Часть 2.. Личностные проблемы

Глава 8.. Депрессия


...

Причины депрессии

Причины депрессии могут быть разнообразны. Зачастую отмечается комбинированное действие нескольких причин, и если вам удастся обнаружить и постичь каждую из них, а затем оказать своим подопечным необходимую помощь, то такое душепопечение, по всей видимости, принесет наилучшие результаты.

Работе христианских душепопечителей мешает большое число мифов о депрессии, которые в наше время получили широкое признание и порой даже проповедуются. Например, не соответствуют действительности утверждения, что депрессия всегда является следствием греха или отсутствия веры в Бога; что все формы депрессии возникают по причине жалости к самому себе; что христианин не может впадать в депрессию; что от депрессивных переживаний можно избавиться раз и навсегда с помощью духовных упражнений; что счастье — это выбор; что выражение «христианин в депрессии» содержит в себе явное противоречие293.


293 Мы сочли уместным опустить указания на источник этих воззрений, которые большей частью были в свое время опубликованы; краткий обзор дискуссий между евангельскими христианами о христианских мифах о депрессии см.: Hart, Counseling the Depressed, 21–35.


Христиане, подобно всем остальным, впадают в депрессию, причины которой можно объединить в две большие группы: наследственно–биологические и психологически–когнитивные.

1. Наследственно–биологические причины. Часто причиной депрессии выступает биологический фактор. Мы знаем, что недосыпание, гиподинамия, побочное действие фармакологических веществ, соматических болезней и несбалансированное питание могут приводить к развитию депрессии. Тысячи женщин испытывают депрессию ежемесячно, когда у них возникает предменструальный синдром, а некоторые переживают послеродовую депрессию. Другие биологические причины, например, нейрохимические расстройства, опухоли мозга и эндокринная патология, также приводят к возникновению депрессии, хотя развитие депрессии при этом проследить весьма сложно.

Выявлен определенный, хотя и спорный, вклад генетических дефектов в развитие некоторых семейных формы депрессивных расстройств. Здесь затруднительно привести какой–либо пример, поскольку данных, свидетельствующих о четком, неоспоримом вкладе генетических дефектов в происхождение депрессии, пока не выявлено; иногда поступают противоречивые научные данные294. Еще одна группа исследователей связывает депрессию с особенностями биохимии мозговых медиаторов, которые часто поддаются действию антидепрессивных лекарств.


294 J. I. Nurnberger and E. S. Gershon, "Genetics of Affective Disorders" in Neurobiology of Mood Disorders, ed. R. Post and J. Ballenger (Baltimore: Williams and Wilkins, 1984); R. J. Cadoret et al., "Genetic and Environmental Factors in Major Depression", Journal of Affective Disorders 9 (September 1985): 155—164; Svenn Torgersen, "Genetic Factors in Moderately Severe and Mild Affective Disorders", Archives of General Psychiatry43 (March 1986): 222–226. Согласно одному из последних сообщений, «существование семейных депрессий не вызывает сомнений, однако точный механизм передачи по наследству неизвестен, и трудно отделить воспитание от наследственности»; см.: "The Nature and Causes of Depression — Part H", Harvard Medical School Mental Health Letter4 (February 1988), 3.


Арчибалд Харт выдвинул предположение, что депрессию, развившуюся у Илии после встречи с пророками Ваала295, можно считать, по всей видимости, примером физиологической «постадреналиновой депрессии», которая нередко проявляется у людей, находившихся накануне на эмоциональном «пике».


295 З Цар. 18,19.



Всякий раз, после того как организм расходует повышенное количество адреналина, например, во время повышенных внешних и внутренних нагрузок в случае чрезвычайных происшествий, публичных выступлений или окончания чего–либо к назначенному сроку, адреналовая система постепенно истощается и переходит на другой режим функционирования, когда необходимость в адреналине снижается. Это явление напоминает штиль после шторма (правда, настоящий штиль больше походит на полное отключение тока). Многие из нас переживают такое физиологическое явление, как депрессия. Так организм на своем языке как бы требует отдыха; это состояние отбивает охоту ко всему и требует столько энергии, что вы нуждаетесь в периоде восстановления. Во время отдыха надпочечники и другие важные элементы адреналовой системы восстанавливают свой потенциал. Чем дольше ваш организм находился в условиях повышенной траты адреналина или энергии, тем дольше требуется соответствующий период восстановления… По мере старения запас сил адреналовой системы неуклонно уменьшается, и депрессивные состояния после адреналиновых пиков возникают быстрее296.


296 Hart, Counseling the Depressed, 96, 97; см. также: Archibald D. Hart, The Hidden Link between Adrenalin and Stress (Waco, Tex.: Word, 1986).



Илия отдыхал и спал до тех пор, пока его адреналовая система не восстановила резервов. Быть может, именно этим путем Господь решил исцелить пророка от постадреналиновой депрессии.

Исследования по генетике и биохимии депрессии проводятся в комплексе и развиваются в быстром темпе. Ученые все еще сомневаются, то ли депрессия приводит к нарушению биохимических процессов мозга, то ли биохимические нарушения в мозгу — к депрессивным нарушениям мышления. Тем не менее один из бывших президентов Американской психиатрической ассоциации предсказывал, что кого–то из исследователей в этой области в недалеком будущем ждет Нобелевская премия297.


297 Keith Brodie, chancellor of Duke University, quoted in "New Hope for the Depressed", Newsweek, 24 January 1983, 39–42.


2. Психологически–когнитивные причины. Депрессией, порождающей серьезные проблемы, связанные с психическим здоровьем, страдает примерно от 4 до 9 процентов всего населения, и эти цифры резко возрастают у молодого поколения. Около 25 процентов представителей студенческой молодежи отмечали у себя депрессию хотя бы один раз, а 33 процента отчисленных из высших учебных заведений страдали серьезными формами депрессии уже перед окончанием средней школы298. Подобная потрясающая статистика привела к заключению, что в основе возникновения многих форм депрессии лежит действие возрастных, психологических, межличностных, духовных и других неорганических факторов.


298 Frederick G. Lopez, "Family Structure and Depression: Implications for the Counseling or College Students", Journal of Counseling and Development 64 (April 1986): 508–511.


1) События или обстоятельства прошлого и семейные причины. Согласно некоторым данным, причиной депрессии в более позднем возрасте могут служить детские переживания человека. Много лет назад иследователь Рене Шпиц опубликовал исследование о детях, которые воспитывались в детских благотворительных учреждениях299. Лишенные постоянных теплых отношений со взрослыми людьми, эти дети обнаруживали апатию, слабое физическое здоровье и унылое настроение как проявление депрессии, которая могла у них продолжаться и в более позднем возрасте. Вероятность возникновения депрессии у детей увеличивается, когда родители явно или неявно отвергают их или когда честолюбивые семьи, стремящиеся создать себе общественное положение, устанавливают высокие, нереальные стандарты, соответствовать которым дети неспособны. Если эти стандарты слишком высоки или слишком жестки, поражение почти неизбежно, после чего практически всегда развивается депрессия. Это особенно вероятно, когда один из родителей сам страдает депрессией300.


299 Rene Spitz, "Anaclitic Depression", Psychoanalytic Study of the Child 2 (1946): 312–342.

300 D. A. Cole and L. P. Rehm, "Family Interaction Patterns and Childhood Depression", Journal of Abnormal Child Psychology 14 (1986): 297–314.


Депрессия вероятнее всего разовьется у подростков, конфликтующих с родителями; у детей, испытывающих проблемы из–за разделения с семьями; у людей, живших в нестабильных семьях; у студентов высших учебных заведений, имеющих негативные представления о своих семьях301. Эти переживания не всегда приводят к развитию депрессии, но увеличивают риск возникновения тяжелой депрессии в дальнейшем.


301 Ibid.; см. также: Kathleen McCoy, Coping with Teenage Depression (New York: New American Library, 1982).


2) Стресс и серьезные утраты. Хорошо известно, что жизненные стрессы — внешние и внутренние нагрузки — стимулируют возникновение депрессии, особенно в том случае, когда эти стрессы несут с собой угрозу302 или порождены теми или иными утратами. К депрессии может привести потеря физических возможностей, работы, положения, здоровья, свободы, успеха, жилья и многого другого, что имеет ценность для человека. То же самое верно и в отношении утраты близких. Развод, смерть или длительная разлука с дорогими тебе людьми переживаются болезненно и признаются событиями, которые приводят к депрессиям и наносят наиболее серьезный вред.


302 S. Folkman and R. S. Lazarus, "Stress Processes and Depressive Symptomatology", Journal of Abnormal Psychology95 (1986): 107–113.


3) Приобретенная беспомощность. Согласно одной теории, депрессия чаще всего развивается у людей в неблагоприятных обстоятельствах, когда они убеждаются в своей частичной или полной беспомощности перед окружающим миром303. Легко впасть в депрессию, когда мы раз за разом убеждаемся, что неприятную ситуацию нельзя предотвратить или избежать, сколько ни старайся; что ничего нельзя сделать, чтобы облегчить наши страдания, добиться цели или привести к определенным переменам. В подобных обстоятельствах, бывает, у нас возникает убежденность в беспомощности перед окружающим миром. Вполне вероятно, что это может объяснить некоторые формы депрессии у сломленного горем человека, который не в силах вернуть своего возлюбленного; у студента, неспособного наладить отношения с сокурсниками и преуспевать в учебе; у пожилого человека, бессильного обратить течение времени вспять и вернуть физические возможности. Если у них появляется хотя бы частичный контроль над окружающим миром, тревога может уменьшиться и даже исчезнуть.


303 Martin E. P. Seligman, Helplessness: On Depression, Development and Death (San Francisco: Freeman, 1975). Некоторые ученые выступили против этой теории. Например, поданным одного исследования, группу депрессивных больных, проверяя их поведенческие реакции на неприятные раздражители, сравнивали с контрольной группой, — больные не ощущали своей беспомощности перед окружающим миром; см.: Harold A. Sackeim and Andrea Zucker Wegner, "Attributional Patterns of Depression and Euthymia", Archives of General Psychiatry 43 (June 1986): 553–560.


4) Когнитивные (познавательные) причины. Умение человека интерпретировать опыт часто определяет его чувства и действия. Такова основная исходная предпосылка когнитивной модели депрессии. Так, например, если у нас отрицательные мысли, мы видим все в жизни с мрачной стороны, придерживаемся пессимистического мировоззрения и не обращаем внимания на положительные стороны, то возникновение депрессии почти неизбежно.

По утверждению психиатра Аарона Бека, люди, впавшие в депрессию, обнаруживают отрицательные мысли в трех областях304. Во–первых, у них отмечаются отрицательные представления об окружающем мире и о своем жизненном опыте. Жизнь для них — это непрерывная череда тягостных переживаний, препятствий и поражений в мире, который «катится в преисподнюю». Во–вторых, у многих депрессивных больных имеется негативное представление о себе как о несовершенных, неполноценных, ничего не стоящих людях, неспособных быть счастливыми. Это в свою очередь может порождать самобичевание и жалость к себе. В–третьих, некоторые люди рассматривают отрицательно и будущее. Оно у них безрадостное, неизменно мрачное и безнадежное.


304 A. T. Beck et al., Cognitive Therapy of Depression (New York: Guilford, 1979).


Отрицательные мысли подобного свойства некоторые люди используют, чтобы установить контроль над ближними, воздействуя на них с целью добиться желаемого. Люди, заявляющие: «Я — недобрый», неосознанно стремятся заставить окружающих сказать: «О нет, на самом деле вы — прекрасный человек!» Самообвинение, стало быть, становится средством манипулирования ближними, чтобы добиться от них комплимента в свой адрес. Однако подобные комплименты в действительности никого ни в чем не убеждают, так что отрицательные мысли и депрессия продолжают существовать и развиваться. С другой стороны, имея негативные представления в вышеуказанных трех областях, люди теряют остроту реакции, чувствительность к боли и разочарованиям, связанные с действием отрицательных мыслей, когда они претворяются в жизнь.

5) Гнев. Согласно старой и широко распространенной точке зрения, депрессия возникает в том случае, когда удерживаемые внутри человека гнев, ярость, крайнее раздражение обращаются на него самого305. Одни люди (и таковых множество) воспитывались в домах (а иногда учились и в школах), где выражение гнева за счет внешнего, экспрессивного поведения считалось социально неприемлемым. Другие посещают церкви, где гнев считается грехом. Третьи убеждены в том, что нельзя даже просто сердиться, и потому отрицают появление у себя чувства неприязни, когда переживают его. Вдова, например, может гневаться на мужа, который умер, оставив ее «поднимать» детей в одиночестве; но подобный гнев, ярость, крайнее раздражение подобного рода представляются иррациональными и наверняка вызовут чувство вины. В результате этот гнев не воспринимается, отрицается его носителем и сохраняется в глубине души.


305 Конечно, на самом деле здесь речь идет о другой когнитивной теории. В основе этой теории лежит предположение, что депрессию порождают злые помыслы.


Что происходит далее? Гнев, удаленный из сферы нашего сознания, никуда не исчезает и продолжает «тайно» действовать и так или иначе, иным образом, влияет на наше поведение. Нижеследующая схема поясняет этот процесс306.


306 Эта схема приводится по книге: Paul Welter, How to Help a Friend (Wheaton, 111.: Tyndale House, 1978), 108, 224 и приписывается психологу Дж. Б. Даннингу.


Мы испытываем, наверное, наибольший гнев, когда слова или злые дела кого–то из ближних задевают наши чувства. Нам бы следовало вместить эту обиду, мы же начинаем размышлять о ней, стараясь понять, отчего такое могло случиться именно с нами, и тогда начинаем гневаться. Гнев возвели чивается и укрепляется так, что скрывает обиду. Если наше сердце не вмещает гнева, если мы никак не выражаем гнева и не восстаем на него, он затем неизбежно возбуждает в нас жажду мести. Месть «подпитывается» мыслями о том, какой урон надлежит нанести своему ближнему — обидчику или кому–то еще по соседству.


ris1.png

Месть ведет нас к неблагонамеренным поступкам и злодеяниям, и мы попадаем из–за этого в беду, ибо насилие в обществе не приемлемо, особенно со стороны христиан. Вот почему многие из нас пытаются скрыть свои чувства. Однако на это уходит много энергии, а в результате наши телесные силы истощаются так, что эмоции наши выступают в форме психосоматических растройств. Некоторые, сознательно или бессознательно, осуждают себя за действия, которые они реализуют или хотят реализовать в той или иной конкретной ситуации, отчего и впадают в депрессию. Подобная депрессия может быть формой эмоционального самонаказания, которое порой ведет даже к самоубийству. Легко понять, почему такие люди чувствуют себя виноватыми, неудачниками и занимаются самобичеванием.

Некоторые люди манипулируют депрессией, используя ее в качестве тонкого и социально приемлемого средства выражения гнева и удовлетворения обиды. Впавший в депрессию человек как бы говорит: «Я грущу и печалюсь; здесь нет моей вины; если я не получу достаточного внимания и сочувствия к себе, мне может стать еще хуже и я даже решусь на крайний шаг». Один автор называет это «формой психологического шантажа»307.


307 Roger Barrett, Depression: What It Is and What to Do about It (Elgin, 111: David C. Cook, 1977).


Как видно из схемы, депрессия часто скрывает обиду, гнев и жажду мести, которые затем забываются. Следует подчеркнуть, что данное толкование не объясняет всего феномена депрессии в целом, однако, несомненно, освещает какие–то ее стороны.

6) Грех и вина. Нетрудно постичь, почему грех и вина могут привести к депрессии. Человек, потерпевший поражение или поступивший неправильно, чувствует вину и начинает осуждать себя, проявляет разочарование, безнадежность и другие депрессивные симптомы. Вина и депрессия часто сопровождают друг друга, и трудно сказать, что наступает вначале. По всей видимости, чаще всего вина предшествует депрессии, но порой и депрессия побуждает человека чувствовать вину (ибо видно, что он не в силах справиться с отчаянием). Так или иначе, запускается механизм порочного круга. Вина приводит к депрессии, которая усиливает чувство вины, и так далее.