Часть 8.. Заключительные вопросы


...

Глава 37.. Другие проблемы

Брэд — профессиональный душепопечитель, ему тридцать шесть лет; докторскую диссертацию по медицинской психологии он защитил в одном из университетов на востоке страны. После тяжелой, напряженной учебы в аспирантуре и годичной интернатуре по психологии Брэд закончил два семестра богословской семинарии, где прошел (дополнительно к подготовке по душепопечению) курс богословия и библейских занятий. Когда семь лет тому назад эта работа закончилась, Брэд занялся частной душепопечительской практикой; он трудится в команде специалистов в области психологии, психиатрии и социальной работы. Однако у Брэда есть проблема — он устает на работе.

«Мне еще нет сорока, — говорит он, — но после работы я как выжатый лимон; я раздавлен ею; она надоела мне. Вечером я прихожу домой опустошенным и боюсь, что зазвонит телефон. Я начал срываться на жене и детях. Раз в два месяца я вынужден брать себе отпуск, иначе просто не выдержать».

Брэд — хороший душепопечитель; его высоко ценят коллеги и подопечные. И все же временами он чувствует себя подавленным, поскольку «в мире так много страдающих людей». Многим с помощью Брэда стало лучше, но это улучшение почти всегда наступает медленно. Мало кто из клиентов Брэда понимает, что душепопечение час за часом, день за днем может иссушать; что оно требует много времени, внимания, энергии, ресурсов и тяжких трудов.

Брэд знает о синдроме «выгорания»; знает и о том, что душепопечителям необходим периодический отпуск; и о том, что такие, как он, всегда стоят перед искушением оставить эту профессию. Он не пропускает ни одного семинара по повышению квалификации, например, по душепопечению ВИЧ–инфицированных или национальных меньшинств, по новым методам семейной и супружеской терапии, по последним данным психопатологии, психологической этики и новшеств страхования. Брэд читает специальные журналы и старается быть в курсе новинок в сфере своей деятельности.

В отличие от многих коллег–специалистов, оставляющих свое призвание через несколько лет, Брэд и не помышляет о перемене профессиональной карьеры. Каждый день он сталкивается с новой проблемой, над которой ранее не работал. Душепопечение стимулирует развитие Брэда и нередко увлекает его, хотя это нелегкий труд.

***

Душепопечению, как говорится, век живи, век учись. На страницах этой книги рассмотрены, возможно, все наиболее общие проблемы, с которыми люди идут к душепопечителю. Вместе с тем следует признать, что ни одна книга, и даже серия книг, не может осветить всех проблем душепопечения1998.


1998 Некоторые из числа этих проблем обсуждаются шире и глубже в периодических изданиях серии книг по христианскому душепопечению изд–ва «Word Publishing Co., Inc». Для установления связи напишите: Word, Inc., 5221 N. O'Connor Blvd., Suite 1000, Irving, Tex. 75039.


Нередко проблемы комбинируются. Человек, сталкивающийся с проблемами супружеской жизни, может страдать от подавленного настроения, тревоги и от материальных проблем, когда приходится едва сводить концы с концами. Мать с отцом, пришедшие за помощью в борьбе с непослушным ребенком, иногда чувствуют себя оказавшимися «меж двух огней», поскольку их переживания могут увеличиваться еще и от того, что их пожилые родители не в состоянии приспособиться к реальной действительности. Человек, обратившийся за помощью по вопросу планирования профессиональной карьеры, может также страдать от межличностных конфликтов, тоски, низкой самооценки, пьянства и так далее.

Иногда те или иные актуальные проблемы подопечных разворачиваются на фоне уникальных, неповторимых обстоятельств. Даже в том случае, если у вас нет особых предубеждений и предрассудков, вам могут понадобиться дополнительные знания и понимание, чтобы заняться душепопечением с людьми иной расы, иной культурной среды, сексуальной ориентации, а также иного социально–экономического уровня. Вы, быть может, пожелаете работать со всеми людьми одинаково, но вам никуда не деться от необходимости учитывать уникальность проблем, с которыми к вам обращаются люди с физическими и умственными недостатками; люди, неспособные говорить на вашем языке; или привязанные к больному родственнику, который нуждается в постоянном уходе. Индивидуальное душепопечение, по всей видимости, будет отличаться от душепопечения в условиях церкви, тюрьмы, воинской части или психиатрической больницы. Во всех этих ситуациях принципы душепопечения могут оставаться одними и теми, но их всякий раз придется адаптировать к новым условиям. Душепопечители — не роботы, они обязаны быть людьми отзывчивыми, чувствительными и гибкими.

Необходимую гибкость может обеспечить знакомство с проблемами, представленными на следующих страницах. Эти проблемы пока не внесены в официальные классификации согласно своей значимости; однако с каждой из этих проблем вы можете столкнуться в тот или иной период вашей консультационной практики1999.


1999 Прежде чем началась работа над пересмотренным изданием этой книги, мы разослали нескольким сотням душепопечителей анкету с просьбой предложить темы, которые, по их мнению, следует включить в книгу. Большинство предложенных тем было включено. В данной главе обсуждается несколько тем, которые были предложены ими, но не были обсуждены ранее.


Душепопечение лиц с физическими недостатками

Как вы станете работать с глухими людьми или слабослышащими? Общение с ними может быть весьма трудным, особенно в том случае, если ваши подопечные используют кинетическую речь*2000, а вы не знаете их языка. Присутствие «переводчика» может помочь, но при этом будет нарушаться принцип конфиденциальности; это не даст вашему подопечному возможности раскрыться полностью, чтобы поделиться тревогами, интимными или неловкими подробностями. Чтение по губам, контакт один на один, а также визуальная связь здесь более важны, чем в иных типах душепопечения. Однако есть и одно «но»: сможете ли вы использовать привычный стиль душепопечения и верно проводить оценочные тесты? У людей со сниженным слухом нередко отмечаются проблемы депрессии, одиночества и нарушенных отношений; вместе с тем данные проблемы трудно обсуждать с ними из–за нарушений слуха. К этим людям в обществе обычно относятся предвзято; такое отношение не исключается даже со стороны душепопечителей, чутких и проницательных с обычными подопечными. Несколько лет тому назад был издан учебник по психиатрии, в котором говорилось, что распространенность психических нарушений среди глухих людей выше, чем в среднем у тех, кто хорошо слышит; особенно это относилось к паранойе; но, согласно последним данным, эта точка зрения подвергается справедливой критике. Когда люди с нарушениями слуха переспрашивают о том, что говорят окружающие, это нормально; иногда, правда, эти люди недослышат и делают неправильные заключения, которые невнимательный и нечуткий душепопечитель принимает за бредовые (параноидные) высказывания2001.


2000 Система жестов и телодвижений, используемая как средство общения, вместо звуковой речи.

2001 Данный текст адаптирован по заключениям: Richard P. Halgin and Derek J. McEntee, "Psychotherapy with Hearing–Impaired Clients", Professional Psychology: Research and Practice 17 (October 1986): 466–472; данная статья содержит хороший библиографический перечень и список ассоциаций, которые работают и помогают другим работать с глухими.


Нарушения слуха — это только один из примеров многочисленных неспособностей. Данное понятие относится к любому умственному, физическому или эмоциональному дефекту, неспособности или бессилию, которые не дают человеку возможности нормально функционировать. Люди, чьи неспособности2002 мешают им оптимально приспособиться к обычной жизни, называются инвалидами. Недостатки бывают различными: от незначительных проблем, которые не привлекают почти никакого внимания, до проблем, которые не оставляют человеку ни малейшей возможности действовать адекватно. Эти недостатки могут быть физическими, умственными или комбинированными (физическими и умственными одновременно). Они могут быть временными (например, ограничение подвижности после хирургической операции) или постоянными. Эти препятствия могут быть врожденными, полученными в период родов, в раннем детстве, а также приобретенными в результате потери тех или иных способностей.


2002 Дж. Эриксон Тада писала, что они с друзьями больше не употребляют слов типа «калека» или «инвалид», заменив их эвфемизмами. Например, она сама предпочитает говорить о «недееспособных людях» или «людях с определенными недостатками». Эвфемизмы переносят внимание с недостатка на саму личность; см.: Gene Newman and Joni Eareckson Tada, All God's Children: Ministry to the Disabled (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1987).


Люди, которых можно назвать полными инвалидами, встречаются очень редко. Хотя имеются определенные вещи, которых человек–инвалид делать не может, но есть много и того, что он делать может. Медицинское лечение направлено на оказание наибольшей физической помощи человеку–инвалиду, так что цель реабилитационых мероприятий заключается в том, чтобы помочь человеку жить с инвалидностью, достигая наибольшей эффективности.

1) Помощь семьям. Родители весьма тяжело переживают тот факт, что их дети — инвалиды, то есть имеют определенные недостатки, дефекты, увечья. Обычно они испытывают чувство вины, отверженность, критику со стороны врачей или учителей, нетерпимое отношение к другим членам семьи, нереалистические ожидания, чувства смущения, замешательства, смятения и гнев, направленный против Бога. Во многих семьих, где есть дети–инвалиды, отмечается повышенный уровень тревоги, депрессии и фрустрации на фоне пониженного уровня самооценки, супружеской и личной неудовлетворенности2003.


2003 Milton Seligman, "Handicapped Children and Their Families", Journal of Counseling and Development 64 (December 1985): 274–277; and Shirley Zeitlin, G. Gordon Williamson, and William P Rosenblatt, "The Coping with Stress Model: A Counseling Approach for Families with a Handicapped Child", Journal of Counseling and Development 65 (April 1987): 443–446.


Эти семьи нуждаются в понимании, поддержке, а иногда и практической помощи (например, по уходу за детьми или по хозяйству), когда они не справляются в исключительных ситуациях. Им следует помочь и научить вести полноценный образ жизни, несмотря на все ограничения, накладываемые проживанием с человеком–инвалидом. Родные братья и сестры должны иметь возможность выражать фрустрации и чувство отверженности, а также научиться практическому поведению*2004. Нередко бывает полезно познакомить подобные семьи с другими, где тоже есть дети–инвалиды. Группы взаимопомощи способны оказать поддержку, помощь и практическое руководство в процессе адаптации2005.


2004 Поведение, направленное на приспособление к обстоятельствам.

2005 Judith E. Pearson and Abby Sternberg, "A Mutual–Help Project for Families of Handicapped Children", Journal of Counseling and Development65 (December 1986): 213–215. Группы, подобные этим, возможно, уже имеются в вашей общине. Свяжитесь с поликлиникой, больницей и районными службами соцобеспечения.


2) Помощь инвалидам. Дети с врожденными недостатками, дефектами или увечьями учатся принимать этот факт в процессе адаптации. Если же инвалидами становятся позднее, адаптация к этому факту обычно происходит гораздо труднее. «У меня парализованы ноги, и я не могу ходить, — говорит один человек, получивший в автомобильной аварии перелом позвоночника. — У меня моченедержание; я не могу жить нормальной половой жизнью, как прежде. Я не могу кататься на мотоцикле, играть в футбол; теперь я лишен свободы, которая была раньше».

Утратив конечность, зрение, слух или контроль над той или иной частью тела, человек страдает; он испытывает боль, горе и скорбь. Нередко при этом отмечается потрясение, реакция отрицания, гнев, иногда нереалистические надежды и часто — депрессия. Люди задаются вопросом почему, и иногда ожидают, что Бог совершит чудо и все заживет. Когда исцеления не происходит, люди реагируют отчаянием, мыслями о самоубийстве; каждый из них может скорбеть о себе, ставшем отныне бременем для других, и страдать от безысходности2006.


2006 Jan Cox–Gedmark, Coping with Physical Disability (Philadelphia: Westminster, 1980).


Как избежать подобной эмоциональной западни? На это потребуется определенное время. Однако нередко это происходит быстрее, если инвалиду помогают выразить свои чувства и осмыслить предстоящую жизнь, чтобы суметь реализовать (или развить) все потенциальные возможности. Иногда для этого бывает необходимо научиться жить с физическими ограничениями, решать практические вопросы передвижения, преодолевать общественные стереотипы в отношении инвалидов, созидать положительный образ «я», переквалифицироваться (найти подходящее занятие, профессию или призвание)2007 и приготовиться принимать помощь там, где без помощи не обойтись.


2007 Edward M. Levinson, "A Vocational Evaluation Program for Handicapped Students: Focus on the Counselor's Role", Journal of Counseling and Development 65 (October 1986): 105, 106.


История жизни Джони Эрексон Тада многим известна. В результате несчастного случая она оказалась парализованной. Джони прошла длительные периоды депрессии и курсы реабилитации и в конечном счете научилась жить со своими ограничениями, вышла замуж и занялась важным служением по оказанию помощи другим людям–инвалидам2008. Менее известен, наверное, пример психолога Бэрреса Фредерика Скиннера, которому пришлось бороться со старческой немощью. Он не стал хандрить и смертельно тосковать о прошедшем. Он научился жить с нарушениями памяти и физическими ограничениями и написал целую книгу, чтобы помочь людям справляться со старческой немощью, заранее планируя и приспосабливаясь к предстоящим потерям2009.


2008 Joni Eareckson Tada, Choices… Changes (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1986).

2009 B. F. Skinner and M. E. Vaughn, Enjoy Old Age: A Program of Self–Management (New York: Norton, 1983); подобное свидетельство можно найти: Nancy М. Crewe and Irving Kenneth Zola, Independent Living for Physically Disabled People: Developing, Implementing, and Evaluating Self–Help Rehabilitation Programs (San Francisco: Jossey–Bass, 1983).


Помогая людям справляться и адаптироваться к своим потерям, душепопечитель вряд ли станет работать в традиционном ключе «один на один». Здесь нередко потребуется помощь физиотерапевта, педагога, врача и специалистов других профилей. Может, придется привлечь к работе и друзей подопечного, а иногда придется проводить сеансы душепопечения со всей семьей.

Время от времени, может быть, вам придется пересматривать кое–какие собственные установки. Если вы склонны принимать скоропалительные решения в отношении людей–инвалидов, чувствуете дискомфорт в работе с такими подопечными, имеете предубеждения относительно их предполагаемых капризов, вы вряд ли принесете много пользы в роли душепопечителя2010. Независимо от собственных установок, вы обязаны учиться у своих подопечных–инвалидов, и тогда ваш труд принесет богатые плоды.


2010 Однако, согласно некоторым сообщениям, подобные ожидания не обязательно воздействуют на то, как мы оцениваем людей с инвалидностью; Timothy R. Elliott, Robert G. Frank and Martha Brownlee–Duffeck, "Clinical Inferences about Depression and Physical Disability", Professional Psychology: Research and Practice 19 (April 1988): 206–210.


Иисус проявлял много заботы об инвалидах — хромых, слепых, глухих, эпилептиках и калеках. Он принимал их и восполнял их нужды. Христианский душепопечитель должен поступать так же. Труд душепопечителя требует творческого отношения; и для этого надо будет оставить ряд привычных любимых методов и привлечь помощников. Подобный труд может оказаться благодарным занятием, особенно когда душепопечитель увидит, как личность с недостатками, дефектами, увечьями приобретает новые навыки, стойкость и возрастает в духе.