бывают полезны, только когда дают нам некоторую форму, чтобы собраться с силами и приобрести знания, необходимые для совладания с действительностью. Если же механизмы защиты и отрицания функционируют постоянно, то больным или членам их семей, не обладающим объективной оценкой ситуации, впоследствии нередко приходится сталкиваться с грубой реальностью.

2. Уход от конфликта. Если человек болен, то он вынужден пользоваться услугами других людей. Однако для многих это не так просто. Слабые, непонятые, они видят в других угрозу своей независимости. В результате они уходят в себя, испытывают чувство жалости к себе и остаются в одиночестве.

3. Сопротивление и гнев. Некоторые пациенты начинают бороться. Так как бороться с болезнью нелегко, они направляют свой гнев на врачей, медсестер, членов семьи и других, включая душепопечителей. Таких пациентов часто характеризуют критика, жалобы, шумные протесты и требования оказать помощь; а это приводит в состояние фрустрации других больных.

4. Манипуляция. Некоторые люди всю жизнь пытаются контролировать других и управлять ими. Неудивительно, что, заболев, такие люди используют свою болезнь, чтобы управлять другими или добиваться внимания и симпатии.

5. Симуляция и ипохондрия. Болезнь иногда приносит выгоды, такие, например, как внимание и симпатия со стороны других, возможность бездельничать, свободу от ответственности и социально санкционированное разрешение находиться дома, не работать и поздно вставать. Некоторым людям в этом смысле нравится болеть. В результате они никогда не поправляются или предъявляют ряд жалоб, у которых нет никаких органических оснований и, соответственно, никакого радикального лечения.

Симуляцией называется «осознанный вымысел или преувеличение физических или психологических симптомов с целью получить материальную выгоду, в отличие от преувеличения, где преследуется цель играть роль больного»1150. Иногда симуляция бывает ограниченной по времени (например, у школьников, которые притворяются больными, чтобы остаться дома и избежать контрольной). В других обстоятельствах симуляция может быть более длительной (например, у рабочего, который прикидывается больным, чтобы получать соответствующую компенсацию). Подозрение в симуляции часто возмущает врачей и членов семьи, хотя в действительности нет эффективных методов, способных доказать, что «больной» симулирует, а врачи иногда просто опасаются судебных процессов, поскольку может выйти так, что они отказали в лечении «симулянту», который на самом деле был болен или имел ранение.


1150 Stuart C. Yudofsky, "Malingering", in Kaplan and Sadock, Comprehensive Textbook of Psychiatry, 1862–1865.


Ипохондрия также является мнимой болезнью, хотя при этом никаких осознанных попыток прикинуться больным не предпринимается. Ипохондрики склонны придавать чрезвычайное значение собственным недомоганиям и болезням, вот почему они ищут у себя физические симптомы, полагая, что даже малейший симптом указывает на болезнь. Если врачи не находят ничего патологического, ипохондрики сердятся, а иногда обращаются к другим врачам. «Не знаю, что случилось с медиками, — жалуется персонаж одного недавнего комикса, — я посетил в этом году двадцать врачей, и каждый из них сказал, что со мной все в порядке».

Согласно мнению одной группы врачей1151, можно выделить несколько типов ипохондрических личностей. «Мазохистски–враждебная» личность, например, склонна сердиться на себя и на других. Некоторые из них жертвуют собой, служа другому человеку, а когда он умирает или уезжает, то сохранить равновесие они могут, только занимаясь своими предполагаемыми заболеваниями1152. «Зависимо–прилипающая» личность, напротив, бывает менее гневлива и более пассивна. Такой человек часто пользуется симптомами, чтобы привлечь к себе внимание, установить отношения, приобрести чувство значимости.


1151 Strain and Grossman, Psychological Care of the Medically III, 83–91.

1152 Растет число фактов, свидетельствующих о том, что люди, длительное время ухаживающие за больными, также нуждаются в заботе; см.: Tori DeAngelis, "Longterm Caregivers Need Some Care, Too", АРА Monitor 18 (January 1988): 31.


Независимо от причин или характеристик следует понимать, что болезнь для некоторых людей является образом жизни. Это бывает (или не бывает) приятным для больного, но некоторые считают, что быть больным легче, чем жить без каких–либо жалоб на физическое недомогание.

6. Надежда. Иногда болезнь порождает у больных и членов их семей надежду. В известной книге «О смерти и умирании» психиатр Элизабет Кублер–Росс пишет, что всякий раз, когда больной перестает надеяться, он умирает1153. Даже серьезно больные люди, имеющие объективное представление о своем состоянии, подтверждают, что надежда поддерживает и стимулирует их, особенно в трудные времена. Душепопечители (медики и немедики) видят, что больным становится лучше, если имеются хотя бы проблески надежды. Здесь не имеется в виду то, что врачи и другие должны скрывать истину о состоянии больного. Это значит, как пишет Э. Кублер–Росс, «мы разделяем их надежду на то, что может произойти нечто непредвиденное: наступит улучшение, они проживут больше, чем ожидается»1154. У христианина есть великая надежда на то, что любящий Бог, властелин вселенной, позаботится о нем, как в настоящем, так и в грядущей вечности.


1153 Elisabeth Kubler–Ross, On Death and Dying (New York: Macmillan, 1969).

1154 Ibid., 123.