Часть 6.. Проблемы семьи

Глава 28.. Душепопечение при беременности


...

Последствия проблем беременности

Если бездетность и нежеланное зачатие вызывают однотипные эмоциональные реакции, то последствия этих проблем различны в зависимости от обстоятельств.

1. Бездетность. Всякий раз, когда пара начинает осознавать, что на зачатие рассчитывать не приходится, даже после неоднократных и повторных попыток, или когда появляется медицинское заключение, что муж, или жена, или оба вместе не могут содействовать желанному зачатию, люди вначале испытывают шок. При этом многие печалятся, или приходят в ярость («Почему это случилось с нами?»), или отдаляются от друзей, которые могут «лезть в душу». Некоторым бывает слишком больно находиться рядом с детьми. Например, одной бездетной женщине приходилось отказываться от участия в праздновании Рождества, поскольку ей было невыносимо трудно видеть радостных племянниц и племянников, возбужденных перспективами рождественских каникул1403. Подобное реагирование иногда замещается отрицанием или нежеланием признать наличие проблемы, а затем, наконец, принятием ее, готовностью пройти любое лечение, лишь бы принесло пользу, и решением искать отраду в другом (например, окунуться в работу, усыновить ребенка, став приемными родителями, или посвятить себя детям других людей)1404.


1403 См.: Beth Spring, "When the Dream Child Dies", Christianity Today Ъ\ (7 August 1987): 27–31.

1404 Merrill Rogers Skrocki, "Infertility: The Loneliest Problem", McCal's 105 (August 1987): 68, 69.


Узнав о своем бесплодии, женщины начинают переживать особое чувство вины и неполноценности. Многие оказываются под прессом семейной и социальной необходимости рожать детей; и тогда бесплодие воспринимается как несостоятельность или признак половой неполноценности. Иногда в связи с бесплодием отмечается постоянная тревожность, сопровождаемая временами разговором на больную тему с другими бездетными парами1405. Как сказал один душепопечитель, женщине, не способной зачать, весь мир кажется беременным. «Всюду, куда ни обернется, она видит младенцев и беременных»1406. Согласно одному исследованию четырехсот супружеских пар, все они по большей части попадают в «цикл отчаяния и надежды». В начале всякого месячного цикла появляется надежда на то, что «на сей раз, наверное, все изменится», после чего нарастает уровень беспокойства и тревоги; когда же становится ясно, что зачатия не произошло, появляется отчаяние1407. Это порождает напряженность, способную подорвать даже прочные супружеские отношения, нарушить менструальный цикл и усугубить бесплодие, препятствуя зачатию в дальнейшем.


1405 Один автор называет это «баснями о бесплодии» в ответ на «бабьи россказни»; Diane Cole, "Infertility Tales", Psychology Today 22 (March 1988): 64, 65.

1406 Skrocki, "Infertility".

1407 Вывод о континууме «надежда — отчаяние» входит в число заключений неопубликованного исследования, проведенного психологом Бетси Хаарман (Betsy Haarmann), по книге: Beth Spring, The Infertile Couple (Elgin, 111.: David C. Cook, 1987), 60,61.


Цикл отчаяния и надежды немного иной у супругов, которые бездетны в результате повторных выкидышей. Всякий раз, когда женщина зачинает, в очередной раз появляется надежда, что теперь беременность закончится рождением доношенного ребенка. Но случается выкидыш (или рождение мертвого плода), и надежды снова разбиваются, а супруги вновь переживают то же самое разочарование и ту же самую печаль. При этом нередко супруги начинают винить друг друга, ощущают полную беспомощность; при этом почти всегда им приходится преодолевать горечь с помощью добрых друзей и близких. Но бывает и так, что членам семьи и ближним неудобно говорить на эту тему, так что супружеской паре приходится справляться с этой проблемой один на один. Согласно высказыванию одного специалиста по душепопечению проблем горя, душепопечители должны осознать, что супруги несут самую настоящую утрату, поскольку каждый выкидыш означает смерть. Значение этого факта нельзя преуменьшать или замещать оптимистической перспективой новой беременности1408.


1408 J. William Worden, Grief Counseling and Grief Therapy (New York: Springer, 1982).


Душепопечители, работающие в клиниках, которые принимают больных бесплодием, отмечают, что многие супружеские пары неохотно соглашаются с диагнозом бесплодия (даже стыдятся мысли о нем) и не признают проблем, связанных с повторным выкидышем. Некоторые считают бездетность признаком биологической (психологической) несовместимости мужчины и женщины. Многие стесняются обсуждать сексологические проблемы, даже с душепопечителем–медиком. Встречаются и такие, что противятся медицинскому обследованию репродуктивной системы; некоторые боятся услышать от врачей: «Все это у вас связано с нервами, так что идите домой, успокойтесь и постарайтесь зачать снова».

Душепопечителю следует убедиться, желают ли его подопечные говорить о бесплодии. Если пара остается бездетной после нескольких лет брака, вы можете поставить этот вопрос, конечно, тактично, причем постарайтесь не давить, то есть не говорить с ними на столь знакомом языке их благожелательных, но бесчувственных родственников и друзей. Если супружеская пара не желает обсуждать свою бездетность, пусть примут ваши уверения в том, что вы готовы обсудить с ними эту проблему в дальнейшем в любое удобное для них время, и смените тему.

2. Непредвиденное и нежеланное зачатие. Христианский психолог Эверетт Л. Уортингтон выделяет два типа непредвиденных зачатий: 1) зачатия, наступившие слишком рано; и 2) зачатия, наступившие слишком поздно. К первому типу относятся: зачатия у подростков; у женщин, не состоящих в браке, но живущих вместе с мужчиной; зачатия, происходящие непосредственно до или после свадьбы; и зачатия, наступающие одно за другим (после рождения предыдущего ребенка женщина, у которой не остается времени на физиологическое восстановление, беременеет снова). Ко второму типу относятся незапланированные зачатия; случайные непредвиденные зачатия; и зачатия, случившиеся в возрасте после сорока лет. Влияние каждого из перечисленных выше типов зачатий на людей разнятся в зависимости от обстоятельств1409.


1409 Более подробно эта тема обсуждается: Everett L. Worthington, Counseling for Unplanned Pregnancy and Infertility (Waco, Tex.: Word, 1987).


Рассмотрим, например, проблемы, с которыми сталкивается незамужняя мать. В последние годы распространенность внебрачных зачатий, особенно среди подростков, растет угрожающими темпами. Внебрачные половые отношения приобретают в нашем обществе все большее признание, но от этого они не делаются праведными. Библия, как мы убедились, осуждает половое общение вне брака, и внебрачные зачатия по–прежнему отвергаются обществом. Конечно, мужчина, чья сперма оплодотворяет женщину, составляет точно такую же часть проблемы, что и незамужняя мать, однако иногда личность отца остается в тайне даже для женщины. Мужчины могут скрывать свою причастность, поскольку беременность наступает не у них; бывает и так, что отец бежит (иногда то же делает и семья женщины), оставляя незамужнюю мать с проблемой нежеланного зачатия один на один.

Незамужние матери нередко пытаются скрывать беременность как можно дольше. Тревога, страх перед реакцией родителей, беспокойство в отношении общественного осуждения, чувство вины, самоосуждение, а иногда возмущение и ярость, все это заставляет незамужнюю мать оставаться наедине со своими мыслями и мешает ей обратиться к источникам помощи, врачебному наблюдению, которое необходимо беременной женщине, препятствует осуществлению гигиены беременности. Когда диагноз беременности подтверждается, нередко отмечаются приступы гнева, осуждения, страха, паники и смятения, особенно в том случае, когда речь идет о беременности подростков. Эти эмоции можно наблюдать в кабинете душепопечителя; однако не следует читать нотаций, вступать в богословские рассуждения или интеллектуальные дебаты, пытаясь выяснить, почему зачала девочка. Вашему подопечному нужно помочь справиться с критическим состоянием и принять решение о поведении в ближайшем и отдаленном будущем.

3. Аборт. В январе 1973 г. Верховный суд Соединенных Штатов Америки предоставил женщинам абсолютное право на аборт по требованию в первые шесть месяцев беременности и почти безусловное право на аборт по медицинским показаниям в интересах сохранения здоровья (под словом «здоровье» здесь понимается сохранение душевного, соматического, социального и экономического благополучия) в последние три месяца. Вдруг аборт перестал быть преступлением и стал правом. Аборт перестал быть привилегией богатых и стал доступен всем, иногда на деньги рядового налогоплательщика. Одобрительные и неодобрительные высказывания продолжаются и поныне как в Северной Америке, так и за ее пределами1410. Тем временем распространенность законных абортов стремительно нарастает.


1410 В Канаде дебаты об аборте велись достаточно широко до начала 1988 г. В это время, после известного решения Верховного суда, премьер–министр Канады Брайан Малруни назвал будущее аборта «наиболее сложной проблемой, которая встала перед парламентом Канады за последние двадцать пять лет». Комментарии были опубликованы: Burlington (Ontario) Spectator, 1 March 1988.


Как мы отмечали ранее, много споров в отношении аборта порождает вопрос о том, когда начинается человеческая жизнь. Верховный суд постановил, что решать трудный вопрос о том, когда начинается жизнь человека, ему не пристало, поскольку «специалисты в соответствующих областях медицины, богословия и философии не могут прийти к какому–либо согласию, судебная власть на данной ступени человеческих знаний не имеет возможности заниматься спекуляциями для получения ответа»1411. Ответ же, однако, имеет очень важное значение. Если жизнь человека начинается в момент рождения — аборт не является убийством. Если же человеческая жизнь начинается раньше, а именно в момент зачатия, то аборт — это убийство1412. Жестокая ирония здесь заключается в том, что один и тот же кодекс законов делает преступлением убийство недоношенного ребенка, но дает право на убийство другого ребенка того же возраста, но еще не рожденного. Те же самые врачи, которые не жалеют времени и тысячи долларов в борьбе за жизнь недоношенного ребенка, не задумываясь идут на мероприятия, ведущие к смерти нерожденного ребенка того же возраста. Один и тот же закон, защищающий гражданские права одного, лишает этих прав другого.


1411 Roe et al. v. Wade. 93 S.C. 705 1973, at 730.

1412 В недавно вышедшей книге делается попытка дать сбалансированную оценку проблемы аборта; внимание здесь обращается на то, что люди с обеих сторон баррикады пользуются эмоциональным языком, который представляет факты в разном свете и тем самым провоцирует споры. «Убийство» — хороший пример такого слова. Сторонники аборта почти никогда не пользуются этим словом; противники аборта, наоборот, пользуются им гораздо чаще. См.: Hyman Rodman, Betty Sarvis, and Joy Walker Bonar, The Abortion Question (New York: Columbia University Press, 1987).


Христианский душепопечитель должен постараться разрешить эти проблемы прежде, чем он приступит к душепопечению при беременности. Нет никаких убедительных библейских, богословских, физиологических, медицинских и других свидетельств, которые могли бы подтвердить, что человеческая жизнь действительно начинается на каком–то этапе в течение девяти месяцев между зачатием и рождением. Вот почему многие считают, что жизнь человека начинается в момент зачатия, когда мужской сперматозоид оплодотворяет женскую яйцеклетку. Если это соответствует истине, то аборт является грехом. Это не только хирургическая операция, не только юридическая проблема и не только проблема душепопечения. Это нарушение заповеди «не убий».

Не всякий душепопечитель согласится с подобным заключением; ведь у этой сложной проблемы есть и другие нравственные аспекты, например, можно ли делать аборт в целях предотвращения рождения ребенка с пороками развития, или после изнасилования, или при угрозе (в случае продолжения беременности) здоровью и жизни матери.

В наше время аборт, как хирургическая операция, относительно (хотя не всегда) безопасен, прост, легкодоступен и широко распространен в качестве одного из методов эффективного, спокойного и быстрого решения проблем беременности. По вопросу о том, какое воздействие оказывает аборт на женщину, ведутся ожесточенные споры. С одной стороны, лица, занимающиеся душепопечением женщин непосредственно после абортов, ссылаются в спорах на реальные истории болезни (среди них встречаются весьма драматические и психотравмирующие)1413. С другой стороны, некие исследования и работы лиц и организаций, выступающих за разрешение абортов, утверждают, что аборты психологически безвредны.


1413 См. в качестве примера: Susan M. Stanford, Will I Cry Tomorrow? Healing Post–Abortion Trauma (Old Tappan, N.J.: Revell, 1987).


Важно заметить, однако, что большинство исследований в пользу абортов опирается на порочную методологию и исследовательские программы, которые не соответствуют качеству, установленному нормативами. Из–за этих недостатков, результаты подобных исследований имеют весьма сомнительную обоснованность1414. Одно из исследований, проведенных в полном соответствии с научными нормами, поддерживает доводы тех, кто говорит о повышенной частоте психических травм, связанных с абортом1415. Душепопечители утверждают, что воистину существует постабортный синдром; этот синдром, развивающийся после аборта у женщин (удивительно, но часто у их мужчин тоже), проявляется у партнеров в чувстве вины, печали, отчуждения, депрессии, безразличия и душевной боли1416.


1414 Обзор этих исследований см.: James L. Rogers, James F. Phifer, and Julie A. Nelson, "Validity of Existing Controlled Studies Examining the Psychological Effects of Abortion", Perspectives on Science and Christian Faith 39 (March 1987): 20–30.

1415 H. P. David, N. K. Rasmussen, and E. Hoist, "Postpartum and Postabortion Psychotic Reactions", Family Planning Perspectives 13 (1981): 88–92.

1416 Edward H. Fehskens, "Post–Abortion Syndrome: 1 Couldn't Shake the Nightmares", Lutheran Witness (January 1988): 2–4.


«Постабортная травма есть скорее правило, чем исключение, — пишет один душепопечитель по поводу одного из предыдущих изданий нашей книги. — Последствия аборта не ограничиваются малой кровью, небольшой виной, сожалением или интересом к нравственным аспектам этого поступка. Они распространяются дальше и проявляются в глубоком горе, самоубийственных действиях, разорванных связях, половой дисфункции, низкой самооценке, самобичевании, насилии над другими детьми, самоубийстве, алкоголизме и наркомании… и, обращаясь к Богу, они боятся, что Он никогда не простит им „убийства" (их слово) собственных детей». Эти реакции в структуре постабортного синдрома проявляются в кабинете душепопечителя; конечно, они отмечаются не у всех женщин, совершивших аборт, однако тот факт, что многие из них действительно получают психическую травму, наводит на мысль о том, что риск серьезной психопатологической реакции у таких лиц высок.

Что происходит с младенцами, если матери отказываются от аборта? Все зависит от установок матери и отношения ее семьи к такому ребенку. У эмоционально неустойчивых матерей или тех, кто не любит нежеланных детей, вырастают трудновоспитуемые дети1417. Если матери принимают своих ранее непредвиденных и нежеланных детей и воспитывают их, окружая любовью, или если дети от непредвиденных зачатий попадают в детские дома и приюты, где получают достаточный уход и заботу, они могут расти счастливыми и нормальными.


1417 Judith E. Belsky, Livia S. Wan, and Gordon W. Douglas, "Abortion", in Comprehensive Textbook of Psychiatry/IV, ed. Harold I. Kaplan and Benjamin J. Sadock (Baltimore: Williams & Wilkins, 1985), 1052–1056.


4. Смертность в грудном возрасте. С формальной точки зрения, это не проблема беременности; однако если ребенок умирает при родах или вскоре после рождения, родители горюют даже в том случае, если их предупреждали, что ребенок не выживет. Дети с физическими и умственными пороками развития могут существовать какое–то время, но здесь родители впадают в состояние фрустрации, гнева, уныния, вины и печали, поскольку многие из их надежд, связанных с будущим ребенком, умирают, несмотря на то что ребенок родился.

Пережить внезапную смерть ребенка грудного возраста бывает особенно трудно не только родителям, но и другим членам семьи. Ежегодно тысячи младенцев умирают с этим диагнозом1418. Смерть при этом наступает внезапно, обычно в первые шесть месяцев жизни. Причина ее неизвестна, хотя без вирусной инфекции здесь, очевидно, не обходится. В дополнение к горю, сопровождающему смерть грудного ребенка, иногда родители проходят через процедуру полицейского допроса, поскольку насилие и пренебрежение детьми чрезвычайно распространены в нашем обществе. Нередко члены семьи начинают обвинять в смерти младенца самих себя, а иногда их в этом подозревают родственники, хотя предотвратить подобного рода смерть было просто невозможно. Родные братья и сестры, которым не очень хотелось еще одного брата или сестру, реагируют на смерть младенца сильным самообвинением.


1418 Ежегодно в Соединенных Штатах Америки от синдрома внезапной смерти умирает 7 тыс. детей грудного возраста, см.: Worden, Grief Counseling.


Часто внезапная смерть ребенка грудного возраста порождает напряженность и непонимание между его родителями; нередко дело завершается разводом. Иногда, как мы уже говорили, жене начинает казаться, что мужу на все это наплевать, ведь он не плачет столько, сколько она. Он же, в свою очередь, подавляет в себе слезы, поскольку не хочет расстраивать жену. Подобное недоразумение порождает огромное напряжение в межличностных отношениях и демонстрирует нарушение коммуникации, связанное с родительским горем1419.


1419 Ibid., 87.