Часть 4.. Межличностные проблемы

Глава 20.. Насилие и жестокое обращение


...

Последствия жестокого обращения

Газетный обозреватель Боб Грин недавно обратился к женщине, с которой беседовал несколько лет назад о том, как она была изнасилована. Женщина рассказала о первых последствиях этого насилия, беседах с душепопечителем и жизни в последующие годы.

Мне страшно не повезло, — сказала она. — После того как это произошло со мной, я перестала быть сама собой. Я не живу, а существую; я не я, и сама собой никогда уже, видимо, не буду. Я что–то делаю, веселюсь, а теперь даже крепко сплю по ночам. Впрочем, я не должна заходить слишком далеко и мечтать, что когда–нибудь стану прежней, какой была до этого события. Я читала, что некоторые женщины обвиняют себя. Со мной такого не бывает. И все же мне кажется, что я останусь такой всегда1035.


1035 Bob Greene, "Media Move On, But Pain Remains", Chicago Tribune, 18 March 1987.



Травматические переживания этой женщины нельзя назвать необычными. Насилие оказывает на жертву не только глубокое, но зачастую и пожизненное воздействие. «Los Angeles Times» проводил опрос в масштабе всей страны; были произвольно выбраны 2627 взрослых человек. Оказалось, что 98 процентов из тех, кто в малолетнем возрасте подвергся сексуальной эксплуатации, постоянно страдают от последствий этого зла; 83 процента отмечают, что наибольший вред им был нанесен в эмоциональном плане1036.


1036 Lois Timnick, "22 Percent in Survey Were Child Abuse Victims", Los Angeles Times, 25 August 1985.


Воздействие жестокого обращения может проявляться самым различным образом в зависимости от возраста, личностных особенностей, пола, формы жестокого обращения и прошлых впечатлений жертвы. Например, жертвы кровосмешения, по сравнению с лицами, не имеющими подобных травматических переживаний, более склонны проявлять недоверие к ближним, низкое самоуважение, трудности в половой идентификации, чувства вины или стыда и отчужденность1037. Один душепопечитель обратил внимание на феномен, названный им посттравматическим синдромом вследствие сексуального насилия (ПТССН); для данного синдрома были характерны повышенная тревожность, бессонница, гнев, нарушения половой функции, наркотическая зависимость и самоубийственные влечения1038. Согласно одному исследованию, проведенному на медицинском факультете университета Южной Каролины, обнаружено, что взрослые жертвы жестокого обращения в детские годы были склонны к избыточному весу, депрессии и хронической тревожности. Многие жаловались на ночные кошмары, почти у всех отмечались сексуальные дисфункции и у большинства — трудности в установлении стабильных отношений с окружающими. Некоторые, похоже, стремились казаться непривлекательными для других1039. В другом исследовании говорится, что среди подростков, которые подвергались насилию и жестокому обращению в детском возрасте, склонность к правонарушениям и преступному поведению отмечалась чаще, чем у благополучных подростков1040. Жены, подвергаемые систематическому насилию, как и следовало ожидать, испытывают страх, гнев, депрессию, имеют низкую самооценку и нередко чувствуют себя беспомощными. Жертвы изнасилования в большей степени, по сравнению с другими женщинами, страдают от повышенной тревожности, депрессии, сексуальных затруднений, семейной напряженности, ограниченной трудовой и социальной приспособляемости, отчужденности от ближних, самоосуждения, апатии и вялости1041. Жертвы насилия в пожилом возрасте нередко чувствуют себя сбитыми с толку и беспомощными, но в большинстве своем не жалуются и не сообщают о творимом над ними насилии даже в том случае, когда могут это сделать. Страх одиночества, социальной изоляции или наказания, боязнь, что их отправят в учреждения для престарелых, заставляет многих безмолвно страдать, а иногда даже искать оправдания насильственным действиям взрослых детей.


1037 Gilda S. Josephson and Margaret L. Fong–Beyette, "Factors Assisting Female Clients' Disclosure of Incest during Counseling", Journal of Counseling and Development 65 (May 1987): 475–478.

1038 J. Briere, "The Effects of Childhood Sexual Abuse on Later Psychological Functioning: Defining a Post–Sexual–Abuse Syndrome", paper presented at the Third National Conference on Sexual Victimization of Children, Children's Hospital National Medical Center, Washington, D.C., April 1984.

1039 Kathleen Fisher, "Sexual Abuse Victims Suffer into Adulthood", АРА Monitor 18 (June 1987): 25.

1040 Susan Cunningham, "Abused Children More Likely to Become Teenaged Criminals", APenn. Monitor 14 (December 1983).

1041 С. B. Meyer and S. E. Taylor, "Adjustment to Rape", Journal of Personality and Social Psychology 50 (1986): 1226–1234. Согласно одному из исследований, у жертв изнасилования часто были в последующем расстройства половой функции; см.: Barbara Gilbert and Jean Cunningham, "Women's Postrape Sexual Functioning: Review and Implications for Counseling", Journal of Counseling and Development 65 (October 1986): 71–73.


Данные разнообразные последствия насилия и жестокого обращения можно объединить в три основных группы. Насилие и жестокое обращение, воздействующее на чувства, мышление и поступки жертвы.

1) Чувства. Жертвы насилия и жестокого обращения нередко переживают чувства гнева, страха, стыда, вины, смущения, смятения и никчемности. Чувства многих жертв настолько оскорблены, смешаны с грязью и уязвлены, что они боятся верить ближним. Депрессия, которая наблюдается у всех жертв насилия и жестокого обращения, иногда сопровождается жалостью к себе и самообвинением.

2) Мышление. Люди, подвергшиеся насилию, нередко имеют низкую самооценку и думают о себе как о непривлекательных, неумных, неполноценных, зависимых и ненужных никому из ближних. Нередко жертвы насилия имеют низкий моральный дух и плохую концентрацию внимания. Дети, жены и старики, подвергающиеся жестокому обращению, иногда обвиняют самих себя в насилии, творимом над ними, и думают, что, должно быть, заслужили такое обращение с собой. Нередко отмечается готовность принимать насилие без всякого сопротивления, так как жертва ощущает свое бессилие и страшится последствий, если о насилии узнают.

3) Действия. Иногда насилие и жестокое обращение побуждают жертвы к антисоциальному поведению, вызывают расстройства (умственное и психическое), повышают межличностную напряженность и ведут к неэффективному труду; кроме того, как мы убедились, жертвы могут стать буйными и жестокими сами. Часто жертвы насилия и жестокого обращения боятся выходить на улицу, и вынуждены оставаться дома. Многие из них отдаляются от людей именно тогда, когда особенно нуждаются в социальной поддержке. Одни из них начинают пьянствовать, другие уходят в мир воображения и фантазии, но большинство начинают походить на ту даму, о которой сообщалось в газетной колонке Боба Грина. Они стараются изо всех сил выжить, хотя и понимают, что после насилия, сотворенного с ними, жизнь навсегда останется другой, не той, вероятно, какой она могла быть, если бы насилия не случилось.

И где же за всем этим Бог? Некоторые жертвы насилия вступают в полосу богословской путаницы и критики. Почему, изумляются они, Бог допустил такое? Говорят, нет худа без добра. Но какое же добро из этакого худа? Многие злятся на Бога, и это зло может вымещаться на христианском душепопечителе. Часто имеет место ощущение нереальности происшедшего, мнимая невозможность прощения и сомнение в Боге, они не могут доверяться Ему, думая, что Он не может защитить их.

Размышляя о последствиях насилия и жестокого обращения, не забывайте того обстоятельства, что страдает при этом не только жертва. Члены семьи, супружеские пары жертв и близкие друзья — все они могут проявлять гневные реакции, испытывать смущение, чувствовать предубеждение и ощущать беспомощность, отвращение и смятение. Мужья жертв изнасилования иногда чувствуют себя оскверненными лично. Один муж чувствовал «органическое отвращение при половом сношении с „нечистой" женой после насилия, сотворенного с ней»1042. Все это ведет к росту напряженности, депрессии и углублению стресса у жертвы.


1042 Daniel C. Silverman, "Sharing the Crisis of Rape: Counseling the Mates and Families of Victims", in Sexual Assault and Abuse, ed. Mary D. Pellaueret al., 140–150; см. также: Leslie L. Feinauerand Debbie L. Hippolite, "Once a Princess, Always a Princess: A Strategy for Therapy with Families of Rape Victims", Contemporary Family Therapy 9 (Winter 1987): 252–262.


Наконец, нельзя забывать и о самом насильнике. Часто эти люди ощущают глубокое и продолжительное раскаяние, особенно после того, как их насильственное поведение стало всеобщим достоянием. Многие страшно перепуганы, страдают от осознания собственной вины и сбиты с толку, но почти не находят поддержки или симпатии со стороны ближних. Мало таких, кто пытается понять насильников, и, похоже, многие не хотят признать, что насильникам помощь душепопечителя нужна не меньше, чем их жертвам1043.


1043 See Michael Waldo, "Also Victims: Understanding and Treating Men Arrested for Spouse Abuse", Journal of Counseling and Development 65 (March 1987): 385–388; and D. Sonkin, D. Martin, and L. Walker, The Male Batterer: A Treatment Approach (New York: Springer, 1985).