Часть 5.. Проблемы идентификации


...

Глава 22.. Физические болезни

Кризис наступил внезапно. Если бы его спросили о состоянии здоровья за несколько дней до того декабрьского утра, Харолд ответил бы: «Конечно, сказать, что я чувствую себя отлично, было бы неверно, но в общем я еще в довольно неплохой форме». Если не считать повышенного давления крови и небольшой одышки, то он, казалось, имел довольно хорошее для человека семидесяти семи лет здоровье. Всю сознательную жизнь он почти не обращался к докторам, и единственная его госпитализация (операция катаракты) была непродолжительной.

Все случилось стремительно. После завтрака в то судьбоносное утро он оказался на грани смерти. Он подумал, что надо бы прилечь, однако не смог выйти из–за стола. «Это конец, — сказал он встревоженной жене. — У меня не получается!»

Медработники прибыли в считанные минуты и начали подключать кислород. К тому времени, когда Харолда доставили в больницу, сердце его остановилось, но квалифицированной врачебной бригаде врачей удалось его запустить снова.

Пока врачи трудились, встревоженная жена Харолда с соседом и священником больницы находились далеко от палаты интенсивной терапии, где Харолду оказывали неотложную помощь. Диагноз «остановка сердца» вряд ли бывает утешительным, так что повторная остановка сердца через день вовсе не исключалась.

Но Харолд выжил. Через несколько недель его выписали домой, хотя в последующие несколько месяцев его существование, казалось, вращалось только вокруг лекарств и больниц. Доктора нашли признаки перенесенного в прошлом инфаркта миокарда, кроме того, у больного обнаружили рак крови. У него начали сдавать почки, сила и энергия его ослабевали, а на дряхлеющей коже стали появляться пролежни.

Временами Харолду думалось, что он может и должен поправиться, а временами больной впадал в тоскливое состояние, поскольку чувствовал себя при смерти. Долгими часами он говорил с женой и домочадцами, анализируя совместную жизнь и готовясь к тому времени, когда его не станет.

Он точно исполнял указания своего врача, но часто ему приходилось бороться с бессонницей и расстройством желудка, побочными эффектами назначенной ему химиотерапии. К удивлению многих, его не покидало чувство юмора, и на протяжении всего времени тяжелой болезни он жаловался на здоровье сравнительно мало.

Как–то утром лечащий врач поставил стул рядом с кроватью Харолда и сказал больному: «Не хочу врать, но мы сделали все, что могли. Вы не поправитесь. Все, что теперь можно сделать для вас, это устроить вас по возможности удобнее». Доктор знал, что Харолд хотел лишь умереть мирно и семья поддерживала его в этом желании. В случае еще одного сердечного приступа, не следовало предпринимать никаких героических попыток, чтобы удержать пациента в живых при помощи систем жизнеобеспечения.

Однажды в летний полдень Харолд мирно почил во сне. Это произошло через восемь месяцев борьбы. Эта борьба за жизнь была обречена на проигрыш.

В отличие от некоторых историй болезни, которыми начинаются главы в этой книге, ее автору история болезни Харолда известна лично. Харолд Коллинз — мой отец. Как он страдал из–за этой болезни, я видел, когда трудился над этой книгой.

***

Как известно, человеческое тело представляет собой замечательный организм. Состоя из миллиардов клеток, многочисленных биохимических соединений, сотен мускулов, кровеносных сосудов общей длиной в несколько километров и разнообразных органов, тело может расти, бороться с болезнями, приспосабливаться к температурным колебаниям, реагировать на стимуляцию окружающей среды и восстанавливать массу телесных повреждений. Много веков тому назад псалмопевец воспел и прославил Бога за то, что он (и мы) «дивно устроен»1122. И чем больше узнаешь об этом удивительном человеческом теле, тем больше поражаешься его сложности и премудрости Творца, сотворившего нас1123.


1122 Пс. 138:14.

1123 О некоторых христианских взглядах относительно человеческого тела см.: Paul Brand and Philip Yancey, Fearfully and Wonderfully Made (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1980); Paul Brand and Philip Yancey, In His Image (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1984); Mark P. Cosgrove, The Amazing Human Body (Grand Rapids, Mich.: Baker Book House, 1987); Gary R. Collins, Your Magnificent Mind(Grand Rapids, Mich.: Baker Book House, 1985).


Однако тело не вечно, по крайней мере в этом мире. В конце концов в нем наступают такие повреждения, которые уже не поддаются восстановлению. Тело не выдерживает, если о нем не заботиться, и начинает изнашиваться.

Мы не задумываемся об этом, когда здоровы. Когда нет никаких болезней, мы считаем это само собой разумеющимся. Простуда и периодический грипп досаждают, но отрывают нас от активной жизни лишь на время. Однако если болезнь более серьезна, мучительна или продолжительна, мы вынуждены признать свою ограниченность. Физическое страдание поразительно отчетливо показывает нам абсолютную реальность, согласно которой каждый из нас обитает в теле, обреченном на смерть. Поскольку большинство из нас пытается не думать о болезни, а иногда даже пренебрегает ее признаками, то бывает трудно допустить или принять болезнь, когда она происходит. Болезнь не дает нам действовать, как прежде, замедляет темп нашей жизни, делает ее более трудной, и тогда нам кажется, что наша жизнь бессмысленна и бесцельна. Если болезнь усиливается, мы вынуждены искать ответы на трудные, чаще всего безответные вопросы: «Отчего эта болезнь поразила меня?» или «Отчего это происходит со мной именно теперь?» Часто болезнь сопровождают гнев, уныние, одиночество, безнадежность, обида и смятение. Вот почему душепопечение физически больных и их семей становится большим испытанием для христианских душепопечителей.

Библия и физические болезни

Тема болезни проходит сквозь все Священное Писание. Физические страдания Мариам, Наамана, Навуходоносора, новорожденного ребенка Давида, Иова и многих других ясно изложены как в Ветхом, так и Новом Завете. Иисус, оказавшись на земле, придавал настолько важное значение заботе о больных, что около одной пятой части Евангелий посвящено теме исцеления1124. Господь поручил ученикам продолжить данное служение исцеления1125; также и в Книге Деяний читаем о том, как ранняя Церковь заботилась о страдавших телесными недугами.


1124 См.: Morton T. Kelsey, Healing and Christianity (New York: Harper & Row, 1963), 54.

1125 Mk. 6:7–13; Мф. 10:5–8; Лк. 9:1,2,6.


Особое внимание, которое Библия уделяет телесным недугам, приводит к определенным заключениям; они могут оказать пользу в работе христианского душепопечителя.

1. Болезнь — это часть жизни. Очень немногие, если таковые вообще имеются, проживают жизнь, не перенося болезней. Болезнь, по всей вероятности, поразила весь род людской вследствие грехопадения, и с тех пор люди знают, что значит быть больным. Библия не пытается ставить диагнозы, классифицировать или приводить систематические перечни симптомов душевных и телесных заболеваний. Между тем прямо или косвенно здесь даются сведения, которые касаются алкоголизма, слепоты, бешенства, глухоты, немоты, дизентерии, эпилепсии, лихорадки, кровотечения, расстройства желудка, немощи, воспаления, безумия, проказы, паралича, дефектов речи и множества других болезней. Имеется в виду, что каждая из этих болезней вызывает психологический, а также физиологический стресс, и, похоже, нужно относиться к болезни как к составной части жизни в этом мире.

2. Забота, сострадание и исцеление важны для христиан. Иисус учил и словом и делом, что болезнь, сколь бы очевидной она ни была, представляет собой явление нежелательное. Он проводил много времени, исцеляя больных1126; Он побуждал других делать то же самое и подчеркивал значение сострадательной заботы в отношении тех, кто терпел нужду и страдал различными болезнями. Даже чаша воды, поданная жаждущему, могла засчитаться как доброе дело. Иисус указал, что помочь больным — значит послужить Ему Самому1127. В другом месте верующих наставляют молиться о больных и помогать им практически1128. Вот почему христиане обязаны проявлять заботу о тех, кому нездоровится.


1126 Эти исцеления свидетельствовали о Его власти над сатаной и о мессианском служении.

1127 Мф. 25:39,40.

1128 Иак. 5:14–16.


3. Болезнь, грех и вера не обязательно связаны друг с другом. Когда Иов утратил свое семейство, имущество и здоровье, три благоразумных, но малоэффективных утешителя пытались доказать, что его проблемы были следствием греха. Однако же Иов считал, что болезнь не всегда возникает вследствие индивидуального греха, — именно об этом ясно говорит Иисус (см.: Ин. 9)1129. Всякая болезнь в конечном счете возникает вследствие грехопадения. Иногда физическая болезнь и личный грех действительно бывают связаны, однако нам не дано решать, являются или нет конкретные случаи болезни результатом греха больного человека1130.


1129 См. особенно: Ин. 9:2,3 и Лк. 13:1–5.

1130 Мф. 9:2–6; 1 Кор. 11:29,30.


Давайте обратимся к чудесам исцеления, описанным в Новом Завете. Иногда людям становилось лучше, поскольку они лично верили в то, что Христос исцеляет. Хороший пример тому — женщина, страдавшая кровотечением1131. Однако бывало и так, что веру имел не сам больной, а другой человек. Например, родители, которые посетили Иисуса и рассказали Ему о больных детях, а потом убедились втом, что их дети поправились1132. В Гефсиманском саду ухо раба исцелилось, хотя никто из людей не имел веры, кроме Иисуса. И наоборот, был человек, имевший великую веру в Христа, — Павел, которому дано было «жало в плоть», не оставлявшее его никогда. Были и такие, которые не имели никакой веры и никакого исцеления1133. Отсюда ясно, что люди болеют не обязательно по причине индивидуального греха или из–за отсутствия веры1134.


1131 Мф. 9:20,21.

1132 Мк. 7:24–30; 9:20–27; Мф. 9:18,19, 23–26.

1133 Мф. 13:58.

1134 Понятно, что в этом вопросе со мной согласятся не все. В чем–то иную (подчас противоположную) точку зрения см.: John Wimber and Kevin Springer, Power Healing (New York: Harper & Row, 1987).


Библия не поддерживает тех христиан, которые объявляют больных людей неугодными Богу или неверующими. Бог никогда не обещал исцелить все болезни человека в этой жизни, так что неверно и жестоко учить, что мгновенно исцеляется лишь тот, в ком сильна вера.

4. Болезнь поднимает ряд трудных и жизненно важных вопросов о природе страдания. В классической книге о страдании1135 К. С. Льюис обобщил два главных вопроса, встающих перед всяким страдающим. Эти вопросы часто поднимаются и по ходу душепопечения. Если Бог благ, почему Он допускает страдания? Если Он всемогущий, почему Он не отменит страдания? Было написано множество томов, чтобы ответить на эти вопросы1136, но, похоже, нашему ограниченному разуму никогда не постичь причины страдания.


1135 C. S. Lewis, The Problem of Pain (New York: Macmillan, 1962).

1136 В дополнение к труду Льюиса (примеч. 14) см.: Yancey, Where Is God When It Hurts? — , Edith Schaeffer, Affliction (Old Tappan, N.J.: Revell, 1978); Billy Graham, Till Armageddon: A Perspective on Suffering (Waco, Tex.: Word, 1981); Douglas John Hall, God and Human Suffering (Minneapolis: Augsburg, 1986).


Для большинства из нас боль и страдание не имеют никакого смысла. Мы делаем все возможное, чтобы ослабить боль свою и других, и молим избавить нас от страданий. Библия слегка приподнимает завесу, когда учит, что страдание удерживает нас в смирении, совершенствует нашу веру, уподобляет нас образу Христа, учит нас о Боге и производит в нас терпение, зрелость, постоянство и верный характер. Страдание также учит нас проявлять большую сострадательность и любовь к людям1137.


1137 2 Кор. 2:7–10; 1 Пет. 1:6,7; Рим. 8:28; Евр. 12:11; Пс. 118:71; Иак. 1:2–4; Рим. 5:3–5.


У меня есть друг, в прошлом студент–семинарист. Ему пришлось оставить занятия, так как у него был обнаружен рак в запущенной стадии. К удивлению лечащих врачей и благодарной радости молившихся за него, мой друг поправился и в итоге стал капелланом в большой больнице, где ныне во всякий день печется о душах больных и их домочадцев. Собственное страдание дало ему возможность лучше понимать страдания ближних.

Страдание не всегда соответствует подобной ясной и благородной цели. Душепопечители чаще призваны оказывать помощь страдающим людям, хотя сами никогда не испытывали на себе таких страданий.

5. Серьезная болезнь нередко ставит человека перед проблемой права на смерть. По причинам, не совсем понятным, некоторые люди иногда «теряют связь» с жизнью и умирают, даже не будучи при этом больными. Для них здоровая сердечно–сосудистая система менее важна, чем вывод, к которому они приходят: больше не стоит жить1138.


1138 Robert Bobrow, "The Choice to Die", Psychology Today 17 (June 1983): 70–72.


Чаще всего, однако, у людей развиваются такие серьезные, тяжелые и длительные болезни, что им хочется умереть, но умереть они не могут. Именно эти люди молят о смерти и побуждают своих врачей и родственников отключить все системы жизнеобеспечения, отказываясь при этом от пищи. Просьбы «помогите покончить с собой», которых становится все больше и больше, и уступчивость некоторых сострадательных родственников и медицинского персонала вызвали среди юристов и медиков неоднозначную реакцию. Этот спор некоторые христиане пытаются игнорировать, а некоторые богословы считают бессмысленным, поскольку они не находят в Священном Писании каких–либо ясных, недвусмысленных указаний. Проблема осложняется наличием законов, вводящих в заблуждение. В настоящее время несколько стран приняли сторону одной европейской державы, в которой легально допускается назначение препаратов, ускоряющих наступление смерти. Соединенные Штаты и другие страны тоже движутся в этом направлении1139.


1139 Charlotte Low, "The Presumption of a Right to Die", Insight 3 (28 December 1987 — 4 January 1988); см. также: "The Right to Die", весь номер Journal of Christian Nursing 2 (Fall 1985). Личное мнение см.: Dorothea Marvin Nyberg, Should We Allow Mother to Die?(San Bernardino, Calif.: Here's Life, 1988).


Христианскому душепопечителю приходится решать подобные проблемы. Христиане считают, что жизнь дана Богом и взять ее может только Он. Против эвтаназии (это слово, которое в современных дебатах стараются не употреблять) выступают все, считающие человеческую жизнь ценностью. Конечно, не может быть никакой библейской поддержки тем, кто считает, что можно сделать «черный укол», ускоряющий смерть по желанию больного; или уморить голодом больного лишь потому, что за ним трудно ухаживать; или позволить медикам отключить аппаратуру, поддерживающую жизнедеятельность органов умирающего, лишь потому, что тот пребывает в коматозном состоянии или если наступила смерть его мозга. И все же, используем ли мы всякую доступную техническую и медицинскую возможность, чтобы оставить жить и болеть тех, кто в прошлом умер бы естественным путем? На подобные вопросы простых ответов нет, но христианские душепопечители должны знать об этих и связанных с ними проблемах здравоохранения, возникающих во время серьезной физической болезни.