Часть 2.. Личностные проблемы


...

Глава 10.. Вина

Элу двадцать один год, он обручен с молодой женщиной, которую очень сильно любит. Несмотря на свой относительно молодой возраст, он служит дьяконом в небольшой церкви, которую посещает также и его невеста.

Однако у Эла есть проблемы с мастурбацией. Он знает, что эта проблема стоит перед большинством холостых мужчин в его возрасте, но он чувствует себя виноватым и никак не может избавиться от этой привычки. Однажды, еще учась в колледже, Эл обратился к душепопечителю, но это был нехристианский душепопечитель, так что толку от него было не очень много.

«Все университетские студенты мастурбируют, — сказал этот душепопечитель. — Не волнуйся. Перестань беспокоиться и получай удовольствие».

Проблема как была, так и осталась; чувство вины у Эла не проходило. Он стал сомневаться, стоит ли впредь обсуждать эту проблему с кем–то еще. И вот он решил написать мне письмо, благо, мы с ним раньше никогда не были знакомы.

«Всегда ли причиной мастурбации являются физиологические или биохимические факторы?» — писал он, быть может, в надежде на то, что его проблема вызвана физическим расстройством и не зависит от него.

«Мне становится стыдно за мысли, которые возникают у меня в голове, когда я мастурбирую, — продолжал он в письме. — С одной стороны, мне бы не хотелось говорить об этом невесте, но я боюсь вступить с нею в брак, ведь у нас могут быть сексуальные проблемы, поскольку я мастурбировал, будучи холостяком. Верующие нашей церкви спрашивают, когда мы вступим в брак, но я все откладываю его, потому что чувствую себя виноватым.

И как быть с моей общиной? Надо ли мне отказаться от служения? Мне нравится служить в церкви, меня уважают, и люди говорят, что у меня получается. Если же я захочу оставить служение, они обязательно спросят меня почему, но я не знаю, что мне говорить им. И что скажут мои папа и мама? Они ведь ходят в ту же церковь».

В ответном письме я постарался успокоить его. Я настоятельно просил его поделиться проблемой с глазу на глаз с кем–то из старших братьев церкви. Со временем, быть может, ему захочется обсудить эту проблему с невестой — и, конечно же, ему следует говорить об этом с Господом.

Некоторые люди, подобно университетскому душепопечителю, сводят на нет как проблему мастурбации, так и связанного с ней чувства вины. Однако для Эла это были самые реальные проблемы, нуждающиеся в разрешении. В своем письме он употребил даже такое слово, как «муки». Речь шла не о физических страданиях; проблема мастурбации и осознание вины были причиной его интеллектуальных и духовных мук, из–за чего вся жизнь его становилась несчастной.

***

Веками богословы и философы бились над решением проблемы страданий. Отчего люди страдают? Служит ли страдание какой–либо полезной цели? Как можно ослабить или устранить человеческое страдание?

Ответы, как и сами вопросы, сложны414. Если большая часть творения вынуждена переносить муки физической боли, человеческие существа к тому же вынуждены терпеть и муки интеллектуальных страданий. Мы можем волноваться о грядущем, терзаться прошлым, сознательно вызывать физические или душевные муки у ближних и биться с проблемой внутренних страданий. Иногда страдание приходит независимо от наших поступков, но часто причиной наших страданий являются наши дела.


414 Более популярно христианское решение этих проблем рассматривается: С. S. Lewis, The Problem of Pain (New York: Macmillan, 1962); Philip Yancey, Where Is God When It Hurts? (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1977); Edith Schaeffer, Affliction (Old Tappan, N.J.: Revell, 1978). Дискуссия об ошибочных теоретических воззрениях на проблему страдания кратко изложена: Philip Yancey, "How Not to Spell Relief, Christianity Today 32 (19 February 1988): 64; см. также: David В. Jackson, "Suffering: The Core of Distress", Christian Counselor! (Winter 1987): 11, 12.


Осознание вины лежит в основе многих страданий человека. «Я так и не смог привыкнуть к этому, — признался один душепопечитель. — Не найти такого, достаточно большого места, чтобы собрать всех, кто чувствует свою вину. Они все уникальны и каждый из них требует особого, индивидуального подхода. А это совсем не просто»415. Нет, наверное, другой такой темы, которая включала бы в себя все проблемные сферы, дискутируемые в нашей книге. Поговорите с людьми, которые страдают от депрессии, одиночества, горечи; с членами семьи, где творят насилие; с гомосексуалистами, алкоголиками, со смертельно больными; с людьми, вовлеченными в супружеские неурядицы, или попытайтесь разобраться с любой другой проблемой, и вы увидите, что все они осознают и переживают вину как часть своих трудностей. Вина — это, как пишут, место, где религия и психология пересекаются чаще всего416. Вина названа важнейшим фактором, порождающим проблемы, с которыми люди обращаются к христианским душепопечителям417. Согласно психологу Брюсу Наррамору, необходимо осознать происхождение чувства вины, чтобы понять причину психологической дезадаптации418.


415 Earl D. Wilson, Counseling and Guilt (Waco, Tex.: Word, 1987), 11.

416 G. Belgum, Guilt: Where Religion and Psychology Meet (Minneapolis: Augsburg, 1970); см. также: S. Bruce Narramore, "Guilt: Where Theology and Psychology Meet", Journal of Psychology and Theology 2 (1974): 18–25.

417 Howard Clinebell, Basic Types of Pastoral Care and Counseling (Nashville: Abingdon, 1984), 141.

418 S. Bruce Narramore, "Guilt", in Baker Encyclopedia of Psychology, ed. David G. Benner (Grand Rapids, Mich.: Baker, 1985), 486–488.


Выделяют несколько типов вины. Их можно свести в два класса: объективная и субъективная. Объективная вина возникает в случае преступления человеком требований закона, причем преступник оказывается виновным, если даже не осознает своей вины. Субъективная вина имеет отношение к внутренним переживаниям раскаяния и самоосуждения, которое возникает вследствие наших действий. Процесс душепопечения будет протекать с большими затруднениями, если душепопечитель не поймет различий между этими классами вины419.


419 Ibid.


1. Объективная вина. Данный класс можно разбить на четыре типа виновности. Эти типы пересекаются друг с другом, сливаются и часто не так четко видны, как, быть может, подразумевается в нижеследующих абзацах.

Во–первых, имеется виновность юридическая — в результате нарушения законов общества. Человек, проехавший на красный свет или совершивший кражу в универмаге, виновен перед законом, даже если его не задержали на месте преступления и он испытывает какие–то угрызения совести.

Виновность богословская, во–вторых, включает нарушение законов, установленных Богом. Библия описывает божественные стандарты человеческого поведения, стандарты, которые все мы нарушаем порой своими действиями и мыслями. Согласно Писанию, согрешили все —- мы все преступники420. Мы все виновны перед Богом, неважно, сожалеем мы об этом или нет.


420 Ис. 53:6; Рим. 3:23.


Многие психиатры и психологи отрицают существование богословской виновности. Чтобы допустить это, следует признать существование абсолютных моральных стандартов. Если допустить существование абсолютных стандартов, то надо допустить и существование Того, Кто установил эти стандарты; а это может сделать только Бог. Для многих легче считать, что истина и ложь относительны, зависят от личного опыта, подготовки и субъективных ценностей. Как мы увидим, в этом заключается важнейший, практически значимый для душепопечения смысл.

В–третьих, существует и такой тип объективной виновности, как виновность личная. Человек испытывает вину, когда он не соответствует своим персональным стандартам или противится голосу совести. Никакие законы в этом случае не нарушаются и нельзя говорить о неповиновении Богу. Например, отец решает проводить каждое воскресенье с семьей, но вот его больше недели нет дома (уехал по делам), и тогда он чувствует вину. Женщина, страдающая лишним весом, может испытывать вину, когда уступает искушению съесть лишний кусочек сладкого.

Виновность социальная возникает в том случае, когда мы нарушаем неписанные, но социально обусловленные нормы поведения. Человек, ведущий себя грубо, злонамеренно наушничающий, зло критикующий или не обращающий внимания на тех, кто нуждается в помощи, никаких законов не нарушает и может не испытывать никаких угрызений совести. И все же, виновный человек нарушил социальные ожидания других людей по соседству, в церкви, на рабочем месте или в обществе.

Большинство людей чувствуют себя неудобно, когда нарушают гражданское право (юридическая виновность), намеренно противятся или не обращают внимания на Бога (богословская виновность), нарушают личные стандарты (личная виновность) и/или действуют вопреки общественным ожиданиям (социальная виновность). Однако можно совершать все вышеописанное и никогда не чувствовать себя виноватым. Закоренелый преступник может действовать жестоко и не чувствовать никакого сожаления или раскаяния. Миллионы людей, в том числе и мнимые христиане, забывают каждый день о Боге и таким образом грешат против Него. Эти люди виновны пред Богом, но не чувствуют виновности в отношении своих действий.

2. Субъективная виновность. Это неприятное чувство сожаления, раскаяния, стыда и самоосуждения, которое часто приходит, когда мы сделали или помыслили о чем–то, как нам кажется, неправильно или не сумели сделать чего–то, что должны были сделать. Часто при этом имеет место обескураженность, тревога, страх наказания, низкая самооценка, ощущение изолированности, и все это связывается в одно, как часть чувства вины. Эти эмоции бывают как сильными, так и слабыми. Они бывают неприятны, хотя и не всегда. Они могут стимулировать нас изменить свое поведение и искать прощения у Бога или других людей. Чувство вины, тем не менее, бывает также и разрушительным, сдерживающим, что делает жизнь несчастной.

Чувство субъективной виновности бывает уместным и неуместным421. Чувство уместной вины возникает в том случае, когда мы нарушаем закон, не подчиняемся библейскому учению или нарушаем законы собственной совести и чувствуем раскаяние, соответствующее тяжести наших проступков. Чувство неуместной вины не соответствует тяжести наших проступков. Некоторые люди, например, могут красть и убивать, не чувствуя при этом большой вины, в то время как другие цепенеют от чувства вины за совершение какого–то незначительного проступка или из–за недоброй мысли. Часто это чувство неуместной вины рождается внутри нас, но порой наши ближние делают замечания или судят, и все это «вгоняет» нас в подобное чувство вины. Иногда эти замечания делают беэжелания навредить нам, но, бывает, их произносят специально, чтобы вызвать у нас чувство вины.


421 В своей классической книге "Guilt and Grace" (New York: Harper & Row, 1962) Пол Турнье прибегает к понятиям «истинная вина» и «ложная вина». Я полагаю, что термины, предложенные Турнье, скорее сбивают с толку, чем помогают, поэтому я избегаю употреблять их в этом тексте.


Итак, вина представляет собой большую и сложную проблему. В душепопечении важно видеть разницу между объективной и субъективной виной, хотя подопечных беспокоит только субъективная вина. Важно понять также и библейское учение о вине.

Библейское обоснование чувства вины

Люди, говорящие о виновности, обычно ссылаются на субъективное чувство вины, хотя в Библии этого никогда не делается. Три греческих слова, переведенных как «вина» или «виновный», относятся к богословской виновности, описанной выше. Человек виновен, в библейском смысле, когда он преступает закон Божий. По Библии, нет большого различия между виновностью и грехом422.


422 L. R. Keylock, "Guilt", in The Zondervan Pictorial Encyclopedia of the Bible, ed. Merrill C. Tenney (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1975), 2:852.


Христианам есть о чем подумать в связи с этим. Так как Библия никогда не говорит о субъективной виновности, то нигде не подразумевается, что мы должны пытаться пробуждать чувство вины у своих ближних. Несмотря на это, многие благонамеренные родители, учителя, телепроповедники и душепопечители пытаются вызвать чувство вины, надеясь, что это окажет стимулирующее действие на христианский рост, покарает грешников, воспрепятствует гордыне, убережет людей от потенциального греха или обеспечит рост финансовых пожертвований. Нехристиане выступают против подобных действий, доказывая (полагаю, верно), что таковые действия будят нездоровое чувство вины и походят на манипулирование423.


423 Далее это обсуждается: Wilson, Counseling and Guilt, chaps. 2 and 6; см. также: S. Bruce Narramore, No Condemnation (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1984), chap. 10. Наррамор убежден в том, что чувство вины никогда не приходит от Бога, оно «никогда не побудит нас к подлинному покаянию», а, наоборот, «заставит скрыть свои чувства или заменить Божье прощение наказанием самого себя или своим решением» (р. 148).


Можно ли помочь людям справиться с их грехом, то есть объективной виновностью, не провоцируя нездорового чувства вины? Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим понятия конструктивной печали и божественного прощения.

Конструктивная печаль, которую называют порой печалью ради Бога, это термин, употребляемый Брюсом Наррамором424 и основанный на тексте 2 Кор. 7:8–10. В этом отрывке Павел противопоставляет мирскую печаль (эта печаль, по всей видимости, эквивалентна чувству вины) и печаль ради Бога, которая «производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть». Печаль ради Бога является конструктивной потому, что служит полезной цели — необходимой перемене.


424 Narramore, No Condemnation.


Наррамор иллюстрирует это положение, описывая ситуацию, в которой фигурируют два человека в кафе — один из них случайно проливает кофе на другого. Реакция, связанная с чувством вины, будет такая: «Как я глуп. Взгляните–ка, что я натворил из–за своей неуклюжести. Простите меня». Виновник инцидента чувствует себя глупым и порицает себя. Конструктивная печаль отличается от мирской. Человек, проливший кофе, мог бы сказать: «Я очень огорчен. Позвольте мне помочь вам». Затем он мог бы оплатить счет из химчистки. Первая реакция — психологическая вина, самоосуждение и небиблейское решение проблемы; последнее — конструктивная печаль, здравое решение, соответствующее Писанию.

Наррамор полагает, что многие христиане регулярно переживают фазу греха: чувство вины, покаяние, временное облегчение и затем новый, больший грех и так далее. Для некоторых известный текст из Первого послания Иоанна (1:9) «стал психологическим выводителем пятен эмоциональной вины», а не средством для реальных перемен. Дело в том, что такое покаяние в сущности основано на эгоистическом желании избавиться от чувства вины. При этом, как только наступает облегчение, человек волен грешить снова, и фаза греха повторяется425.


425 Ibid., 155; Наррамор считает, что протестанты делают это на основании известного текста (1 Ин. 1:9), а многие католики в исповедальне поступают, по сути дела, точно так же, давая временное облегчение.


Петр, напротив, горько оплакивал свое отречение от Господа426. Он переживал глубокое раскаяние, искреннее покаяние и истинно желал измениться. Он исповедал свое преступление, избавился от всякого чувства вины и познал прощение.


426 Мф. 26:75.


Божественное прощение — это великая библейская тема, особенно в Новом Завете. Иисус Христос пришел умереть, чтобы грешные люди могли обрести прощение и восстановить полноту общения с Богом427.


427 1 Пет. 2:24.


В некоторых отрывках Священного Писания тема прощения обсуждается без упоминания о покаянии, но в других местах подразумевается, что, по крайней мере, два условия должны быть соблюдены прежде, чем Бог простит. Во–первых, мы должны раскаяться. «Для Бога простить без покаяния — все равно, что закрыть глаза на грех или проявить полное безразличие к нему»428. Во–вторых, мы сами должны желать прощать429. Иисус указывает на это, по крайней мере, трижды. Человек, который ищет прощения, должен искренне покаяться и желать прощать ближних430.


428 1 Ин. 1:9; the quotation is from R H. Monsma, "Forgiveness", in The Zondervan Pictorial Encyclopedia of the Bible, 2:599.

429 Мф. 6:14,15, 18:21.

430 Превосходный обзор по теме прощения см.: Lewis В. Smedes, Forgive and Forget (New York: Harper & Row, 1984).


Помните о значении конструктивной печали и об обетовании божественного прощения, стремясь помочь тем, кто испытывает и объективную виновность, и субъективную виновность.