Часть 1.. Общие вопросы


...

Глава 3.. Центральный момент душепопечения

В Библии приводится много примеров человеческих нужд. На ее страницах мы читаем о беспокойстве, одиночестве, унынии, сомнении, горе, печали, насилии, аномальной сексуальности, горечи, бедности, алчности, болезни, межличностной напряженности и о целом ряде других персональных проблем, показанных иногда на примере жизни величайших святых.

Возьмем Иова, человека благочестивого, богатого и весьма уважаемого современниками. И вот в одночасье он лишается всего: имения и здоровья; все дети Иова погибают от смерча, что ввергает его в безутешное горе и отчаяние; вместо поддержки, он слышит от жены упреки и жалобы; трое друзей предлагают ему какую–то помощь, а Бог, казалось, пребывает где–то далеко.

Затем появляется Елиуй. Этот молодой человек выслушивает Иова и внимает его борениям. Елиуй разоблачает тех благонамеренных, но бесчувственных душепопечителей, которые прочитали Иову лекции, пытаясь помочь советом. Елиуй же, выказывая Иову благорасположение и заботу, почтительную готовность встать на один с ним уровень (без тени отношения: «я более свят, нежели ты»), смело противостоит ему, твердо указывая на суверенного Бога, одного способного помочь человеку во время испытаний. Елиуй — пример душепопечителя, преуспевшего там, где не удалось иным84.


84 См.: Иов. 1,2, 32–37.


Несколько лет назад бывший президент Американской ассоциации психологов сделал такой вывод: даже сегодня три душепопечителя из четырех остаются безуспешными. Последние научные исследования показали, что большинство пасторов осознают свою неподготовленность к роли душепопечителей и по большей части не очень компетентны85. Есть основания считать, что труд большинства душепопечителей не приносит положительных результатов и даже наносит урон их подопечным86.


85 Это исследование обобщено: Everett L. Worthington, Jr., "Religious Counseling: A Review of Published Empirical Research", Journal of Counseling and Development 64 (1986): 421–431.

86 Некоторые выводы и обобщения из этого исследования см.: Sol L. Garfield and Allen E. Bergin, eds., Handbook of Psychotherapy and Behavior Change, 3d ed. (New York: Wiley, 1986).


Но есть и такие, что достигают поставленных целей, весьма эффективно занимаясь душепопечением. Личность этих людей характеризуется такими качествами, как искренность, отзывчивость, сострадание и способность отстаивать правду, причем делать это с открытой душой и плодотворно. Эти душепопечители искусны в методиках, которые помогают подопечным продвигаться к поставленным целям87.


87 Ibid.


В начале в этой главе мы рассмотрим общие и конкретные цели душепопечения, обсудим взаимоотношения участников, осветим вкратце несколько основных методик, дадим общее представление о процессе душепопечения и в завершение познакомимся с теоретическими подходами.

Цели душепопечения

Что заставляет людей обращаться за помощью к душепопечителю? Какие цели они преследуют при этом? На данные вопросы легких ответов не бывает. На каждый вопрос подопечные, как, впрочем, и душепопечители, могут отвечать по–разному.

Христианские душепопечители могли бы, наверное, ожидать, что их подопечные будут просить помочь с молитвой, с сомнениями, связанными с учением, с вопросами духовного роста или вины в связи с греховным поведением. Однако, согласно одному исследованию, лишь 10 процентов пастырского душепопечения связаны с вопросами, которые касаются религии88. Чаще всего люди приходят в связи с проблемами в браке, депрессией, межличностными конфликтами, смятением, поисками смысла жизни и другими.


88 См.: Howard Clinebell, Basic Types of Pastoral Care and Counseling (Nashville: Abingdon, 1984), 103.


Иисуса заботили проблемы подобного рода. Он утверждал, что явился для того, чтобы мы имели жизнь, и жизнь с избытком89. В одном, быть может самом известном, стихе Священного Писания Иисус объявляет о цели, с которой Бог послал Своего Сына: «Дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную»90. Стало быть, Иисуса занимали две человеческие цели: жизнь с избытком на земле и жизнь вечная на небе.


89 Ин. 10:10.

90 Ин. 3:16.


Душепопечитель, последователь Иисуса Христа, имеет те же самые конечные цели: показать людям, как обрести жизнь с избытком, и говорить о вечной жизни, обещанной верующим. При серьезном отношении к Великому поручению возникает сильное желание видеть всех подопечных учениками Иисуса Христа. При серьезном отношении к словам Иисуса, нам, вероятно, останется лишь констатировать, что жизнь с избытком открывается только тем, кто стремится жить согласно Его учению.

Однако хорошо известно, что многие искренние христиане имеют жизнь вечную на небе, но жизни в избытке на земле пока не видели. Таковые нуждаются в душепопечении, что включает что–то еще, помимо проповеди веры или традиционного христианского образования. Такое душепопечение, например, помогает подопечным распознать неосознаваемые опасные установки, вырабатывает умение ладить с ближними и формирует новые отношения, направляет тех, кто стоит перед необходимостью принять важное решение или изменить жизненный уклад, а также демонстрирует способ мобилизации внутренних ресурсов во время внутреннего кризиса. Порой такое душепопечение, направляемое Святым Духом, может избавить подопечных от жалоб, нервозности, раздражения, сверхценных идей, картин прошлого и актуальных установок, блокирующих движение в сторону личностной зрелости. Для неверующих подобное душепопечение может стать «предшествующей евангелизацией»91, когда удаляются определенные препятствия к покаянию. Стало быть, проповедь веры и ученичество — это окончательные цели христианского душепопечительства, хотя и не единственные92.


91 Этот термин был предложен Фрэнсисом Шеффером в книге The God Who Is There (Chicago: InterVarsity, 1968).

92 Следует признать, конечно, что некоторые подопечные примут нашу психологическую помощь и отвергнут нашу проповедь христианской веры. Иисус испытал, должно быть, подобное с десятью прокаженными (Лк. 17:11–19), когда лишь один из десяти описанных в этом эпизоде подопечных вернулся к Нему. Следует также добавить, что в наиболее секуляризированных учреждениях христианскому душепопечителю возбраняется возвещать Благую весть. В подобных обстоятельствах христианское учение, по всей видимости, возвещается не напрямую. Если подопечный интересуется религией, христианин может рассказать о значении ученичества. Если запрещается даже косвенное христианское свидетельство, то некоторые христиане отказываются работать в таких условиях. С подобными проблемами пасторам и душепопечителям, работающим в христианских учреждениях, приходится сталкиваться редко.


Какие иные цели имеются в виду? Многие подопечные имеют весьма неопределенные представления о том, чего им хочется от душепопечения, за исключением мотива самопознания и улучшения самочувствия. Если их душепопечители тоже «хромают» в этом деле, такая терапия будет, несомненно, тщетной. Конкретные цели душепопечения зависят в основном от конкретных проблем подопечных, но все же можно выделить и общие цели, по крайней мере, следующие:

1. Самопознание. Познать себя зачастую означает сделать первый шаг на пути к исцелению. Бремя многих проблем человек возлагает на себя сам, по доброй воле, однако обратившийся за помощью может и не понимать, что многое он видит в ложном свете, действует, исходя из неправильных установок или ведет себя самоубийственно. Рассмотрим, к примеру, человека, который пришел к душепопечителю с такой жалобой: «Никто меня не любит». Но он и не осознает, что постоянные жалобы, досаждающие окружающим, и есть основная причина, по которой его отвергают. Одна из целей душепопечения — без предубеждений, очень тонко помочь подопечному понять подлинную картину происходящего в его душе и окружающем мире.

2. Общение. Хорошо известно, что в основе множества проблем супружеской жизни лежит разлад между мужем и женой. Это же истинно и не только в отношении брака. Многие люди не могут, или не хотят, общаться друг с другом. Вот почему подопечных следует побуждать находить точный и конструктивный общий язык друг с другом, учить их понимать друг друга и общаться на духовном уровне, обмениваясь чувствами, мыслями и установками. Такое общение состоит из точного самовыражения и должного, без искажений, восприятия сообщений, которые посылает ближний.

3. Обучение и изменение поведения. Поведение в большей мере (если не полностью) есть результат обучения. Душепопечение, стало быть, должно помочь подопечным в их попытках оставить неэффективные формы поведения и научиться новым, более эффективным. Такое обучение происходит при наставлении, через подражание душепопечителю или другому образцу, методом проб и ошибок. Иногда бывает необходимо разобраться с ошибками, которые подопечный совершает при этом. После такого разбора подопечного надлежит ободрить и убедить сделать новую попытку.

Допустим, вы работаете с молодым человеком, который боится представительниц противоположного пола. Известно, что умению назначить и провести свидание с девушкой можно научиться. Прочитав предыдущий параграф, вы можете рассмотреть конкретный способ помощи боязливому подопечному.

4. Самореализация. Некоторые авторы указывают на важную роль обучения подопечных оптимальному раскрытию и поддержанию своего потенциала. Это назвали «самореализацией». Некоторые душепопечители видят в самореализации цель человеческого бытия, всего человеческого рода в целом, независимо от того, нуждается тот или иной человек в душепопечении или нет. Христиане могут употреблять этот термин при одной существенной оговорке — должна происходить не самореализация, а «Христосореалпзация». Другими словами, цель бытия состоит в том, чтобы найти полноту во Христе, достичь предела своих возможностей, полностью раскрывая себя силой Святого Духа, ведущего нас к духовной зрелости93.


93 Steven A. Hamon, "Beyond Self–Actualization: Comments on the Life and Death of Stephen the Martyr", Journal of Psychology and Theology 5 (1977): 292–299.


5. Поддержка. Часто люди стремятся к вышеуказанным целям и действуют успешно, за исключением кризисных ситуаций и периодов чрезмерных внутренних и внешних нагрузок. Для этих людей бывают полезны периоды поддержки, одобрения и «несения бремени»; тогда у них появляется возможность восстановить свои личностные и духовные ресурсы для эффективного решения будущих жизненных проблем.

6. Духовная целостность. В своем руководстве по душепопечению Хауард Клайнбелл пишет, что сутью пастырских забот и душепопечения является помощь людям в обретении духовной чистоты и целостности94. Хотя разговоры о религии порой могут быть способом сокрытия подопечным личных психологических проблем, обратное утверждение так же истинно. Подопечные часто отказываются понять и допустить, что все человеческие проблемы имеют духовные корни95. Карл Густав Юнг как–то сказал, что среди его пациентов старше 35 лет «не было ни одного, чья проблема в истоке не оказалась проблемой поиска религиозного мировоззрения»96. Многие согласятся с этим. Следовательно, христианский душепопечитель становится духовным вождем, который направляет подопечных на путь духовного возрастания, помогает им в духовной борьбе и дает возможность находить веру и существенные ценности. Вместо диалога между душепопечителем и подопечным, христианин стремится к «трилогу», а это значит, что в центре эффективного служения людям он ставит Бога97.


94 Clinebell, Basic Types of Pastoral Care and Counseling, 103–137.

95 Ibid., 106.

96 Carl Jung, Modern Man in Search of a Soul (New York: Harcourt, Brace & Co., 1933), 269.

97 Wayne E. Oates, The Presence of God in Pastoral Counseling (Waco, Tex.: Word, 1986); см. также: Alan A. Nelson and William P. Wilson, "The Ethics of Sharing Religious Faith in Psychotherapy", Journal of Psychology and Theology 12 (Spring 1984): 15–23.


Душепопечение часто не бывает эффективным, если душепопечитель навязывает подопечным свои собственные цели. Будет лучше, если душепопечитель и подопечный станут сотрудничать, устремившись к совместно поставленным целям98. Эти цели должны быть конкретными (а не туманными), реалистичными и (если их несколько) распределенными в логической последовательности, которая определяет цели по порядку и, быть может, по срокам.


98 Gerald Corey, Marianne Schneider Corey, and Patrick Callanan, Issues and Ethics in the Helping Professions, 3d ed. (Monterey, Calif.: Brooks/Cole, 1988), 116–118.