Часть 2.. Личностные проблемы

Глава 10.. Вина


...

Душепопечение и чувство вины

В душепопечении тех, кто осознал свою вину, христианский душепопечитель имеет преимущество перед неверующим. Вина есть категория нравственного свойства, и чувство вины возникает на почве нравственных заблуждений. В немногих программах светских душепопечителей поднимаются вопросы этики, но им, тем не менее, приходится так или иначе затрагивать вопросы прощения, искупления и другие богословские темы, в которых они мало разбираются, не имея в этой сфере какой–либо подготовки460. Психологические подходы основаны на том, чтобы научить людей выражать свой гнев, отказываться от жестких требований или нереалистических ожиданий, учиться вести себя и получать более точное представление о своем поведении. В лучшем случае все это полумеры, неспособные привести к существенным переменам. Недопустимо считать, что вина есть не больше, чем «симптом, от которого можно благополучно избавиться» с помощью естественно–научных методов461.


460 Марин (Marin, "Living in Moral Pain", 74) пишет, что многие консультанты «стремятся уйти от обсуждения нравственных страданий только потому, что при этом могут открыться такие мучительные переживания, которых не „исцелить" ничем. Вот что рассказал мне один терапевт об ужасах и стыде участников собрания, которые иногда обсуждают свои проблемы в его дискуссионном кружке: „Это, признаюсь тебе, самое тяжелое, чему приходится уделять внимание. Когда кто–то ставит на обсуждение такие вопросы, мы все умолкаем. Никто не знает как… справиться с этим"».

461 Thomas С. Oden, Guilt Free (Nashville: Abingdon, 1980), 42; Оден свидетельствует, что мы демонстрируем «в целом неверное обращение с чувством вины в обществе», когда стараемся справиться с чувством вины, не рассуждая о богословских аспектах.


В одной книге, вызвавшей оживленную полемику, психолог Хоубарт Маурэр утверждал, что люди страдают «духом, душой, а также, быть может, и телом из–за непризнанной и неискупленной объективной вины»462. Душевная болезнь, по мнению этого автора, в действительности является болезнью моральной, которую можно исцелить только покаянием. Хотя в этой книге Маурэр и критикует отдельные христианские доктрины (например, заместительное искупление и понятие первородного греха), его работа бросает вызов как душепопечителям, так и пасторам, вынуждая их признать, что понятия «грех» и «прощение» занимают центральное место в душепопечении. Десятилетием позже психиатр Карл Меннингер выразил аналогичные идеи в книге с интригующим названием «Что случилось с грехом?»463


462 О. Hobart Mowrer, The Crisis in Psychiatry and Religion (Princeton, N.J.: Van Nostrand, 1961), 82.

463 Karl Menninger, Whatever Became of Sin ? (New York: Hawthorn, 1973).


К сожалению, эти книги были написаны с позиций гуманистической философии. Хотя в них и встречается богословская лексика, авторы их не признают библейских истин о покаянии, прощении и оправдании. А это именно те понятия, которыми должен оперировать каждый христианский душепопечитель, стремящийся оказать помощь всем, кто чувствует свою вину.

1. Понимание и принятие. Люди, осознавшие свою вину, часто склонны судить себя сами и ждут осуждения от других. В результате они обращаются за душепопечением с установкой на защиту или самоосуждение.

Какова ваша установка по отношению к людям, совершившим грех? О чем вы думаете, когда эти люди каются и решают обратиться к Богу? Как бы вы поступили, видя, что преступник не осознает своей вины и не испытывает в связи с этим никакого стыда и печали? Отношение Иисуса, должно быть, поразило женщину, взятую в прелюбодеянии464. На ней лежала объективная вина, и она, возможно, осознавала эту вину. Однако Иисус не походил на других, желавших ее осудить. Он не оправдывал ее греха — ясно, что это было не так, — но Он обратился к ее сердцу и сказал: «Иди и впредь не греши».


464 Ин. 8:3–11.


Христианские душепопечители должны поступать так же. Мы не можем преуменьшать реальности греха, но и демонстрировать свое моральное превосходство мы тоже не должны. Каждый из нас впадает в искушения, и каждый может согрешить и испытать нравственные муки, которые мы наблюдаем у наших подопечных465. Наша задача — не судить466 и не ждать, что чувство вины у подопечного можно спокойно рассеять. Нет, мы должны, проявляя к ближним любовь, постараться понять их. Переформулируем известную формулу: мы принимаем грешника и не принимаем его греха.


465 1 Кор. 10:12.

466 Мф. 7:1; Рим. 12:19,20.


2. Постижение сути. Когда пророк Нафан указал царю Давиду на его тяжкий грех, не пытаясь завуалировать его, то все было понятно: это блуд, бесчестие и убийство467. Царь немедленно признал грех, покаялся в преступлении и обрел прощение. Хотя потом, до самой смерти, Давид жил с последствиями своих преступных действий, он не испытывал нравственных мучений, поскольку раскаялся и изменился в ответ на обличение Нафана.


467 2 Цар. 12:1–14.


Душепопечение виновных — занятие не из легких. Есть люди, которые не понимают причин появления у них чувства вины. Есть и такие, что охотно признают свои греховные действия и установки, но чувство вины от этого не проходит. Порой встречаются и нарушители закона, обижающие ближних и не чувствующие при этом ни печали, ни раскаяния.

Им можно помочь, если они увидят те силы, которые действуют на них изнутри. Можно обсудить с ними, например, следующие вопросы. (Помогите людям разобраться в каждом конкретном случае.)

• Вы когда–нибудь краснели (бледнели) от стыда? От чего именно?

• Как в прошлом вы вели себя, когда чувствовали свою вину?

• Что вам тогда помогало? Что не помогало?

• Как понимали добро и зло ваши родители?

• Нравственные стандарты ваших родителей были так высоки, что вы никогда не могли соответствовать им, не так ли?

• Что происходило, когда вы нарушали эти стандарты?

• Часто ли вас обвиняли, порицали и наказывали?

• Какое учение о добре и зле преподают в вашей церкви?

• Основаны ли доктрины, преподаваемые в вашей церкви, на Библии?

• Что в жизни вызывает чувство вины у других людей и не задевает вас?

Подобные вопросы помогут вам разобраться, отчего ваши подопечные чувствуют себя виновными, а также понять действие их защитных установок, самоосуждение, страх наказания, психофизиологическое напряжение и другие признаки вины. Подопечным помогают увидеть, что чувство вины могло появиться вследствие особенностей морально–нравственного воспитания в прошлом. Проверьте, реалистично ли действуют ваши подопечные и не ставят ли перед собой недостижимых целей? Как поведут себя люди и что может произойти в случае крушения планов? Соответствуют ли моральные нормы ваших подопечных библейским стандартам? Понимают ли ваши подопечные то, что говорит Слово Божье о прощении? Именно здесь может быть понят смысл духовного учения.

3. Нравственное воспитание. Подопечным следует помочь пересмотреть свои представления о добре и зле. Это может занять много времени. Одни люди чувствуют вину в отношении того, что Библия не называет грехом; нравственные ценности других явно противоречат библейским стандартам. Одни подопечные, например, ветераны войны во Вьетнаме, испытывают нравственные муки и уже не видят способа избавиться от них. Другие в блаженном неведении уповают, так сказать, на «великую американскую мечту об исцелении»: ошибочное убеждение в том, что «прошлое можно забыть, страдание отменить, счастье найти, и понимание этого неизменно ведет к радости»468.


468 Marin, "Living with Moral Pain", 74.


Но чего Бог в действительности хочет от нас? Он знает о нас все. Он помнит, что мы — «перстны», и знает, что мы будем грешить, пока пребываем на земле469. Бог ожидает не нашего совершенства, а чистосердечного желания исполнять Его волю в той мере, в какой она открывается нам, и делать это как можно лучше. Бог сострадателен к Нам и любит без всяких условий; Он прощает грехи наши, не требует искупления нашей вины и не наказывает. Наше личное искупление и наказание больше не требуется, поскольку Христос расплатился за все человеческие грехи, «чтобы привести нас к Богу»470.


469 1 Цар. 16:7; Пс. 102:14; 138:1–4; 1 Ин. 1:8.

470 1 Пет. 3:18.


Вот что главное в богословии; это настолько актуально и практически значимо, что способно преобразить человека и дать человеческой мысли полную свободу. Существенное решение проблемы виновности включает признание боли, страдания, поражения и вины, чтобы покаяться в грехе перед Христом и порой перед ближними471; чтобы умолять о прощении и чистосердечно раскаяться и изменить поведение; а затем, уповая на помощь свыше, поверить в то, что мы прощены и приняты Богом, Творцом Вселенной. Именно Он помогает нам принять, любить и прощать как самих себя, так и наших ближних.


471 1 Ин. 1:9; Иак. 5:16.


4. Покаяние и прощение. Подопечный может понять все, что Библия говорит о вине и прощении, и все же могут оставаться многие проблемы.

1) Я не могу просить прощения. Душепопечитель не должен заставлять людей молиться, каяться и просить Бога о прощении. Некоторым подопечным может понадобиться какое–то время, чтобы постичь все это, так что душепопечителю надо самому молиться за подопечного и продолжать трудиться с ним, принимая его и помогая страдающему от осознания своей вины постичь эти принципы до конца. Представление о том, что мы добиваемся милости Божьей своими делами и расплачиваемся за грехи, понеся наказание, столь широко распространено, что исчезает весьма медленно. Однако Библия учит, что покаяние и признание себя виновным — вот все, что нужно для обретения прощения. Непонимание этого главного закона христианства заставило множество людей, в том числе и христиан, испытывать нездоровое чувство вины, которое ведет к беспокойству, депрессии, утрате душевного мира, страхам, низкой самооценке, одиночеству и ощущению отчуждения от Бога.

2) Я не чувствую себя прощенным. Прося у других прощения, мы порой не чувствуем себя прощенными, поскольку нас действительно не простили. Бог так не поступает. Если мы признаемся Ему в своих грехах и муках, Он прощает всегда472. Чувство вины не исчезнет через день, однако наши подопечные могут уповать на то, что они прощены, хотя они могут и не понимать этого. Об этом, наверное, следует говорить вновь и вновь вкупе с молитвой, и чувство свободы непременно явится.


472 1 Ин. 1:9.


3) Я знаю, что Бог простил меня, а вот я не могу простить ближних. Луис Смедес писал, что прощение — это изнурительный труд, который кажется чуть ли не противоестественным. Большинству из нас приходится трудиться над этим, и часто мы прощаем своих ближних лишь с Божьей помощью. Ваш подопечный может согласиться с тем, что, «стараясь простить (даже если сегодня прощаешь, а завтра снова впадаешь в ненависть и заставляешь себя прощать послезавтра), он, тем не менее, прощает. Большинство из нас проявляет лень», когда старается простить473. Всем нам нужна помощь Бога, чтобы прощать, особенно если нам того не хочется.


473 Smedes, Forgive and Forget, 12, 190.


4) Как мне простить, если я не могу забыть обиды? Только Бог способен простить и забыть. Мы, люди, склонны помнить прошлые грехи и несправедливости даже тогда, когда мы их простили. Порой забывать и не нужно. Пытаясь игнорировать какие–то прошлые обиды, мы идем на риск их повторения474. Чаще же воспоминания о былом все же лучше оставить. После того как прощение состоится, эти воспоминания могут задержаться, но если мы не будем распространяться о них, они постепенно сойдут на нет. Когда человек с чистым сердцем прощает других и желает принять прощение от Бога, нет оснований сосредоточивать внимание на несправедливостях этой жизни. Воспоминания о былом могут возвращаться, когда их меньше всего ожидаешь, но эти воспоминания не будут иметь прежней силы. Сначала должно прийти прощение. За ним обязательно последует полное или частичное забвение.


474 См.: Lewis В. Smedes, "Secrets of Forgiving and Forgetting… But Not Necessarily", Bottom Line Personal 1 (30 June 1986): 1, 2.