Часть 1.. Общие вопросы


...

Глава 2.. Душепопечитель и душепопечение

Есть в душепопечении нечто внутренне притягательное. Вероятно, некоторые думают, что у душепопечителя шикарная работа, ведь он наставляет, исцеляет страждущих и помогает решать сложные проблемы.

Поначалу душепопечение может доставлять удовольствие, но многие вскоре понимают, что это служение людям представляет собой помимо прочего и тяжкий, эмоционально опустошающий труд. Он отбирает все силы, и временами душепопечитель испытывает боль, видя вокруг столько страждущих. А если таковые не поправляются (что происходит довольно часто), можно легко обвинить в этом самих себя. Мы прилагаем все старания и огорчаемся, если у нас ничего не выходит. Когда к нам приходит все больше и больше страждущих, мы берем на себя все большие нагрузки по душепопечению, мобилизуя «неприкосновенный запас» физических ресурсов. Иногда проблемы подопечных вызывают в нас самих неуверенность, сомнения, страхи, а это порождает внутренние конфликты, так как душепопечитель должен сохранять твердость убеждений и ощущение собственной значимости. Неудивительно, что душепопечение считается занятием как благодарным, приносящим добрые плоды, оправдывающим затраченные силы, так одновременно и тяжелым. В этой главе мы обсудим некоторые опасности, подстерегающие душепопечителя, и рассмотрим методы, которые способны сделать труд душепопечителя более благодарным и результативным.

Что побуждает заниматься душепопечительством?

Почему вы хотите заняться душепопечением? Одни христианские душепопечители (это особенно касается пасторов) берутся за это служение под давлением обстоятельств, так как люди сами обращаются к ним, желая найти решение своих проблем. Другие получают специальную подготовку и предлагают людям свою помощь, считая, что душепопечение может стать одним из наиболее эффективных способов служения страждущим душам. Библия призывает нас любить друг друга, а под этим, несомненно, подразумевается и попечение о душах ближних.

Оценить собственные мотивы всегда трудно. И особенно трудно, быть может, такая оценка дается тогда, когда ты исследуешь факторы, побуждающие заняться душепопечением тебя лично. Искреннее желание помочь людям — это веское основание для подобного служения. Подтверждают ли ваши ближние, что ваше душепопечение действительно приносит пользу? Оправдываются ли силы и средства, которые вы затрачиваете на это? Ваши ответы на эти вопросы могут говорить о ваших потенциальных возможностях в качестве душепопечителя.

Нужно помнить, что если вы занимаетесь этим служением с целью удовлетворить прежде всего свои нужды, то вряд ли вы принесете много пользы своим подопечным39. Рассмотрим еще некоторые факторы, которым порой не уделяют должного внимания, но которые препятствуют успеху.


39 Paul Welter, How to Help a Friend (Wheaton, III.: Tyndale, 1978), 35, 36.


1. Дефицит общения. Каждый нуждается в близких, дружеских отношениях по крайней мере с двумя или тремя людьми. Для некоторых подопечных душепопечитель будет их ближайшим другом, по крайней мере на время40. Но допустим, что у душепопечителя нет близких друзей, не считая подопечных. Тогда потребность в ближайшем общении может препятствовать его служению. По сути дела, он может не захотеть помочь подопечным и довести курс душепопечения до разумного конца, поскольку в этом случае будет положен конец и некоторым близким отношениям самого душепопечителя. Если душепопечитель замечает за собой, что ищет возможности продлить курс душепопечения лишь затем, чтобы пригласить подопечного к себе или провести с ним неофициальную встречу, это может означать, что подобные встречи удовлетворяют его потребности в ближайшем общении в той же мере (если не больше), в какой они помогают его подопечным. В подобной ситуации связь душепопечителя с подопечным выходит за рамки его профессиональных отношений. Это порой и не плохо, но друзья не всегда являются лучшими душепопечителями.


40 Несколько лет тому назад вышла книга, автор которой утверждает, что кропотливое, всестороннее душепопечение на самом деле представляет собой «приобретение дружбы» людей, нуждающихся в «профессиональных друзьях»; см.: William Schofield, Psychotherapy: The Purchase of Friendship (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1964.)


2. Стремление властвовать. Авторитарные душепопечители любят «исправлять» ближних, давать советы (в том числе непрошеные) и разыгрывать роль «чудотворца, разрешающего проблемы». Некоторым зависимым подопечным может быть и понравится это, но рано или поздно большинство воспротивится душепопечителям — «ревизорам», поскольку таковые на самом деле помочь не могут.

3. Желание спасать. Душепопечитель — «спаситель» часто и в разных ситуациях искренне желает помочь, но он снимает ответственность с подопечного, как бы говоря: «Тебе с этим не справиться; дай мне сделать за тебя». Это способно удовлетворить подопечного на какое–то время, но действовать постоянно этот метод не может. Когда «спасительная» методика терпит неудачу (а это случается слишком часто), душепопечитель чувствует себя виноватым, недееспособным и глубоко уязвленным.

4. Любопытство. Описывая свои проблемы, подопечные часто делятся с душепопечителем пикантными подробностями, которые обычно не принято подвергать огласке. Если душепопечитель любопытен и забывает о подопечном, он требует дополнительных сведений, хотя часто не соблюдает конфиденциальности. Пользы от любопытствующих душепопечителей мало, так что рано или поздно люди перестают обращаться к ним за помощью.

5. Потребность в личном исцелении. У большинства людей имеются скрытые мотивы и страхи, которые могут помешать их служению людям. Порой студенты психологических факультетов, заканчивая обучение, сами нуждаются в душепопечении. Душепопечение вряд ли будет успешным, если душепопечитель пытается манипулировать ближними, угождать какой–то авторитетной фигуре, если он выражает враждебность, пытается разрешать сексуальные конфликты или доказывать свое превосходство.

Быть может, все душепопечители могут временами действовать под влиянием подобных мотивов, однако все это не должно иметь никакого отношения к работе с подопечными. Людям, приходящим к душепопечителю в надежде на помощь с его стороны, приходится рисковать, открывая и доверяя ему сугубо конфиденциальные сведения. Если душепопечитель доверительные отношения с подопечным использует для удовлетворения в первую очередь собственных нужд, то он не оправдывает этого доверия и подрывает авторитет дела душепопечения.

Всякий ли христианин может быть душепопечителем?

В своей популярной книге «Искусство любви» Эрих Фромм пишет: «…для удобства процесс изучения искусства можно разделить на две части — теоретическую подготовку и приобретение практических навыков». Фромм утверждает, что человека нельзя назвать искусным в том или ином ремесле только потому, что он познал теорию этого ремесла в совершенстве. «Я могу стать мастером в своем деле лишь по истечении многих лет практического освоения его тайн, когда плоды теории и практики сольются в одно целое». Если приспособить это высказывание к искусству душепопечения, то нельзя не увидеть, что здесь присутствует нечто такое, что Фромм именовал «основной заботой» — глубокий интерес к душепопечению и стремление выполнить свое дело с максимальной отдачей41.


41 Erich Fromm, The Art of Loving (New York: Bantam, 1956), 4, 5. Я благодарен Барри Эстеду за приложение этого толкования к искусству душепопечения; см.: Вапу К. Estadt, Pastoral Counseling (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1984).


Душепопечители часто, особенно в начале своей деятельности, видят огромную разницу между своим университетским, формальным образованием и практическим опытом служения конкретным лицам с реальными проблемами. Иногда же и опытным душепопечителям приходится бороться с сомнениями и ощущением собственного бессилия42. Многие, наверное, согласятся с Фроммом, что человек, стремящийся стать мастером в том или ином искусстве (включая искусство душепопечения), «должен посвятить этому всю свою жизнь или, по крайней мере, стать частью этого дела»43.


42 Более подробно этот вопрос рассматривается в книге: Gerard Corey, Marianne Schneider Corey, and Patrick Callanan, Issues and Ethics in the Helping Professions, 3d ed. (Monterey, Calif.: Brooks/Cole, 1988), 33–43.

43 Fromm, Art of Loving, 93.


Хорошо известно, что одни могут быть лучшими душепопечителями, чем другие. За этим стоит важный основной вопрос. Всякий ли христианин может быть душепопечителем? Или душепопечение предназначено для избранных членов тела Христова? Согласно Библии, все верующие обязаны проявлять сострадание и заботиться о своих ближних, но отсюда не следует, что все верующие бывают или могут быть одаренными душепопечителями. В этом отношении душепопечение походит на обучение. Все родители должны учить детей, но только некоторые являются особо одаренными учителями44.


44 Рим. 12:7; Еф.4:11.


В Библии (Рим. 12:6—8) увещевание, учение, наставление (paraklesis) входит в перечень духовных даров, которые даются некоторым верующим для служения. Слово paraklesis означает «ободрение» и подразумевает увещевание, поддержку и вселение мужества. Если есть такой дар и его совершенствуют, то душепопечение приносит добрый плод, люди обретают помощь и Церковь утверждается. Если способность наставлять является вашим особым дарованием, то прославьте Бога, совершенствуясь в этом служении. Однако если видно, что ваше душепопечение не приносит должных плодов, то, быть может, Бог даровал вам нечто иное. Это никого не оправдывает в нежелании помочь людям, но может побудить некоторых поискать себя в других сферах, оставив заниматься искусством душепопечения более одаренным в этой области.

Перефразируя 1 Кор. 12:14–18, можно сказать: «Тело же не из одного члена, но из многих. <…> Если учитель скажет: „Я не принадлежу к телу, потому что я не душепопечитель", то неужели он потому не принадлежит к телу? Если все тело душепопечитель, то где учитель? Если все учители, то где диаконы? Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно. <…> Не может учитель сказать благовестнику: „Ты мне не надобен"; или также проповедник душепопечителю: „Ты мне не нужен"».

Ясно, что мы нужны друг другу, и душепопечение есть функция — но только одна из многих — действующей Церкви. Мы помогаем людям посредством душепопечения, но мы можем помогать им и через проповедь веры, учение, удовлетворение социальных нужд, а также иных сторон служения.