Часть 5.. Проблемы идентификации

Глава 23.. Горе


...

Заключительные замечания

Горе не выбирает — оно может прийти ко всем без исключения. Мало кто не испытывает горя. Некоторые падают духом в тяжелой ситуации, а те, кто с честью проходит это испытание, нередко обретают опыт болезненного очищения. Никто специально не ищет горя. Оно приходит без предупреждений, его принимают безо всякой охоты, и справиться с ним можно, только если честно и открыто встретить его, воспользовавшись помощью Бога и поддержкой своих ближних. Горе — это боль, которую Бог нередко использует, чтобы помочь нам обрести духовную зрелость и подготовить к служению для Бога.

Уолтер Тробиш был благочестивым человеком. Его труды оказались полезными для многих миллионов читателей1240. В одно ясное октябрьское утро он умер от сердечной недостаточности в своем домике в предгорьях австрийских Альп. «Весь мой мир рухнул в тот день, когда он умер, — писала его вдова впоследствии. — Теперь я способна признать, что прошла все те фазы скорби, которые описывает Джон Стейнбека: „Сначала ты чувствуешь себя как бы отрезанным и одиноким, затем подбираешь одну нить, потом вторую, третью, и вот понемногу ты скручиваешь ее втрое, и эта путеводная нить ведет тебя обратно к новой жизни". После близкой дружбы и двадцатисемилетнего брака привыкнуть к новому одиночеству не так–то просто»1241.


1240 См.: Walter Trobisch, The Complete Works of Walter Trobisch (Downers Grove, 111.: InterVarsity, 1987).

1241 Ingrid Trobisch, "Let the Deep Pain Hurt", Partnership (September — October 1985): 43–45.


Душепопечители тоже знают, как нелегко помогать людям, скорбящим в новом одиночестве. Возможно, мы можем помочь своим подопечным пережить эти испытания так же, как пережила их Ингрид Тробиш. Она написала:

Много лет ушло на то, чтобы познать, что никому из людей на этой земле не утолить глубочайшей жажды женского сердца. Сделать это по силам только одному Богу. Он единственный способен помочь мне жить с той глубокой опустошенностью, той нестерпимой болью в сердце… Эта боль все еще там. Он еще не заполнил этой пустоты, но проложил над нею мост. И теперь я могу жить с пустотой, ступая по мосту и обращаясь за помощью к ближним1242.


1242 Ibid.