Часть 1.. Общие вопросы

Глава 2.. Душепопечитель и душепопечение


...

Уязвимость душепопечителя

Душепопечение было бы легким занятием, если бы всякий подопечный и впрямь стремился бы получить помощь, был честен и во всем сотрудничал с душепопечителем. К сожалению, такое встречается отнюдь не всегда. Некоторые подопечные сознательно или бессознательно стремятся манипулировать душепопечителем, срывать его замыслы или просто отвергать сотрудничество с ним. Для последнего же это словно ушат холодной воды, ведь он хочет достичь поставленной цели и его усилия могут увенчаться успехом лишь тогда, когда люди изменятся в лучшую сторону. Работать с теми, кто сопротивляется и отказывается от сотрудничества, всегда трудно. Соглашаясь помогать таким подопечным, мы встаем на путь, чреватый противоборством, ведь они могут употреблять нас в сугубо собственных интересах, а это означало бы наше поражение.

Имеется три широко распространенных способа, с помощью которых подопечные могут подрывать замыслы душепопечителя, умножая число его уязвимых мест.

1. Манипуляция. Некоторые, мастерски контролируя ближних, добиваются от них всего, что им хочется. Рассказывают о неуверенном в себе молодом душепопечителе, который хотел приносить людям пользу. Не желая носить ярлык, который приклеили его предшественнику — «Наплеватель», он решил угождать всем и каждому. Встречи становились все дольше и происходили все чаще. Вскоре душепопечитель начал звонить своим подопечным по телефону, бывал у них «на побегушках», делал за них покупки и давал им в долг; они же постоянно благодарили своего душепопечителя, не упуская возможности потребовать от него всякий раз чего–то большего.

Мало пользы от душепопечителя, позволяющего манипулировать собой. Люди, манипулирующие таким душепопечителем, часто делают это тонко и умело; манипуляция для них может быть образом жизни. Душепопечитель должен давать отпор манипулятивной тактике, не поддаваться ей, а обучать подопечных способам общения, приносящим большую пользу.

По всей видимости, душепопечителю было бы разумно постоянно задаваться следующими вопросами: «Кто манипулирует мной?» «Не вышел ли я за круг обязанностей душепопечителя?» «Что в действительности хочется моему подопечному?» Порой люди просят помочь им в разрешении той или иной проблемы, а в действительности покушаются на ваше внимание и время, чтобы либо заручиться вашим одобрением своего греховного или иного опасного поведения, либо найти в вас опору, сделав своим союзником в семейном конфликте. Иногда люди будут приходить к вам в надежде на то, что супруги, члены семьи или начальники, вовлеченные в конфликт, перестанут осуждать их поведение, когда узнают, что они нуждаются в душепопечении. Заподозрив такое мошенничество, или манипуляцию, разумно будет обсудить этот вопрос с подопечным (будучи готовым к тому, что он, по всей видимости, станет противоречить вам), а затем выстраивать душепопечение в определенном смысле иначе, чтобы предотвратить потенциальную манипуляцию или использование душепопечителя в своих интересах. По всей видимости, так оно и есть, потому что «люди, действительно нуждающиеся в помощи, не бывают требовательными», недобросовестными и манипулятивными50.


50 William Е. Hulme, "The Counselee Who Exploits the Counselor", Pastoral Psychology (Sunt 1962): 31–35.


2. Контртрансфер. (Фрейд в свое время предложил специальный термин — трансфер, что означает перенос пациентом страстного влечения на своего терапевта. — Примеч. ред.) Контртрансфер имеет место, когда собственные потребности душепопечителя начинают выступать в качестве фактора, искажающего процесс лечения. Если сеанс душепопечения становится плацдармом для решения ваших собственных проблем, подопечные вряд ли могут рассчитывать на вашу помощь, а вы будете говорить или действовать так, что впоследствии пожалеете об этом.

Предположим, вы испытываете сильное половое влечение или романтическое чувство к вашему подопечному; вы склонны взять его под защиту; между встречами вы предаетесь мечтам и грезам о нем; вы находите способ отгородиться от подопечных, которые вам несимпатичны, и уделяете дополнительное время и умышленно затягиваете встречи с другим, которому симпатизируете; вы нуждаетесь в любви и одобрении со стороны подопечного или чувствуете такую близость к нему, что не можете отличить своих чувств от его. Все вышеперечисленное может говорить о том, что ваши личные потребности и проблемы вторглись в ваше служение51. Быть может, вы попали в сильную эмоциональную зависимость от своего подопечного и ваша объективность (а это значит и результативность душепопечения) уже утрачена.


51 Превосходный обзор этих вопросов см.: Corey et al., Issues and Ethics, 46–53.


Время от времени подобные тенденции может находить в себе всякий душепопечитель. Своевременно распознать эту опасность — значит сделать первый шаг к предупреждению сложных ситуаций и обезопасить себя. Небесполезно также обсудить эти опасности с проницательным другом или коллегой–душепопечителем. Эти люди помогут вам взглянуть на себя как бы со стороны и проанализировать проблемы, которые могут препятствовать вашему душепопечительству52.


52 A. F. X. Calabrese, "Countertransference", in Baker Encyclopedia of Psychology, ed. David G. Benner (Grand Rapids, Mich.: Baker, 1985), 254, 255.


3. Сопротивление. Часто люди идут к душепопечителю в расчете на немедленную помощь; однако, видя, что окончательное избавление от их боли требует времени, усилий и еще большей боли, они начинают противодействовать душепопечению. Иногда подопечные противодействуют душепопечителю, не желая избавиться от своих проблем, которые приносят им определенные выгоды (повышенное внимание к собственной персоне со стороны окружающих, компенсация нетрудоспособности, ограниченная ответственность и более изысканные «удовольствия», например, возможность усложнить существование своим ближним)53. Поскольку успешно проведенное душепопечение лишает подобных преимуществ, подопечный не сотрудничает с душепопечителем.


53 Armand M. Nicholi, Jr., ed., The Harvard Guide to Modern Psychiatry (Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1978), 9.


Далее, встречаются люди, которые чувствуют себя сильными и испытывают удовлетворение от того, что могут расстроить замыслы ближних, в том числе и профессиональных душепопечителей. Они часто и в разных ситуациях пытаются убедить себя: «Мне уже ничто не поможет, ну чем этот душепопечитель лучше меня, ведь у него сб мной ничего не вышло?» Итак, вы продолжаете работать с таким человеком, он же притворяется, что сотрудничает с вами, но результатов никаких.

В процессе душепопечения психологические защитные механизмы подопечного начинают сдавать. Это порождает в нем сопротивление, беспокойство, гнев и неповиновение, которые не всегда осознаются. Если сопротивление продолжается, требуется более фундаментальное исследование.

Если подопечный относительно хорошо адаптирован, то его сопротивление может стать темой открытого, пусть и осторожного обсуждения. Подопечный должен при этом осознать, что только он (а не душепопечитель) несет в конечном счете ответственность за успех или неуспех. Душепопечитель обеспечивает определенность взаимоотношений, не уходит в оборону, понимая, что результат функционирования душепопечителя и человека не всегда прямо пропорционален видимым успехам.

Как душепопечители, мы всегда сможем реагировать на потенциальные проблемы, если будем часто и в разных ситуациях задавать себе (и друг другу) вопросы, подобные следующим54:


54 См.: Eugene Kennedy, On Becoming a Counselor (New York: Seabury, 1977).


• Что заставляет меня утверждать, что этот человек — наихудший (наилучший) из всех, с кем я занимался душепопечительством?

• Чем объясняется то, что мы (я или мой подопечный) всегда опаздываем?

• В чем причина, что мы (я или мой подопечный) затягиваем (сокращаем) установленную ранее продолжительность встреч?

• Не слишком ли остро я реагирую на то, что говорит этот подопечный?

• Не скучно ли мне наедине с этим подопечным? Если скучно, то по чьей вине — моей, его или нас обоих?

• Почему я всегда не соглашаюсь (соглашаюсь) с этим подопечным?

• Хочу ли я процесс душепопечения с этим подопечным завершить (или продолжить, несмотря на то что все сроки уже вышли)?

Психология bookap

• Не стал ли я испытывать слишком большую симпатию к этому подопечному?

• Не думаю ли я об этом подопечном слишком часто между встречами, не мечтаю ли о нем и не выказываю ли излишний интерес к этой личности или этой проблеме? Если да, то почему?