Часть 3.. Проблемы развития

Глава 15.. Поздний возраст


...

Причины проблем позднего возраста

Пэт Мур, промышленный дизайнер; ей было 26 лет, когда она решила понять, как адаптируются люди к неизбежному ограничению физических возможностей в позднем возрасте и как в старости переживается отношение окружающих. Она начала с того, что обратилась к профессиональному гримеру, который научил ее пользоваться гримом и седым париком. Чтобы затуманить зрение, молодая женщина мазала глаза детской мазью. Чтобы представлять малоподвижность суставов, она носила под верхней одеждой шины, перевязанные бинтами, а чтобы хуже слышать, пользовалась ушными затычками. И вот, напоминая видом женщину, разменявшую девятый десяток, она начала выходить на городские улицы в плохую погоду. В течение трех лет, посетив в деловых поездках сотню с лишним городов четырнадцати штатов и двух канадских провинций, молодая женщина всякий раз старалась не упустить возможности провести несколько часов в облике старой женщины, чтобы исследовать то, как реагируют на это люди.

В ходе этих опытов Пэт Мур вступала в контакт со многими интересными людьми, проявлявшими чуткость к потребностям «пожилой» женщины. Она обнаружила, что пожилых людей тревожить способно многое, и одновременно убедилась, с ее слов, в том, «что старики ноют и жалуются обычно меньше (несмотря на то что поводов к тому имеют предостаточно) остальных людей, с которыми приходилось сталкиваться»714. Однажды Пэт была избита и ограблена группой подростков в возрасте 12–13 лет. К своему удивлению, нетерпимость и критическое отношение окружающих так запугали ее, что она стала соглашаться с тем, что стариков уважать не за что. Несколько раз она заходила в одни и те же магазины (в первый раз загримированная под старую женщину, во второй — без грима) и делала одинаковые покупки. И всякий раз продавцы относились к ней по–разному. Они проявляли большую нетерпимость и отрицательное отношение к «пожилой» Пэт Мур.


714 Pat Moore with Charles Paul Conn, Disguised!(Waco, Tex.: Word, 1985), 62.


Из этих наблюдений не следует делать вывода о том, что жизнь бывает трудной у всех стариков. Для многих поздние годы становятся временем умиротворения и счастья. Если процент депрессивных расстройств и самоубийств в позднем возрасте выше аналогичных показателей в младшем возрасте, то процент психических расстройств в позднем возрасте, по всей видимости, ниже, чем в более молодом715. Не все люди, достигшие 65 и более лет, одиноки и хворают, не все страдают от скуки и бедности, не все печалятся и не все проявляют интеллектуальную слабость или поддаются манипуляциям. Эти факты надо выделить, чтобы читатели, размышляя над сказанным, понимали, что в поздние годы подобные проблемы и бедствия преследуют не всех людей и не всегда.


715 David B. Larson, Alan D. Whanger, and Ewald W. Busse, "Geriatrics", in The Therapist's Handbook: Treatment Methods of Mental Disorders, ed. Benjamin B. Wolman, 2d ed. (New York: Van Nostrand Reinhold, 1983): 343–388.


Причины проблем позднего возраста можно сгруппировать в несколько категорий.

1. Органические причины. По мере старения наши тела теряют силу; вместе с тем процесс старения у разных людей происходит с разной скоростью. Физическая сила идет на убыль быстрее, если организм человека ослаблен перенесенными в прошлом болезнями и нарушениями иммунной системы. Организм изнашивается быстрее также вследствие гиподинамии (дефицита физических упражнений) или отсутствия отдыха, непрерывно действующих факторов загрязнения окружающей среды или нездоровых производственных условий, злоупотребления табаком и алкоголем. Иногда корнем зла выступают стрессы, мешающие нормальному функционированию организма, и всем известно также, что личные психологические установки могут оказывать значительное воздействие на тип и скорость развития хронических заболеваний716. Эти органические изменения можно рассмотреть, по крайней мере, с четырех сторон.


716 Дополнительные сведения по данному вопросу см.: Molly S. Wantz and John E. Gay, The Aging Process: A Health Perspective (Cambridge, Mass.: Winthrop, 1981); Siegfried Kra, Aging Myths: Reversible Causes of Mind and Memory Loss (New York: McGraw–Hill, 1986).


1) Косметические изменения. Серые и поредевшие волосы, потеря зубов, уменьшение веса, морщинистая кожа, в том числе мешки под глазами, темные пятна на кистях рук и запястьях являются изменениями, которые начинают появляться задолго до шестидесяти пяти лет, но в поздние годы этих проявлений старения уже не спрячешь или не сможешь проигнорировать их, как раньше. В условиях культуры, которая превозносит молодость и физическую привлекательность, эти свидетельства позднего возраста могут влиять на самооценку человека, чувство собственного достоинства и уверенность в безопасности. Проблема может усугубляться тем, что пожилые люди перестают заботиться о внешнем виде и опускаются так, что производят впечатление унылых, «как в воду опущенных» и неопрятных.

2) Сенсорные изменения. Хорошо известно, что старые люди уже не могут видеть или слышать, как могли раньше. Кроме того, отмечаются изменения вкуса и обоняния, малоподвижность суставов, нарушения двигательной функции, снижение физической силы, падение энергетического потенциала, замедление реакций, изменения кинестетической чувствительности (из–за чего пожилым людям труднее сохранять равновесие), а также заметные нарушения памяти. Эти изменения наступают исподволь (реже как «потрясение») и могут, как показала Пэт Мур, создавать существенные помехи при передвижении и езде.

3) Системные изменения. В физиологических изменениях и переменах можно убедиться на примере изменений органов и систем организма. Например, кости скелетной системы становятся хрупкими, перестают выдерживать прежние нагрузки и срастаются значительно медленнее, чем раньше. Двигательную активность пожилого человека часто ограничивает, порождая болевые ощущения, ревматоидный артрит. Миллионы женщин страдают от остеопороза, приводящего к болям, нарушениям движения и деформации позвоночника.

Другие изменения происходят в центральной нервной, сердечно–сосудистой, дыхательной, мышечной, репродуктивной системах и в желудочно–кишечном тракте. В процессе старения люди учатся адаптироваться к этим переменам. Например, они избегают пищи, которая может расстроить деятельность желудка, и принимают меры по предотвращению сердечных приступов и других сердечно–сосудистых болезней.

Вместе с тем иногда органические перемены порождают старческую ипохондрию. Пожилые ипохондрики большей частью жаловались на плохое здоровье и в молодые годы, однако в поздние годы их больше тревожит состояние организма и затраты на медицинскую помощь. В результате они много говорят о симптомах и посещают врачей, хотя в лечении не нуждаются717.


717 Paul T. Costa, Jr., and Robert R. McCrae, "Hypochondriasis, Neuroticism, and Aging: When Are Somatic Complaints Unfounded?" American Psychologist 40 (January 1985): 19–28.


4) Сексуальные изменения. В процессе старения репродуктивные возможности организма слабеют, однако было бы неверным считать, что при этом уменьшается сексуальный интерес и половая активность. Пожилые люди нуждаются в физической близости и человеческих связях в той же мере, что и молодые. Сексуальные переживания, приносящие удовлетворение, возможны в поздние годы для обоих полов718.


718 K. Ludeman, "The Sexuality of the Older Person: Review of the Literature", Gerontologistll (1981): 203–208; см. также: Edward M. Brecher, Love, Sex, and Aging (Boston: Little, Brown, 1983).


Действительно, пожилые пары достигают сексуальной разрядки не так быстро, как в молодые годы, да и сила ее может уменьшаться, и все же у многих пожилых в процессе старения сексуальная активность и способность получить удовлетворение нарастают. Шутки о старости как о «времени, когда человек флиртует с девушками, хотя не помнит зачем» или о сексе в зрелые годы и позднее как о закономерном переходе «от трехразового секса в неделю к одноразовому с третьей попытки и далее хотя бы как–нибудь»*719 — все это юмор пополам с горечью, который считает половое общение в пожилом возрасте как нечто вредное или распутное. Именно в этом уверены многие пожилые люди, и потому избегают любого полового общения, физической близости и тактильных проявлений нежности к партнеру по браку720.


719 Игра слов «tri–weekly, to try–weekly, to try–weakly».

720 Barbara P. Payne, "Sex and the Elderly: No Laughing Matter in Religion", Journal of Religion and Aging 3 (Fall–Winter 1986); 141–152.


5) Болезни и недомогания. Многие годы этот период рассматривался как время развития неизбежных хронических недомоганий, заболеваний, приводящих к инвалидности и утрате мобильности. Но думать так было бы неверно. Согласно различным исследованиям, по крайней мере половина всех людей в возрасте от 75 до 84 лет не имеют таких проблем со здоровьем, которые требовали бы особого ухода или как–то ограничивали бы их активность. Даже с наступлением поздней старости, то есть в возрасте старше 85 лет, более трети опрошенных сообщают об отсутствии существенных ограничений, связанных с плохим здоровьем. Большая часть пожилых людей (около 80 процентов людей старше 65 лет) отмечают у себя по крайней мере одно из четырех основных хронических заболеваний пожилого возраста (артрит, высокое кровяное давление, падение слуха и заболевание сердца), однако все это органические изменения, к которым многие люди приспосабливаются без резкого снижения активности или перемены стиля жизни721.


721 Anastasia Toufexis, "Older — But Coming on Strong" Time, 22 February 1988, 76–79.


Такая оптимистическая картина не должна скрывать реальности общих органических проблем, которые действительно возникают с возрастом. В конце концов в процессе старения большинство людей страдают от многих болезней, как, например, рак или серьезные сердечные недомогания, и время от времени те или иные органы начинают «выходить из строя». Всякая болезнь может порождать тревогу, ограничивать подвижность и приводить в уныние. Если человек здоров, то поздние годы могут стать для него интересным и приятным периодом жизни, когда же болен — то ужасным и тоскливым722.


722 Lewis Aiken, Later Life (Philadelphia: Saunders, 1978), 28.


2. Психофизиологические причины. Тысячи научно–исследовательских изысканий предпринимались с целью определить степень снижения творческой силы, памяти, интеллектуальных способностей и возможностей обучаться723. Хорошо известно, что время реакции у престарелых людей увеличивается, мышление протекает с меньшей скоростью, новые идеи усваиваются с трудом, медленно формируются новые навыки и значительно снижается объем кратковременной памяти. Однако нередко престарелым людям, опирающимся на мудрость, те или иные отклонения в умственной деятельности компенсировать все–таки удается. Прилагая дополнительные усилия, в поздние годы они способны творить, проявлять интеллектуальную восприимчивость и способность к обучению724. Однажды известный психолог Б. Ф. Скиннер, выступая перед переполненной аудиторией на съезде психологов, говорил о собственном методе адаптации к переменам в старости; в связи с этим он перефразировал мудрое высказывание Самьюэла Джонсона следующим образом: «Господа, стареющий лектор как собака, ходящая на задних лапах. Она делает это не очень хорошо; но вы все удивляетесь тому, что она вообще может вытворять такое»725.


723 Многие из этих исследований обобщены в книге: J. Е. Birren and К. W. Schaie, eds., Handbook of the Psychology of Aging, 2d ed. (New York: Van Nostrand Reinhold, 1985); см. также: John W. Santrock, Adult Development and Aging (Dubuque, Iowa: William C. Brown, 1985); Leonard W Poon, ed. Aging in the 1980s: Psychological Issues (Washington, D.C.: American Psychological Association, 1980); Kra, Aging Myths.

724 Все больше свидетельств поступает в пользу того, что познавательные способности и навыки разрешения проблем в поздние годы мало зависят от календарного возраста и определяются скорее такими факторами, как уровень образования, интеллектуальная активность, вербальные способности и совместная деятельность; см.: Tannis Y. Arbuckle, Dolores Gold, and David Andres, "Cognitive Functioning of Older People in Relation to Social and Personality Variables", Psychology and Aging 1 (March 1986): 55–62; Steven W. Cornelius and Avshalom Caspi, "Everyday Problem Solving in Adulthood and Old Age", Psychology and Aging 2 (June 1987); 144–153.

725 См.: АРА Monitor (October 1982).


Процесс снижения умственной активности в позднем возрасте особенно заметен в повседневных ситуациях, когда пожилому человеку приходится принимать быстрые решения, например, тормозить во избежание опасности. Зная об увеличении времени реакции, многие люди привыкают действовать осторожно, что сердит многих водителей более молодого возраста, движущихся за водителем пожилого возраста.

Компенсировать ухудшающиеся умственные способности, однако, удается не всегда, так что некоторые люди и не пытаются это сделать. Старому человеку, обреченному на тоскливое пенсионное бездействие, опечаленному смертью друзей и расстроенному невозможностью перемещаться, не остается ничего другого, как предаваться мечтаниям о «добрых старых временах». Настоящее порождает тревогу, а на будущее мало надежды, так что остается обращаться к прошлым воспоминаниям, которые искажаются временем, так как человеку свойственно забывать о болезненном и неприятном. Подобное бегство в прошлое иногда содействует дезориентировке и одряхлению, которые вначале могут быть скорее психологическими, чем органическими.

В прошлом душепопечители были склонны игнорировать или опускать, казалось бы, бесконечные, наводящие тоску и монотонные рассказы старых людей о былом. Однако в последнее время геронтологи и другие специалисты пришли к выводу, что воспоминания, особенно те из них, которые обсуждают и которыми делятся, могут помочь старым людям, обращаясь к прошлому, достигать лучшего понимания настоящего и будущего726.


726 Mark Kaminsky, The Uses of Reminiscence: New Ways of Working with Older Adults (New York: Haworth Press, 1984).


3. Экономические причины. С выходом на пенсию человек перестает трудиться на производстве; для многих это означает уменьшение доходов, снижение жизненного уровня, что вынуждает приспосабливаться к пенсионной шкале оплаты, часто отстающей от роста инфляции. В книге, посвященной проблеме старения населения Америки (эта книга была удостоена Пулитцеровской премии), один писатель повествует о трагедии миллионов людей, которые живут в обществе изобилия, но, старея, превращаются в нищих727. Это ведет к росту преступности среди пожилых людей; многие из них начинают красть, поскольку это остается для них, по всей видимости, единственным способом выжить728.


727 Robert N. Butler, Why Survive? Being Old in America (New York: Harper & Row, 1975).

728 Joan Wolinsky, "The Offender as Victim", АРА Monitor (May 1982): 17, 32; в этой статье сообщается о первой такого рода конференции по вопросам преступности в зрелом возрасте.


Подобное экономическое положение порождает такие проблемы, как необходимость искать место проживания, доступное по цене; средства для оплаты расходов на медицинское обслуживание, транспортные расходы и для поддержания контактов с друзьями, а также проблемы самоуважения, возникающие при нехватке средств и, возможно, при необходимости обращения за общественной помощью. Экономические проблемы и нужды людей пожилого возраста являются предметом особого интереса и заботы социальных работников и социологов, которые наблюдают пагубные последствия финансовых затруднений в позднем возрасте729.


729 См., напр.: Beth В. Hess and Elizabeth W. Markson, Aging and Old Age (New York: Macmillan, 1980); and Louis Lowry. Social Work with the Aging: The Challenge and Promise of the Later Years, 2d ed. (New York: Longman, 1985). Согласно последним исследованиям, эти социальные перемены представляются одновременно и парадоксальными, и обнадеживающими: A. Piferand L. Bronte, Our Aging Society: Paradox and Promise (New York: Norton, 1986).


4. Межличностные причины. Чтобы адекватно действовать, люди нуждаются в людях, с которыми можно встречаться и делиться мыслями и чувствами. Окружающие помогают нам, ободряют, не дают отрываться от реальности и позволяют ощущать себя нужными другим.

У многих престарелых людей происходит резкое уменьшение числа подобных социальных связей. Выход на пенсию изолирует человека от профессиональной среды. Друзья и родственники, включая супруга, часто умирают, оставляя переживших их старых людей без сверстников, от которых могла бы исходить моральная поддержка. Ухудшение здоровья не дает возможность оставить дом, а друзья могут поменять место жительства; между тем взрослые дети бывают иногда слишком заняты, слишком далеко, а иногда слишком критически настроены, чтобы поддерживать с ними связь. Все это ведет к тому, что старые люди, бывает, уклоняются от социального общения, чувствуя, что они теперь никому не нужны, бесполезны, а иногда и к эгоцентризму, способному приблизить преждевременную смерть. Тенденция самоизоляции от ближних может наблюдаться даже в интернатах для престарелых, где людей окружают другие старики. И, наоборот, как показывают исследования, старые люди, которые имеют одну или более близких связей, чувствуют себя счастливее, лучше приспособлены к среде и имеют лучшее психическое здоровье, чем те, кто не имеет подобных доверенных лиц730.


730 Dennis Pelsma and Mary Flanagan, "Human Relations Training for the Elderly", Journal of Counseling and Development 65 (September 1986): 52, 53.


Объективные данные свидетельствуют, что многие люди в поздние годы подвергаются жестокому обращению в интеллектуальном, финансовом и физическом смысле со стороны детей и других членов семьи. Большинство подобных жертв слишком слабы, чтобы защитить себя, не могут или не хотят доносить о жестоком обращении с собой и часто попадают в зависимость от тех, кто причиняет им боль и оскорбляет. Мало найдется подобных проблем, которые возбуждали бы такое великое сострадание и гнев отзывчивых душепопечителей731.


731 Select Committee on Aging, Elder Abuse: A National Disgrace (Washington, D.C.: U.S. Government Printing Office, 1985); Grant L. Martin, Counseling for Family Violence and Abuse (Waco, Tex.: Ward, 1987); Jane E. Myers and Barbara Shelton, "Abuse and Older Persons: Issues and Implications for Counselors", Journal of Counseling and Development 65 (March 1987): 376–380. Оскорбление и жестокое обращение подробно освещены в гл. 20 и в книге: Магу Joy Quinn and Susam К. Tomita, Elder Abuse and Neglect: Causes, Diagnosis, and Intervention Strategies (New York: Springer, 1986).


5. Причины, обусловленные всеобъемлющей самооценкой. На основании впечатлений, полученных во время опытов с переодеванием, Пэт Мур решила, что наихудшим проявлением старости, быть может, является «ошеломляющее чувство, что все вокруг дают тебе понять, что ты никому не интересен». Медленное передвижение «старухи», казалось, изводило людей с таким постоянством, что временами она не могла не приходить к мысли: «Вы правы; от меня одни проблемы. Я действительно ничего не стою по сравнению с вами, так что мне лучше уйти с вашей дороги как можно быстрее, а то вы рассердитесь на меня»732.


732 Moore, Disguised!76.


Уверенность и самоуважение старых людей часто подрываются недоразумениями и предрассудками людей, полагающих, что старые люди слишком дряхлы, чтобы принимать решения, заниматься полезным трудом, творить новое, брать ответственность на себя или отправляться в далекое путешествие в одиночку. Когда с пожилыми людьми обращаются как с детьми и считают их некомпетентными, им легко почувствовать себя бесполезным и незначительным. Нет ничего удивительного в том, что многие старые люди имеют о себе низкое мнение и считают себя ничего не стоящими людьми733.


733 James A. Thorson and Bruce J. Horacek, "Self–Esteem, Value, and Identity: Who Are the Elderly Really?" Journal of Religion and Aging 3 (Fall–Winter 1986): 5–16.


Согласно некоторым свидетельствам, законодатели, представители средств массовой информации, профессионалы из сферы психологии и медицины, верующие, рекламодатели, торговцы, предприниматели и даже академические психологи — все виновны в возрастной дискриминации. Возрастная дискриминация — это одно из предубеждений, которое унижает старость, приводит к дискриминационным действиям в отношении пожилых людей, на основании того, что «молодые лучше». Как и любая другая, возрастная дискриминация порождает проблемы у своих жертв и усугубляет процесс дальнейшего снижения самооценки старого человека734.


734 В мартовском (1988 г.) выпуске журнала «American Psychologist» помещено несколько статей, посвященных возрастной дискриминации; см. напр.: Douglas С. Kimmel, "Ageism, Psychology, and Public Policy", American Psychologist 43 (March 1988): 175–178.


Для одних важнейшим событием, повлиявшим на снижение самоуважения, становится выход на пенсию. Выход на пенсию, с нетерпением ожидаемый и доставляющий многим людям удовольствие, может стать намеком на то, что общество считает их слишком дряхлыми, чтобы они могли трудиться, после чего их доходы и чувство самоуважения в существенной степени понижаются.

Милдред Ванденбург — уверенная в себе христианка, приступившая к миссионерскому служению в позднем возрасте, однажды так описала три этапа отхода от активной деятельности735. Стадию поднимайся–и–иди можно назвать временем восторженного участия в различных предприятиях, проектах и путешествиях, которые ты давно хотел совершить, но из–за работы и других обязанностей оставлял на будущее. Не понимая этого, люди постепенно скатываются в стадию отчего–это–мне–так–скучно, в которой самым важным становятся удобства и все меньше хочется предпринимать некие необязательные усилия. Затем, как пишет Ванденбург, «если не пробиться самой и не сделать себе карьеру или если кто–то не выведет тебя из апатии и летаргии, ты вступаешь в третью и последнюю стадию — полный провал».


735 Mildred Vandenburgh, Fill Your Days with Life (Ventura, Calif: Regal, 1975), 95.


Этот доходчивый анализ ведет к хорошо обоснованному заключению: есть большая разница в том, как разные люди адаптируются к пенсионному возрасту и соответствующим изменениям самооценки. Находясь в определенной зависимости от факторов здоровья, финансовой стабильности, социальных установок и меры жизненного успеха, некоторые люди радостно встречают выход на пенсию и, умея справляться с тревогой, могут наслаждаться золотыми годами. У других успехи в совладании со стрессом пенсионного возраста не такие большие. Неспособные или нежелающие смело встретить бедствия позднего возраста, эти люди гневаются, осуждают себя и винят других в несчастьях и трудностях бытия и в своих неудачах в достижении целей. Эти люди обладают низкой самооценкой и часто впадают в депрессию736.


736 Morton A. Lieberman and Sheldon S. Tobin, The Experience of Old Age: Stress, Coping, and Survival (New York: Basic Books, 1983). Беглый обзор с описанием депрессивных расстройств и других важных проблем зрелого возраста можно найти: Peter М. Lewinsohn and Linda Ten, Clinical Geropsychology: New Directions in Assessment and Treatment (New York: Pergamon, 1983).


Однако и здесь мы наблюдаем индивидуальные различия. Оказывается, люди, которые лучше всех адаптируются к пожилому возрасту, были хорошо адаптированы к жизни еще перед выходом на пенсию, имели реалистическое понимание собственных сил и слабостей, продумали и провели определенную подготовку к этому периоду прежде, чем он наступил; они положительно оценивали собственную личность и в молодости. Приспособленность, социальные установки и отношение к собственной личности в возрасте сорока и младше лет могут быть наилучшим прогностическим признаком, указывающим на то, каким будет человек в последующие десятилетия.

6. Специфические факторы. Как влияет на пожилых людей техника? Какое воздействие оказывают стремительные социальные перемены на людей, которым хотелось бы, несмотря на замедление темпа жизни, не отставать от современности? Не приведут ли технические достижения к возникновению у пожилых людей дополнительных проблем?737 Недавно руководящий работник одной из корпораций говорил о своем разочаровании на тридцать первом году работы в компании. «Я обладаю всем необходимым опытом в своем бизнесе, — размышляет он, — однако свежеиспеченные выпускники колледжа, знакомые с новшествами компьютерного мира и информационного поиска, представляют для компании ценность, вероятно, большую во многих отношениях».


737 Этот вопрос обсуждается: Gari Lesnoff–Caravaglia, "Liberation or Repression", Generations: In–Depth Views of Issues in Aging 11 (Fall 1986): 12–14.


Технологические сдвиги — это лишь один из примеров особых забот738, которые осложняют жизнь некоторым пожилым людям. Для многих адаптация к жизни в поздние годы осложняется расизмом, дискриминацией по половому признаку, алкоголизмом, ограничением физических возможностей, включая глухоту и слепоту, ограничением отношений с соседями, преступностью, политической коррупцией или некомпетентностью, снижением государственных ассигнований, повреждением дома или местными предрассудками в отношении пожилых граждан. Душепопечители часто игнорируют подобные вопросы, но как раз они–то и оказывают сильное влияние на многих пожилых людей.


738 Этот термин используют: Robert N. Butler and Myrna I. Lewis, Aging and Mental Health, 3d ed. (St. Louis: Mosby, 1982).


7. Духовные и экзистенциальные факторы. Процесс старения, ухудшение здоровья и уход из жизни друзей — все это сталкивает нас лицом к лицу с реальностью и неизбежностью смерти. Для многих это означает также и сам по себе страх смерти, и болезненную неопределенность о существовании или отсутствии жизни после смерти. Некоторые достигают старости с бременем вины и с горечью былых неудач, с которыми не умеют справиться. Один пенсионер описал, как он пришел к мысли, что «теперь на самом деле уже ничто не зависит» от него. Это заставляет его задаваться вопросом, зачем ему теперь заниматься чем–то, если даже до всего того, что он совершил на протяжении предыдущей жизни, никому и дела нет. Из–за этого он впал в депрессию и занялся поиском смысла жизни лишь теперь, когда достиг позднего возраста739.


739 Robert Kastenbaum, "The Search for Meaning", Generations: In–Depth Views of Issues in Aging 11 (Spring 1987): 9–13.


Именно в это время церковь и могла бы помочь старым людям, но многие из них уже не в силах посещать церковные богослужения. Если они и появляются в церкви, то в собраниях, где делают упор на молодежные программы, семейные служения и клубную активность супружеских пар, они чувствуют себя нежеланными, к ним там относятся неприветливо. Даже проекты церковных зданий со множеством высоких ступенек и без туалетов на первом этаже прозрачно намекают на то, что старых людей (особенно с проблемами) здесь не жалуют. Церквам следует стремиться удовлетворять духовные нужды пожилых людей, не умножая их страданий740.


740 Обсуждение вопроса о роли церкви в работе с пожилыми людьми см.: Carl LeFever and Perry LeFever, eds., Aging and the Human Spirit: A Reader in Religion and Gerontology (Chicago: Exploration Press, 1981); and Michael C. Hendrickson, "The Role of the Church in Aging: Implications for Policy and Action", Journal of Religion and Aging 2 (Fall–Winter 1985–1986): 5–16.


Последствия позднего возраста

Чтобы понимать переживания стареющих людей, душепопечитель может воспользоваться одним из наиболее действенных методов — смотреть на жизнь их глазами. Задайтесь вопросом, каким было бы ваше самочувствие, если бы у вас исчезало здоровье, не было возможности заняться полезным трудом, доходы ваши постоянно уменьшались, друзья уходили из жизни, интеллектуальная активность и мобильность падали. Прочувствуйте, что стоит за словами «быть одиноким, отвергнутым обществом», в котором нет почтения к старости, и жить в районе, где растет преступность, причем у вас нет ни сил, ни проворства, чтобы бежать или защитить себя. Если представить себе возможные мысли и чувства старого человека, можно лучше понять последствия старения. От этого можно стать более благожелательным и действенным душепопечителем.

О последствиях старения, касающихся представлений о самом себе, эмоций, межличностных отношений, стиля жизни и умственных возможностей, уже упоминалось. Процесс старения может привести также к дополнительной тревоге о будущем, жалости к себе, материальным затруднениям, депрессивных расстройствам настроения и иногда к попыткам самоубийства. Суицид среди пожилых людей, особенно мужского пола, весьма распространен741; кроме того, в последнее время нарастает, по всей видимости, число убийств из милосердия членами семейств, которые тяжело переживают страдания любимых людей в старческом возрасте742.


741 Nancy J. Osgood, "Suicide and the Elderly", Generations: In–Depth Views of Issues in Aging 11 (Spring 1987): 47–51; Edward Paul Cohn, "Suicide among the Elderly: The Religious Response", Journal of Religion and Aging 3 (Fall–Winter 1986): 165–180.

742 Bruce Hilton, "As Funds for Elderly Dry Up, Mercy Killing Rises", Chicago Tribune, 25 January 1987.


В фундаментальном труде, посвященном исследованию отношения пожилых людей и церкви, Роберт М. Грей и Дейвид Моберг дали обобщенную картину последствий старения:

Отсутствие почтения к престарелым гражданам, все больший акцент на молодежных проблемах и автоматизация производства лишили десятки тысяч пожилых американцев той или иной социальной роли в нашем обществе. Эти проблемы, а также масса других, на которые имеются ссылки в этой книге и других материалах, усугубляют чувство отчаяния, столь часто встречающееся у пожилых людей. Они приходят к разочарованию и утрачивают иллюзии, когда наступает «время жатвы»; они находят, что так называемые «золотые годы» являются периодом относительной бедности; чувствуют себя не у дел, переживают из–за невозможности участвовать по мере сил в экономической жизни страны; расстроены уменьшением доходов, что обычно происходит с выходом на пенсию, и проживают в некомфортабельном и нездоровом жилье; так что нет ничего удивительного в том, что большинство пожилых людей так плохо приспособлены к жизни. Перед церковью стоит огромной важности задача — помочь в решении проблем, связанных с экономическим положением множества наших престарелых сограждан743.


743 Gray and Moberg, The Church and the Older Person, 35; приводится с разрешения.